Рассказ о фармацевтической компании «Берлин-Хеми», выпускающей лекарства для России и Восточной Европы | Рынок и человек | DW | 05.05.2004
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Рынок и человек

Рассказ о фармацевтической компании «Берлин-Хеми», выпускающей лекарства для России и Восточной Европы

05.05.2004

Сегодня мы поговорим о расширении Европейского Союза, немецких лекарствах и стоимости жизни в крупнейших городах ЕС. Вы узнаете, какие надежды связывают деловые круги ФРГ с приёмом в Союз десяти новых членов, познакомитесь с восточногерманской фармацевтической компанией «Берлин-Хеми», которая делает ставку на рынки бывших соцстран, в том числе и на российский, а в заключение сравните потребительские цены в Лондоне, Берлине и Варшаве.

Итак, расширение ЕС, о необходимости которого так долго говорили сторонники единой Европы, свершилось. Оценивая это событие, и оптимисты, и скептики сходятся в одном: увеличение состава Европейского Союза до 25 членов непременно повлечёт за собой широкомасштабные экономические изменения на нашем континенте. Деловые круги ФРГ убеждены, что они от этих изменений в конечном счёте только выиграют. Эту точку зрения разделяет и экономический обозреватель «Немецкой волны» Карл Завадский (Karl Zawadzky): он тоже считает, что расширение ЕС таит в себе больше шансов, чем рисков, хотя риски, безусловно, есть.

Приём в ЕС восьми стран Центральной и Юго-Восточной Европы, а также средиземноморских островов Мальта и Кипр, привёл к созданию крупнейшего в мире единого экономического пространства. В нём проживают 450 миллионов человек – это на 74 миллиона больше, чем в Европейском Союзе прежнего состава, и на 30 миллионов больше, чем в североамериканской зоне свободной торговли Nafta. И хотя только что принятые страны с экономической точки зрения не являются тяжеловесами, они, тем не менее, увеличат валовой внутренний продукт ЕС на 433 миллиарда евро в год.

Правда, тут сразу же становится очевидной серьёзная проблема: если увеличение численности населения на 20 процентов ведёт к повышению валового внутреннего продукта всего лишь на 5 процентов, то это означает, что чисто арифметически средний показатель ВВП на душу населения в новом, расширенном Европейском Союзе снизился.

Казалось бы, какое дело европейцам до подобных статистических тонкостей. Однако на практике они означают усиление социально-экономического расслоения внутри ЕС.

В Европейском Союзе прежнего состава регион с самым высоким валовым внутренним продуктом на душу населения был в пять раз богаче самого бедного региона. Теперь, после расширения, разрыв увеличился до девятикратного. К тому же большинство новых членов ЕС мало развиты с промышленной точки зрения – их народные хозяйства пока имеют ярко выраженную аграрную направленность.

Вот этот увеличившийся разрыв между бедными и богатыми в рамках одного союза, одной организации может привести к тому, что отстающие станут тормозить преуспевающих, или, попросту говоря, сядут им на шею. Это – реальная опасность. С другой стороны, есть надежда, что вступление в элитный клуб станет мощным стимулом для десяти новых членов ЕС.

Если они хотят догнать старых членов ЕС по уровню благосостояния, им придётся провести структурные изменения гигантского масштаба. Немецкий институт экономических исследований в Берлине подсчитал, что в такие важные для современной инфраструктуры сферы, как телекоммуникация, транспорт, энергетика, водоснабжение и охрана окружающей среды, новым членам ЕС необходимо вложить по меньшей мере 400 миллиардов евро. Основную часть этих средств новички должны выделить из собственных бюджетов, помощь Европейского Союза составит лишь небольшую долю.

Карл Завадский ссылается на официальные подсчёты Европейской Комиссии, согласно которым в ближайшие три года Германии придётся дополнительно выделять на финансовую помощь новым членам ЕС ежегодно не более одного миллиарда евро.

Это – стоящая инвестиция, особенно для немецкой экономики. Ведь она специализируется на выпуске промышленного оборудования, в котором новые члены ЕС как раз очень нуждаются, а также на производстве высококачественных потребительских товаров, о которых мечтают жители только что вступивших в Европейский Союз государств. Иными словами: модернизация инфраструктуры и промышленности приведёт в этих странах к повышенному спросу на средства производства, а возникновение активно расходующего деньги среднего класса позволит увеличить сбыт потребительских товаров.

Таким образом, подчёркивает Карл Завадский, от нынешнего расширения Евросоюза Германия как страна с ориентированной на экспорт экономикой выиграет в наибольшей степени, и опыт последних лет, когда государства Восточной Европы активно готовились ко вступлению в ЕС, это подтверждает.

В только что вступившие страны идут уже 9 процентов немецкого экспорта – столько же, сколько и в США. В свою очередь, импортные закупки стран Центральной и Восточной Европы примерно на 30 процентов состоят из немецкой продукции.

Экономический обозреватель «Немецкой волны» не склонен преувеличивать опасность того, что теперь многие немецкие фирмы переведут значительную часть своего производства в Восточную Европу, потому что рабочая сила там дешевле, и это усугубит проблему безработицы в самой Германии.

Действительно, растущая активность немецких предприятий в Восточной Европе ведёт к потере рабочих мест в Германии. С другой стороны, возможность производить комплектующие детали за границей по более низким ценам повысит конкурентоспособность немецких предприятий на мировом рынке, позволит им увеличить свои экспортные поставки и в конечном счёте приведёт к созданию новых рабочих мест в Германии.

Итак, оптимизм экономического обозревателя «Немецкой волны» Карла Завадского и в целом деловых кругов Германии по поводу расширения ЕС связан прежде всего с надеждами на новые рынки сбыта.

Впрочем, многие немецкие фирмы не стали дожидаться даты официального приёма в Европейский Союз бывших соцстран и начали осваивать эти рынки ещё в 90-е годы. Я хочу представить вам одну из, увы, немногих бывших гэдээровских фирм, которые сейчас процветают. И процветает она именно потому, что сделала ставку на Восточную Европу.

Прошлый 2003 год стал для компании Берлин-Хеми (Berlin-Chemie) лучшим годом в истории фирмы: её оборот приблизился к отметке в полмиллиарда евро, она завершила строительство ещё одного цеха по производству лекарств и приняла на работу более 800 новых сотрудников, рассказывает председатель правления акционерного общества Берлин-Хеми Райнхард Уппенкамп (Reinhard Uppenkamp).

В 2003 году число наших работников перевалило за отметку в 3200 человек и тем самым впервые превысило уровень 89-го года. Это показывает, что реструктуризация нашего предприятия, которая на первом этапе сопровождалась сокращением штатов и другими болезненными мерами, прошла очень успешно и заложила прочную основу для дальнейшего роста. Наши нынешние успехи объясняются ещё и тем, что каждый евро, который мы зарабатываем, мы имеем возможность вновь вкладывать в наше предприятие – в новые рабочие места, в обучение персонала, - причём вкладываем мы эти средства весьма эффективно.

Эту возможность – реинвестировать в производство получаемую прибыль – компании Берлин-Хеми предоставил её стратегический инвестор: крупнейший в Италии фармацевтический концерн Menarini Group. Он купил бывший гэдээровский комбинат вскоре после воссоединения Германии, в 1992 году. Берлин-Хеми находилась тогда в очень сложном положении: в социалистические времена компания специализировалась на поставках лекарств в Советский Союз. Распад СССР и острейший экономический кризис на всём постсоветском пространстве привели к тому, что комбинат буквально за пару месяцев потерял свой фактически единственный рынок сбыта. Казалось, что компании со столетними традициями - Берлин-Хеми была основана в 1890 году – в новых условиях не выжить. Однако итальянский концерн Menarini Group не только предоставил купленной фирме необходимые финансовые средства, но и помог ей выработать новую бизнес-стретегию. Её суть состояла в том, чтобы, опираясь на опыт работы в социалистическом лагере, начать последовательно осваивать рынки всех восточноевропейских стран и одновременно попытаться вернутся в Россию.

Мы ещё тогда, в 92-м году, верили в потенциал этих стран. Это сейчас Восточная Европа у всех на устах, а тогда далеко не каждое

солидное предприятие среднего бизнеса шло в этот регион. А мы – пошли! В каждой интересовавшей нас стране мы наняли одного сотрудника из местных специалистов: в Польше - поляка, в России – русского, - и вокруг них начали шаг за шагом развивать свою коммерческую деятельность.

В результате сегодня компания Берлин-Хеми имеет представительства в более чем 20 странах: от Албании и Белоруссии до Украины, Хорватии и Эстонии. На территории России у Берлин-Хеми в общей сложности более 200 сотрудников. Это и не удивительно: восточногерманская фирма входит сейчас в десятку лидеров на российском рынке лекарственных препаратов. Таким образом, всего за десятилетие работы в новых условиях Берлин-Хеми сумела восстановить свои былые позиции в России. Здесь она известна прежде всего своими препаратами для лечения заболеваний щитовидной железы и сердечно-сосудистой системы, а также сахарного диабета. Кроме того, потребители хорошо знают её лекарства безрецептурного отпуска – такие, как Фастум гель против ушибов и ревматических заболеваний или, скажем, противопростудные средства Бромгексин и Фалиминт. Все эти препараты выпускаются на фабриках компании Берлин-Хеми, расположенных в берлинском районе Адлерсхоф. Здесь находятся как штаб-квартира, так и головное предприятие компании.

Мы придаём особое значение тому, что сейчас в нашей большой команде трудятся представители 72 национальностей. Среди них очень важную роль играют наши восточногерманские сотрудники. В большинстве своём они сохранили свои прежние позиции. Этих сотрудников отличает совершенно особое качество: они чрезвычайно гибко реагируют на любые изменения производственного процесса...

...говорит председатель правления компании Берлин-Хеми Райнхард Уппенкамп. Иными словами, за годы социализма восточные немцы научились импровизировать на рабочем месте и быстро приспосабливаться к меняющимся условиям труда. А это, как видим, неоценимое качество в ситуации, когда речь идёт о борьбе за выживание или об освоении новых рынков. Справившись с этими задачами, компания Берлин-Хеми поставила перед собой новые цели: к 2007-му году утроить объёмы производства и войти в группу ведущих фармацевтических фирм Германии.

Сегодняшний разговор о расширении Европейского Союза я хочу завершить новейшими данными об уровне цен в столицах теперь уже 25 государств ЕС. Эти данные наглядно подтверждают уже прозвучавший в этой передаче тезис об увеличившемся разрыве между богатыми и бедными членами Союза.

Самым дорогим столичным городом в Европейском Союзе был и остаётся Лондон. Здесь расходы на повседневную жизнь примерно на треть выше, чем в Люксембурге, который до 1-го мая являлся самой дешёвой столицей ЕС. Теперь же, после приёма десяти новых членов, самым выгодным для жизни столичным городом в Союзе стала Варшава. К такому выводу пришли эксперты Статистического ведомства ФРГ. Они произвели свои расчёты, опираясь на потребительские привычки жителей Германии, а за единицу измерения взяли индекс розничных цен в Берлине. И оказалось, что в германской столице - весьма умеренный уровень цен. На территории Европейского Союза прежнего состава ещё ниже цены только в упоминавшемся уже Люксембурге, в Мадриде и в Лиссабоне. Во всех остальных столичных городах жизнь дороже: где на 10, где на 15, а в Лондоне даже на 28 процентов дороже. Однако после расширения ЕС Берлин из нижней части списка переместился в середину, потому что в столицах всех новых членов Евросоюза жизнь дешевле, причём зачастую весьма значительно. В Варшаве, например, она на 28 процентов дешевле, чем в Берлине. Ближе всего к западноевропейскому уровню цены на Кипре, в Никосии, однако и здесь они почти на 5 процентов ниже, чем в столице Германии.