Хамелеоны из ″штази″ на трубе из России | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 13.01.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Хамелеоны из "штази" на трубе из России

Мрачную картину рисует фильм "Система". Ключевые решения в экономике принимают заговорщики, которые с гэдээровских времен сохранили нужные связи. Теперь они жмут из подполья на рычаги, лоббируя свои интересы.

Искушение властью. Кадр из фильма Система

Искушение властью. Кадр из фильма "Система"

В политизированные семидесятые годы политтриллер был особо популярен в итальянском кино. Режиссер Франческо Рози не побоялся показать на киноэкране неаполитанскую мафию, коррумпированных судей и промышленников. В США "по шапке" досталось спецслужбам, которых Сидни Поллак в фильме "Три дня Кондора" с Робертом Редфордом представил как реальную угрозу внутренней безопасности американского общества.

В немецком кино политических триллеров подобного масштаба до сих пор не было. Возможно, потому, что проводить прямые параллели с реальной действительностью в Германии затрудняет закон, строго преследующий нарушение прав личности. А может быть, немецким режиссерам просто не приглянулся этот жанр? Как бы там ни было, в титрах немецких кинокартин, даже далеких от большой политики, обязательно присутствует строчка с предупреждением, что любое сходство с реальной жизнью – случайное совпадение. То есть, если кто и узнает себя на киноэкране, то создатели картины тут ни при чем. У Франческо Рози никогда не было "случайных" параллелей...

Вся правда о Шредере?

Марк получил заманчивое предложение. Кадр из фильма Система

Марк получил заманчивое предложение. Кадр из фильма "Система"

Иное дело Марк Баудер (Marc Bauder). Этот немецкий режиссер пришел из документального кино и свой первый художественный фильм "Система: все понять, значит - все простить" (Das System – Alles verstehen heisst alles verzeihen) называет политическим триллером. События в нем напрямую связаны с газопроводом "Северный поток", по которому российский газ с ноября 2011 года течет через Балтийское море в Европу.

Тема не только актуальная, но и амбивалентная, если вспомнить какой резонанс вызывало это строительство вообще, и, в частности, скандал вокруг Герхарда Шредера (Gerhard Schröder), который в бытность свою канцлером Германии активно лоббировал проект, а потом ушел на работу в международный консорциум, главным из акционеров которого является российский монополист "Газпром".

Режиссер утверждает, что фильм снят по мотивам реальных фактов, собранных в ходе тщательного расследования. Для наглядной убедительности в фиктивную канву кинокартины искусно вплетены кадры документальной хроники, в которых мелькает и Герхард Шредер, и нынешний канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel), которая вместе с президентом Дмитрием Медведевым открывала "Северый поток". Впрочем, участие реальных политиков в фильме этим мельканием и ограничивается. В центре картины с многообещающим названием стоит 20-летний Марк, в жизни которого громко аукнулось гэдээровское прошлое его родителей.

Искушение властью

Тайные встречи в отеле Нептун. Кадр из фильма Система

Тайные встречи в отеле "Нептун". Кадр из фильма "Система"

Марк живет на берегу Балтийского моря по дну которого протянут трубопровод, в Ростоке, городе сером и унылом от панельных многоэтажек. О социалистическом прошлом он имеет столь же смутное представление, как и о своем будущем. Молодой герой нашего времени явился на свет в год воссоединения Германии и понятия не имеет о том, что такое Trabant и политбюро. Он ворует и курит траву на крышах многоэтажек, мечтая о лучших временах в компании со своим лучшим другом.

Во время очередной кражи Марка застает врасплох хозяин дома. Но вместо того, чтобы сдать взломщика в полицию, респектабельный бизнесмен делает ему предложение, перед которым тот не может устоять. Так начинается деловое сотрудничество мефистофельского типа господина, который пытается получить заказ на строительство трубопровода для российского газа на территории федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания, и его юного помощника, который помогает ему шантажировать нужных людей. У Бёма есть доступ к секретным досье "штази", которые бывшие функционеры ликвидированного Министерства безопасности ГДР в свое время под шумок перенесли к себе на дачу. И эти досье Бём умело использует для достижения своих целей.

Марк в тайнике на даче. Кадр из фильма Система

Марк в тайнике на даче. Кадр из фильма "Система"

Марк не совсем понимает интриги, которые плетет его новый наставник, но ему нравится игра, в которую втянул его Бём. Этот тайный мир заговорщиков, которые с гэдээровских времен сохранили нужные связи и жмут из подполья на рычаги, добиваясь лоббирования своих интересов. Не задавая лишних вопросов, Марк меняет джинсы на костюм, берет в руки пистолет, ради власти и денег чуть не предает собственную мать, а к своему новому другу начинает испытывать почти родственные чувства.

Впрочем, чем больше узнает он о Бёме, тем больше узнает он и о прошлом своей семьи, о том, что его отец, которого он уже не помнит, работал, как и Бём, на "штази", был лучшим другом Бёма и погиб при загадочных обстоятельствах. Разумеется, Марк хочет узнать, чем занимался и почему умер его отец, почему молчит мать, отказываясь признаваться в давнем знакомстве с Бёмом. В тайных архивах гэдээровских спецслужб обнаруживается не только полезный для бизнеса компромат, но и правда о прошлом семьи Марка. И тут возникает вопрос: а способен ли Марк, все поняв, еще и простить, оставить все в прошлом?

В стороне от большой политики

Поиски ответов на эти вопросы уводят фильм "Система" в дебри психологической драмы о молодом человеке, переживающем радикальную переоценку ценностей на пороге во взрослую жизнь. Ничего нового про "кумовство" в политике и бизнесе зритель не узнает. Ничего конкретного фильм "Система" не скажет и на такие крайне любопытные темы, как внешний шпионаж ГДР, новая жизнь гэдээровской номенклатуры, стратегические планы "Газпрома" и степень зависимости немецких федеральных властей от "нетворкинга" в мире капитала и большой политики.

Фильм показывает мелких пешек, вроде Бёма, манипулирующего людьми под дудку своих таинственных заказчиков, и зомбиобразного хозяина дачи, где хранятся секретные досье. Но откуда и куда тянутся нити, на которых исполняют "заказные" танцы послушные марионетки, об этом можно только гадать, потому что настоящие хозяева жизни остаются абстрактными фантомами за кадром.

Отель Нептун в Варнемюнде. Кадр из фильма Система

Отель "Нептун" в Варнемюнде. Кадр из фильма "Система"

В пресс-релизе к фильму "Система" Марк Баудер упоминает, что управляющий директор Nord Stream AG Маттиас Варниг (Matthias Warnig) до падения Берлинской стены работал во внешней разведке Министерства госбезопасности ГДР, а в 1990 году уже состоял на службе у Dresdner Bank и первым получил лицензию для иностранного банка в Санкт-Петербурге, где тогда заправлял делами Владимир Путин. "Это только один из множества примеров на тему о преемственности элиты", - подчеркивает режиссер.

В отеле "Нептун", в экранной копии которого Бём шантажирует нужных ему людей, останавливались Вилли Брандт (Willi Brandt), Уве Баршель (Uwe Barschel), Фидель Кастро. "Здесь люди занимались глобализацией еще до того, как был придуман этот термин", - говорит Марк Баудер словами одного из героев своего фильма. О тайных связях между капиталистическим Западом и социалистическим Востоком, о махинациях во время воссоединения Германии и о новых переплетениях капитала и политики было хорошо известно и до Баудера. Все это, по словам режиссера "открытая книга". Но как из нее сделать увлекательный фильм? "В этом и заключалась главная трудность", - признается режиссер.

Фильм не расскажет о том, как подружился Герхард Шредер с "чистой воды демократом" Владимиром Путиным, а газопровод "Северный поток" провисит на втором плане так и не выстрелившим чеховским ружьем. Политически подкованный зритель сам сделает выводы о том, насколько далеки друг от друга власть и мораль в обществе победившей демократии, а ценитель авторского кинематографа оценит по достоинству актерскую игру и тоскливые постсоциалистические пейзажи, резонирующие с холодом человеческих душ, на которые прошлое отбрасывает свои длинные тени. В этом фильме слишком мало большой политики и настоящей интриги, чтобы быть истинным политтриллером, но он оправдывает свое существование, как очередная драма на любимую немцами тему о преодолении раздела страны на две Германии.

Автор: Элла Володина
Редактор: Марина Борисова

Контекст

Ссылки в интернете

Реклама