″Лола-2013″: Станиславский, три миллиона евро и немного эротики | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 29.04.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Лола-2013": Станиславский, три миллиона евро и немного эротики

Немецкая киноакадемия наградила призеров и снова попыталась сыграть в Голливуд. Неожиданностью стала попытка придать всей церемонии немного больше "сексапильности".

Лучший немецкий художественный фильм, лучшая режиссерская работа, лучший сценарий, лучшая главная мужская роль и лучшая мужская роль второго плана, а также лучшая музыка к фильму: в шести категориях победил кинодебют берлинского режиссера Яна Оле Герстера (Jan Ole Gerster) "Oh Boy". Сенсация? В общем-то, да. Ведь победил фильм в конкуренции с главным фаворитом нынешнего состязания за "Лолу" – блокбастером "Облачный атлас" о переселении душ авторства небезызвестного Тома Тыквера (Tom Tykwer) и именитых американцев, создателей "Матрицы", Энди и Ланы Вачовски. Победа, впрочем, оказалась заслуженной. "Облачный атлас", несмотря на свой бюджет в 100 миллионов долларов и звездный актерский состав с Томом Хэнксом и прочими голливудскими знаменитостями, вызвал довольно противоречивый резонанс.

Кадр из фильма Oh Boy

Кадр из фильма "Oh Boy"

"Oh Boy", напротив, удостоился при выходе своем в кинопрокат в 2012 году единодушной похвалы и восторженных откликов. Уже тогда фильм называли сенсацией. И приятным исключением на общем фоне актуального немецкого игрового кинематографа этот меланхолично-ироничный черно-белый портрет современного Берлина и его неустроенных обворожительно харизматичных обитателей, положенный на джазовый саундтрек, остается и поныне.

Кому поверил бы Станиславский

Принимая "Лолу" за "лучшую мужскую роль", молодой, но уже известный актер Том Шиллинг (Tom Schilling), очаровательно смущаясь, процитировал одного своего приятеля, заявившего как-то, что бесцельно шатающийся по Берлину Нико – это Тома Шиллинга самая лучшая роль, потому что в этой роли Том, наконец, "не играет". Он не переигрывает, как, впрочем, и весь актерский состав в этой на редкость легкой и динамичной немецкой трагикомедии. И на эту тему - об актерской игре без переигрывания - со сцены берлинского Фидрихштадт-Паласта, где проходила церемония награждения лауреатов "Лолы", прозвучала трогательная история.

Актер Михаэль Гвиздек

Актер Михаэль Гвиздек

Рассказал ее Михаэль Гвиздек (Michael Gwisdek), ветеран немецкого кино, сыгравший в фильме роль одинокого старика за стойкой бара, втягивающий Нико в непростой разговор. Гвиздек победил в категории "лучшая мужская роль второго плана" в конкуренции со своим собственным сыном, Робертом. История такова. Папа и сын репетировали дома один и тот же эпизод: последнее слово на смерть обреченного. Сын сыграл, по мнению папы, слишком просто, без гениальности.

Папа решил показать сыну класс и отыграл на полную мощность свой актерский регистр. На что сын ответил: "Впечатляет, но, прости, нельзя ли "не играть". И упомянул Станиславского: "Прочувствуй текст, а уже потом говори, просто, без надрыва". Вот этот совет и вспомнил папа Гвиздек на съемках фильма "Oh Boy". Сидя за стойкой бара, готовый уже преобразиться в "нетрезвого философа", он вдруг вспомнил напутствие сына. "И вот оно, чудо – "Лола" в моих руках! Если бы не тот совет, досталась бы она Роберту," – заключил Михаэль Гвиздек свою благодарственную речь. 

Слава и деньги

Немецкая киноакадемия инсценирует торжественное подведение ежегодных итогов, как "встречу в кругу семьи". И потому на церемонии вручения Немецкой кинопремии вечером 26 апреля 2013 года прозвучало еще немало трогательных и забавных историй. Актеры хвалили гримеров, операторы - режиссеров, режиссеры - продюсеров и так далее по кругу. Никто не чувствовал себя обделенным. Разве что натужно улыбавшийся пятикратный лауреат Немецкой кинопремии, в честь фильма которого "Беги, Лола, беги" названа статуэтка, Том Тыквер. Его "Облачный атлас" получил всего пять наград из девяти возможных, но не в главных дисциплинах, а "технических".

Все прочие лауреаты и даже номинанты светились от счастья. Да и как иначе. "Лола" приносит не только славу, но и деньги, и не только победителям, но и проигравшим. И в этом ее кардинальное отличие от голливудского "Оскара". Общий призовой фонд Немецкой кинопремии составляет почти 3 миллиона евро из государственного бюджета. Это самая солидная в денежном выражении немецкая премия в области культуры.

И номинанты не уходят с пустыми руками

Режиссер фильма Oh Boy Ян Оле Герстер

Режиссер фильма "Oh Boy" Ян Оле Герстер

Шестизначные суммы достаются продюсерам "лучших" фильмов, трех игровых, документального и  для детей. По 10 тысяч получают победители в специализированных категориях. Но и номинанты не уходят с пустыми руками. "Немецкая кинопремия - это аванс на новые фильмы", - не устает подчеркивать министр культуры Германии Бернд Нойман (Bernd Neumann), из года в год появляющийся на сцене при раздаче призов в главной категории.

Государство спонсирует кинематограф, чтобы больше выходило в кинопрокат фильмов, ценных  с точки зрения их художественности. Не всегда пожелания эти сбываются. Благо и проблема немецкого кино в том, что фильмы выходят в кинопрокат, как правило, уже компенсировав все расходы на свое создание за счет дотаций из всевозможных кинофондов и телекомпаний. Проблема финансовой ответственности за свои творческие плоды для немецких кинематографистов - не самая злободневная. Вот и производится в стране много средненького продукта, который с трудом пробивает себе путь на международный кинорынок.

Сексапильная "Лола"

Немецкой киноакадемии очень хотелось бы выглядеть не хуже своего заокеанского прообраза. А чем знамениты церемонии вручения "Оскаров"? Они сами по себе - первоклассное шоу! В Берлине так еще не умеют. Но стараются. На этот раз ведущая вечера говорила с венским акцентом и демонстрировала истинно голливудскую стать, иные речи со сцены вызывали смех, иные - слезы, большей частью даже в соответствии с замыслом их авторов. Эстрадную программу отработал немецкий бард Марио Мюллер-Вестернхаген (Mario Müller-Westernhagen).

Неожиданностью стала попытка придать всей церемонии немного больше "сексапильности". Осторожно так звучало над огромным залом как мантра или призыв на бой: "Лола" – это тоже "sexy"!  А потом на сцену вышла женская труппа балета Фридрихштадт-Паласта - в красных бикини и малиновых париках. На их фоне "Лола" посреди сцены в струях фонтана казалась еще более сумрачной и лысой. Впрочем, было и смешно, когда Юрген Фогель, забравшись ногами на международный эротический бестселлер, чтобы быть повыше ростом, шептал с придыханием "монтаж – это секси…" даме в малиновом парике. В Голливуде такая шутка не прошла бы. А в Берлине, бедном, но сексапильном, вполне!

Так что, не гонись, ты, "Лола" за "Оскаром"! Делай ставку на свои собственные прелести: на искренность, серьезность, на специфическую немецкую иронию и на эротику интеллекта. В том, что они есть, убеждает выбор этого года с такими фильмами среди лауреатов, как "Ханна Арендт" и "Oh Boy".

Контекст

Ссылки в интернете

Реклама

Культура и стиль жизни