1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Памятник Пушкину
Фото: Fotolia/ V.Y.

Незамусоленный Пушкин

Дарья Брянцева
11 мая 2012 г.

Латвийский режиссер Алвис Херманис замахнулся на "святое" и поставил на сцене берлинского театра Schaubühne сентиментально-смешную комедию "Евгений Онегин".

https://p.dw.com/p/14pl9

"Онегин" - старый наш приятель. И, как это ни прискорбно, большинству сильно поднадоевший. Тяжки воспоминания о замусоленных книжных страничках с пометкой на полях "письмо Татьяны - наизусть". Как избавить сознание от засиженных мухами стереотипов? Как научиться по-новому воспринимать то, чем нас в пору "надежд и грусти нежной" так долго и упорно мучили умудренные опытом учителя русского языка и литературы?

Алвис Херманис, театральный режиссер из Латвии, замахнулся на "святое" и поставил на сцене берлинского театра "Шаубюне" (Schaubühne) сентиментально трогательную и невероятно смешную комедию "Евгений Онегин". Не путать с оперой Чайковского! У Херманиса получился полноценный драматический спектакль на 105 минут живого смеха.

"Русский" Пушкин и "их" Пушкин

В России Пушкин - икона, на которую обязаны молиться все: от писклявых школьников - до литературоведов со стажем. Говорить о том, что Пушкина не знаешь или не любишь, неприлично. При этом к пониманию его творчества в полной мере люди приходят, как правило, в зрелом возрасте, когда начинают перечитывать, когда способны оценить тончайшую иронию и красоту языка. Для большинства же он так и остается по сути "школьным" поэтом массового интереса, что очень жаль.

Алвис Херманис
Алвис ХерманисФото: picture-alliance/dpa

Пушкина в Германии знают значительно меньше, чем Достоевского, Толстого или Чехова. Их здесь и в театрах ставят чаще, и во время учебы проходят более полно. А "Евгений Онегин" немцам известен практически исключительно как опера Чайковского. В общем, задача перед постановщиками в Берлине стояла непростая. И решили они ее блестяще, вплетя пушкинский текст в общеобразовательный рассказ о России первой половины XIX века.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля: сон ТатьяныФото: Thomas Aurin

Постановка

Актеры появляются на сцене в современной, каждодневной одежде, превращаясь в своих персонажей постепенно, облачаясь прямо на сцене в корсеты и парики. Публике рассказывают, какими были настоящие денди, как часто люди мылись, как готовились к свиданиям, балам, походам в оперный театр. Каким был распорядок дня великосветского молодого человека? О чем мечтали девушки и что писали в альбомах, когда они гадали и почему верили снам? Кто такой был Пушкин, каких женщин он любил, кто застрелил его на дуэли?

В сознании зрителя сменяют друг друга картинки с березками, уютными лавочками в садах, грязными и разбитыми петербургскими улицами, громкой музыкой балов, шепотом тайных встреч. Мелькают парики и букли, платья с высокой талией и белоснежные мужские чулки, веера и книжки с красивыми закладками. Французская речь и русская брань, запах пота людского и конского, лай собак на охоте, банки с вишневым компотом и шкуры убитых медведей. И среди этой быстрой карусели - цитаты из "Онегина", незаметно и ненатужно ведущие рассказ о любви.

Убитая горечью любовного поражения Таня поедает на сцене арбуз. Некрасиво чавкая и грязно обливаясь розовым соком, она снижает трагический пафос, превращаясь в обычную девчонку, расстроившуюся и потерянную, словно героиня романа "Дневник Бриджит Джонс" с ее шоколадными оргиями…

После спектакля остается очень милое и легкое послевкусие, как после молодого вина, не успевшего "загрузиться" многолетним томлением. Пушкин – словно вечный мальчик на нескончаемом балу непритязательных страстей, воспевающий красоту женских ножек и узких талий.

Сцена из спектакля: Ленский, Онегин, Татьяна и Ольга едят арбуз
Сцена из спектакля: Ленский, Онегин, Татьяна и Ольга едят арбузФото: Thomas Aurin

Идея

Идея поставить в Берлине немузыкального "Онегина" принадлежит театру "Шаубюне". Алвиса Херманиса на роль постановщика выбрали не случайно. Он уже прославился на немецкоязычном пространстве нетривиальными, умными и очень трогательными постановками русской классики.

Огромную работу проделала автор инсценировки Карола Дюр (Carola Dürr). По ее словам, она собрала для спектакля такое количество фактического материала о пушкинском времени, что его легко бы хватило на докторскую диссертацию: "Думаю, ждать от немецкой публики того понимания Пушкина, которое есть в России, не имеет смысла. Чего действительно можно достичь за полтора часа, так это проявления интереса к тексту произведения и к его автору".

Карола Дюр
Карола ДюрФото: Igor Pitinin

Если честно, редко в каком российском театре увидишь столь трогательную любовь ко всему русскому, столь большое желание постичь время, избежав при этом пошлых клише и педагогической скуки. "Что привлекает немцев в русской литературе? Особая манера вести повествование и экзотика мира, описываемого в этих произведениях, - отмечает Карола Дюр. - Это целый космос идей и представлений, отличных от тех, что мы имеем в западной литературе. Некоторые вещи постичь просто невозможно".

Трудно сказать, что именно увидели в этой инсценировке берлинские зрители и гости немецкой столицы, но смеялись они, практически не прекращая, все полтора часа, а после спектакля наперебой восторгались пушкинской легкостью, доступностью языка и потрясающим чувством юмора постановщиков. Очень бы хотелось, чтобы российскому зрителю тоже представилась возможность увидеть этот сценический шедевр. Возможно, многие взглянули бы на творчество Пушкина свежими, не измученными школьной программой глазами.

"Ах, Александр Сергеевич, милый,
Ну что же Вы нам ничего не сказали
О том, как искали, дерзали, любили…"

А каково ваше отношение к творчеству Пушкина? Пишите нам: feedback.russian@dw.de

Пропустить раздел Еще по теме
Пропустить раздел Близкие темы
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Заправка дизельным топливом

Вступил в силу запрет на поставки нефтепродуктов из РФ в ЕС

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу