Светлана Алексиевич: «Единственная форма сопротивления - сохранить себя как личность» | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 18.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Светлана Алексиевич: «Единственная форма сопротивления - сохранить себя как личность»

Интервью с белорусской писательницей о создании в Беларуси второго официального Союза писателей

default

Как Вы относитесь к идее создания второго официального Союза писателей, который, возможно, возглавит Николай Чергинец?

Эта идея висела в воздухе уже давно и какое-то сопротивление, пусть вялое, прежний Союз писателей оказывал. Однако особенно за последний год все настолько в бессилии, депрессии и в безволии. То есть сопротивляющаяся признала свое поражение. По-моему, Союз писателей остался единственной организацией, которая не загнана в угол. Это уже назревало. Я думаю, писательский раскол был уже давно. В этом нет ничего удивительного.

Насколько для белорусских писателей важны такие творческие союзы?

Я думаю, что в настоящей социалистической, полуавторитарной системе Союз писателей – это все-таки организация, которая ничего не способна будет дать. Возможно, власть начнет приручать и подкармливать этих «хороших» писателей, что на первых порах очевидно. Однако это долго не продлится, поскольку писатели уже не являются для нее каким-то сопротивляющим материалом. У нас человек привык быть, грубо говоря, быть в каком-то коллективе. Это не так, как на Западе, где каждый писатель отвечает за себя. Для того типа писателей, которые были созданы в советское время, на которых ориентирована наша власть, наверняка, это будет некий символ, некий знак.

В настоящее время Вы проживаете в Германии. В свое время Вы годами проживали за границей Василь Быков, Алесь Рязанов, Владимир Некляев… Свидетельствует ли это о том, что в Беларуси мастерам пера невозможно работать? Раньше говорили, что, наоборот, тяжелые условия стимулируют творческую деятельность. Как Вы думаете?

Несмотря на то, что я уже пять лет нахожусь за границей, я абсолютно убеждена, что жить надо дома. Я хочу жить дома и могла бы там жить. Я не могу сказать, что за мной там кто-то бегает с автоматом Калашникова. Власть, которая зависит только от одного человека, от его настроения, взглядов, характера, - это опасная власть. Многие мои друзья от нее пострадали, некоторые исчезли вообще. Что касается меня, я уехала за границу, поскольку поняла, что я - пленница баррикад. А с баррикад видна только мишень. Ты не видишь цветной мир, цветного человека. Я хотела расширить зрачок, увидеть мир. Я не люблю, когда делается акцент только на политическом. К сожалению, жизнь все время вытаскивает на улицу. Я думаю, что в ближайшее время вернусь домой, и буду продолжать там заниматься творчеством.

Как Вы думаете, какие перспективы у творческой интеллигенции Беларуси в нынешних условиях при нынешнем режиме?

Я думаю, сейчас поле общественного сопротивления абсолютно сократилось. Запрещены газеты и «Народная Воля», и «Наша Нива», закрыты многие общественные организации. В этих условиях осталась единственная форма сопротивления - сохранить себя как личность и стараться делать свое дело. Будут новые времена, никто не поменял законы жизни. Они такие же вечные и необратимые, как законы природы. Нельзя позволить себе впасть в депрессию, как многие люди, которых я знаю в Беларуси.

Контекст

Реклама