Опера, написанная для Екатерины Второй, произвела фурор в Берлине | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 14.02.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Опера, написанная для Екатерины Второй, произвела фурор в Берлине

Забытый шедевр Томмазо Траэтты, придворного композитора императрицы Екатерины Второй, увенчал серию барочных открытий на берлинской сцене и поразил свежестью не только музыкальной мысли.

Сцена из спектакля

Сцена из спектакля

Стоит музыкальному директору Берлинской государственной оперы (Staatsoper), дирижеру Даниэлю Баренбойму, отправиться на традиционные гастроли с оперным оркестром, как на сцену его театра выходят исполнители барочных спектаклей. Так это сложилось здесь уже двадцать лет назад, когда было принято мудрое решение не интегрировать входящее в моду барокко в структуру текущего репертуара, а предоставить ему отдельное место. С тех пор из года в год бельгийский дирижер Рене Якобс (Rene Jacobs), его играющий исключительно на старинных инструментах ансамбль "Академия старинной музыки" и идеально подобранный "каст" солистов представляют публике в первой половине февраля один из шедевров домоцартовской эпохи.

Сцена из спектакля

Сцена из спектакля

В последние годы это были, главным образом, оперы Монтеверди и Генделя. Для текущего (кстати, юбилейного, двадцатого) сезона Якобс выбрал почти не известную оперу итальянского композитора Томмазо Траэтты "Антигона". "Антигона" была написала для санкт-петербургских Императорских театров, с успехом исполнена в 1772 году и с тех пор фактически забыта.

"Я не верил, что дойдет очередь и до Траэтты"

- признается российский исследователь эпохи барокко Павел Луцкер. Казалось, что опера говорит на слишком ином языке, чем наш, современный. Автором либретто "Антигоны" был аббат Марко Кольтеллини, решивший переселиться в Петербург, поскольку его обет безбрачия плохо согласовывался с наличием четырех очаровательных дочерей. Кольтеллини обратился к античному сюжету из трагической жизни семейства фиванского царя Эдипа: двое братьев, Этеокл и Полигоник, гибнут в поединке за корону. Власть в Фивах захватывает Креонт, Этеокл по его распоряжению похоронен с почестями, а тело Полигиника предано поруганию. Этого не могут вынести их сестры Антигона и Исмена. Старшая - Антигона - нарушает запрет и хоронит брата. Теперь ее ждет смерть: тиран Креонт неумолим. Но Антигона - возлюбленная сына Креонта. Кровавый античный сюжет обретает в прочтении Траэтты формат гуманистической драмы, в центре сюжета - трагическая любовь и жертва Антигоны и сына Креонта (в опере он носит имя Эмонэ).

Рене Якобс

Рене Якобс

Дирижер Рене Якобс говорит, что постановка "Антигоны" Траэтты была мечтой его жизни: "Это могла бы быть трагедия Вольтера! Сюжет глубоко связан с идеей просвещения. И финальное раскаяние тирана Креонта - это не только дань условностям жанра (opera seria требовала "счастливого конца"). Это раскаяние у Траэтты естественным образом вырастает из логики музыки".

Предшественник Моцарта и поклонник русской хоровой культуры

"Антигона" Томмазо Траэтты считается реформаторской оперой. Композитор, представитель неаполитанской школы, решил по-новому взглянуть на соотношение между содержательной стороной и бельканто, баланс речитативов и арий, вернув выразительность "музыкальной речи". Музыковедение полагает, что ранние оперы Траэтты побудили Глюка к написанию "Орфея и Эвридики", и созданное ими "поле свободы" проложило путь Моцарту. "Нам легко рассуждать с высоты нашего времени, - усмехается Рене Якобс. - Я вижу в Траэтте гениального творца, действовавшего исключительно из собственных творческих побуждений". По словам дирижера, оперу отличает необыкновенное изобилие прекрасных мелодий и богатство форм: ни одна ария не имеет той же структуры, что и другая. "Антигона" в целом очень хорошо выстроена драматически. Плюс (это неожиданность в такого типа сочинениях) мощные и в высшей степени трогательные хоры.

Антигона

Антигона

Последние связаны с особенностью сцены, для которой писалась опера. В западноевропейских театрах тех времен почти не было хоров, а вот при дворе Екатерины Второй содержалась добрая сотня певчих. "Все иностранные музыканты, приезжавшие в Россию, оказывались покорены мощной хоровой культурой страны и начинали писать хоры. Так поступил и Траэтта, - рассказывает Павел Луцкер. - "Антигона" - опера масштабная. И, мне кажется, маэстро Якобс нашел идеальный баланс между этой масштабностью и тонким лиризмом камерных ансамблей и арий".

Музыка начинает и побеждает

Музыка явно взяла верх над сценой в этом спектакле, за постановочную часть которого отвечала живущая в Берлине болгарский режиссер Вера Немирова. В своей первой барочной работе она ограничилась скупым инструментарием "режиссерского" театра: пустая сцена, условно современные костюмы, тиран Креонт в игрушечной короне восседает на подобии судейского кресла. Феномен музыки Траэтты, однако, заключается в том, что она действительно выстраивает собственный спектакль, делая условный сюжет трогательным и психологически выразительным. Как всегда, безупречен выбор вокалистов. Якобс, сам бывший певец, делает это особенно тщательно. Звезда спектакля - американский контр-тенор Беюн Мета (кстати: двоюродный племянник дирижера Зубина Меты) в роли Эмонэ.

В целом постановка действительно оставляет ощущение открытия. С ощущением легкой философской грусти уходит слушатель после спектакля, отдавая себе отчет в том, что мы, подобно двору Екатерины Второй, стали слушателями музыки, которая после оваций снова покорно уйдет в небытие на следующие десятилетия. Впрочем, барочная музыка и не писалась на века. В сущности, ее время закончилось тогда, когда появился гений, имя которому было Моцарт.

Автор: Анастасия Буцко
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Ссылки в интернете

Реклама