Почему пол-Европы судится с ″Газпромом″ из-за цен на газ | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 18.05.2016

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Экономика

Почему пол-Европы судится с "Газпромом" из-за цен на газ

Нефтяная привязка стремительно уходит в прошлое, но российская компания предпочитает с одними партнерами договариваться, а с другими вести арьергардные арбитражные бои.

Сразу пять европейских импортеров российского газа инициировали с мая прошлого года арбитражные разбирательства против "Газпрома". Пересмотра цен на газ требуют датская компания DONG Naturgas A/S, польская PGNiG, турецкая BOTAŞ Petroleum Pipeline Corporation, голландская Gas Terra B.V. и базирующаяся в Лондоне Shell Energy Europe. Это следует из опубликованного 16 мая отчета компании за 1-й квартал 2016 года.

Арбитражных разбирательств могло быть не пять, а семь

Впрочем, арбитражных разбирательств из-за формулы цены могло бы быть не пять, а даже семь. Просто с двумя партнерами "Газпром" не стал доводить дело до суда и в марте-апреле этого года урегулировал споры. Это французская компания Engie S.A., а также давний и крупнейший немецкий покупатель российского газа концерн E.on. Точнее говоря, образованная в ходе его разукрупнения самостоятельная компания Uniper, которой E.on, среди прочего, передал весь свой бизнес с Россией.

Владимир Путин и Алексей Миллер открывают газопровод

Россия традиционно делает ставку на трубопроводный газ и нефтяную привязку

Итак, возникает по меньшей мере два вопроса: почему, во-первых, "Газпром" спорит сейчас о ценах чуть ли не со всеми своими западноевропейскими партнерам и почему, во-вторых, в одних случаях он находит возможность договориться, а в других готов несколько лет ждать решения арбитража.

Начнем с того, что в арбитражах нет ничего необычного или предосудительного: это цивилизованный способ разрешения разногласий, а они в бизнесе неизбежны. Специфика данной ситуации состоит в том, что все споры связаны с одной темой: с формулой цены на газ.

За десять лет газовый рынок Европы кардинально изменился

"Газпром" в своих долгосрочных контрактах по традиции придерживается формулы, сформировавшейся в Западной Европе в 60-е годы прошлого века в обстановке, когда газовый бизнес был слабо развит, а потому ни о каком ликвидном рынке с нормальным рыночным ценообразованием не могло быть и речи. Поэтому цены на газ привязали тогда к другому энергоносителю - нефти.

Однако за прошедшие с тех пор полвека отрасль кардинально изменилась. В Европе сформировался рынок газа, на котором конкурируют между собой компании из довольно большого числа стран, поставляющие голубое топливо уже не только по трубопроводам, как раньше, но и по морю в сжиженном виде. В таких условиях нефтяная привязка утратила свое былое значение, а на первый план вышли так называемые спотовые цены, формирующиеся в центрах торговли газа (хабах) на основе спроса и предложения.

Танкер с сжиженным природным газом

Благодаря росту поставок сжиженного природного газа в Европе доминируют теперь спотовые цены

В опубликованном в начале мая докладе Международного газового союза (IGU) подчеркивается, что Европа является одним из тех регионов, где в последнее время произошли наиболее существенные изменения в механизмах ценообразования. Если в 2005 году 78 процентов газа продавалось на европейском рынке с нефтяной привязкой, то в 2015 году - лишь 30 процентов. Доля спотовых цен за те же десять лет выросла с 15 до 64 процентов.

"Меняются технологии, меняются структуры, поэтому совершенно логически встает вопрос о пересмотре устаревших элементов давних долгосрочных контрактов", - отметил эксперт по энергетике Аналитического центра Deutsche Bank (DB Research) во Франкфурте-на-Майне Йозеф Ауэр (Josef Auer), объясняя в беседе с DW причины участившихся арбитражных споров между "Газпромом" и его партнерами в Европе.

Какие факторы влияют на уступчивость "Газпрома"?

Но ведь цены на нефть обвально снизились. Разве европейские импортеры в такой ситуации от нефтяной привязки не выигрывают? Нет, подчеркнул аналитик DB Research, поскольку газ подешевел еще больше. В результате партнерам "Газпрома" зачастую приходится вести бизнес себе в убыток, приобретая российский газ дороже, чем затем удается продать его конечным потребителям, ориентирующимся на уровень спотовых цен.

И это - вовсе не временное явление, убежден Йозеф Ауэр: "Газа на рынке уже сейчас очень много, а в перспективе будет еще больше, поэтому низкие цены на него куда более вероятны, чем низкие цены на нефть". В такой ситуации "Газпрому" "нет никакого смысла настаивать на условиях долгосрочного контракта, что может в конечном счете разорить партнера", указывает эксперт.

По его мнению, в Москве это понимают: "У меня такое впечатление, что "Газпром" стал в отношениях со своими основными покупателями в Европе намного более гибким". Иными словами, он в большей мере учитывает спотовые цены. Исследования российских экспертов такой вывод подтверждают. По подсчетам Института энергетики Высшей школы экономики и Института энергетических исследований РАН, "Газпром" с начала 2009 до середины 2015 года 65 раз пересматривал контракты с 30 европейскими компаниями. В том числе с тем же концерном E.on, которому в 2012 году из Москвы вернули порядка 1 миллиарда евро.

И вот теперь - договоренность с Uniper. Но почему именно с этой компанией удалось выработать "новую систему расчета цены", как обтекаемо выразился в беседе с DW ее пресс-секретарь Георг Опперман (Georg Oppermann)? Думается, сказались как размеры этого партнера на важнейшем для "Газпрома" немецком рынке, так и участие Uniper, равно как и французской Engie S.A., в приоритетном для Москвы газопроводном проекте "Северный поток-2".

Правда, заместитель председателя правления "Газпрома" Александр Медведев в беседе с российским агентством РИА "Новости" в середине апреля отрицал подобную взаимосвязь: "Это совпадение. С кем-то переговоры шли дольше, с кем-то быстрее". Однако трудно поверить в то, что российский концерн, ведя арьергардные бои за нефтяную привязку, не руководствуется соображениями корпоративной стратегии и большой политики. Следуя этой логике, можно предположить, что договоренность с компанией Shell, тоже участвующей в "Северном потоке-2", будет достигнута раньше, чем с польской PGNiG и уж тем более с турецкой BOTAŞ.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:35

Как Путин уговорил немцев на "Северный поток-2"? (29.10.2015)