Комментарий: ″Сотрудником ФБК″ в России может стать каждый | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 16.10.2019

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Комментарий: "Сотрудником ФБК" в России может стать каждый

В РФ - новая волна обысков, допросов и арестов по "делу ФБК". О том, что репрессии против граждан стали нормой, размышляет Федор Крашенинников, однажды утром и сам проснувшийся в статусе свидетеля.

Сотрудники СК поднимаются по лестнице здания

СК провел очередную серию обысков и арестов по "делу ФБК"

Очередная волна обысков и допросов по пресловутому "делу ФБК" началась в России 15 октября - в десятках регионов страны сотрудники Следственного комитета пришли в квартиры и офисы обычных людей. Пришли они и ко мне, сообщив, что я тоже являюсь свидетелем по "делу ФБК", после чего мою квартиру обыскали, мой личный компьютер изъяли, а самому мне пришлось позже явиться на допрос.

Как выяснилось, мой случай - не исключение. Активные следственные действия против журналистов и частных лиц, которые заведомо не являлись сотрудниками структур Навального, стали неприятной особенностью новой волны репрессий.

Федор Крашенинников

Федор Крашенинников

Так, 15 октября силовики пришли с обыском в квартиру к редактору смоленского издания keytown.me Алексею Волкову. На вопрос журналиста, какое он имеет отношение к штабу Навального, ему ответили: "Вот и выясним". После чего провели обыск, изъяли технику и банковские карты, взяли подписку о неразглашении с него и супруги и увезли на допрос. Во Владимире силовики также пришли в местное издание "Довод", изъяли технику и допросили журналистов и владельца сайта. Утром 16 октября силовики пришли в квартиру архангельского журналиста Ярослава Вареника. Выглядит все это так, будто "дело ФБК" стало предлогом для атаки не только на активистов, но и на неугодных власти журналистов в регионах.

СК вольно трактует понятие "сотрудник ФБК"

На сайте Следственного комитета утверждается, что "проводятся обыски в штабах самой организации, а также по месту жительства ряда сотрудников региональных подразделений ФБК", в ходе которых "изымаются предметы, значимые для расследования".

Подвох кроется в том, что "сотрудниками ФБК" Следственный комитет по умолчанию объявляет не только сотрудников действующих структур Навального, но и вообще всех людей, которые как-либо связаны, были связаны или могут быть связаны с кем-то, кто, по мнению следователя, связан с Алексеем Навальным или его деятельностью. Про значимые предметы и говорить нечего: таковыми по определению считаются все находящиеся в обыскиваемом помещении средства коммуникации и хранения информации.

То, как вольно трактуется сотрудниками российских судов и спецслужб понятие "сотрудник региональных подразделений ФБК" и что может послужить поводом для обыска и изъятия техники, автор этого комментария, как уже говорилось, узнал на личном опыте.

Как выяснилось, непосредственным поводом для визита ко мне сотрудников СК и последующего обыска стало то, что в квартире прописана моя бывшая жена, которая уже после нашего развода некоторое время действительно проработала в региональном штабе Навального. Между прочим, в это же время пришли и к ней, по адресу ее нынешнего места жительства - то есть силовики прекрасно знали, кто где живет, что заставляет задуматься, не было ли это просто поводом для проведения обыска у меня, никогда не работавшего ни в каких структурах Алексея Навального.

При этом мой случай выглядит курьезом на фоне настоящих дикостей: в Омске, к примеру, обыскали квартиру, изъяли технику и увезли на допрос даже не друзей или родственников, а соседей по подъезду местного координатора штаба Навального Ольги Картавцевой. Причем все это было сделано без решения суда, по постановлению следователя - "следствие неотложных обстоятельств".

Репрессии стали нормой жизни в современной России

На двадцать первом году правления Путина маски сброшены. Пока Вячеслав Сурков плетет словесные кружева вокруг слова "путинизм", а политологи рассуждают о степени гибридности существующего режима, репрессии против граждан окончательно стали нормой жизни в России.

Законы и конституционные нормы или откровенно попираются или самым наглым образом перетолковываются так, чтобы человек в погонах мог по своей прихоти лишить любого гражданина России его элементарных прав и личного имущества. Достаточно возбудить уголовное дело, а дальше руки у силовиков развязаны - практически любого можно назначить если не обвиняемым, то свидетелем и дальше делать с ним все, что захочется: обыскивать квартиры, копаться в вещах, читать личную переписку, изымать технику и наличные деньги, блокировать счета, допрашивать.

Путинское следствие не затрудняет себя необходимостью сколько-нибудь доказательно обосновывать связь конкретного человека с проводимым расследованием, как и необходимость самого расследования. По вздорному поводу формируются бригады из сотен следователей, а услужливые суды готовы пачками выдавать постановления на обыски - при том, что штурмовики Александра Бастрыкина, как мы видели, зачастую не утруждают себя даже формальным обращением в суд.

Презумпция невиновности в РФ практически упразднена

Мы видим фактическое упразднение в России презумпции невиновности - пусть пока и не юридическое, но практическое: достаточно желания следственных органов, чтобы стал возможен любой произвол. При этом произвол стал нормой не только в отношении произвольно назначаемых обвиняемых, но и в отношении рядовых свидетелей, в числе которых, с учетом весьма размытых критериев, теперь может оказаться вообще любой человек!

Необходимо признать очевидное и не подаваться более на софистические трюки явных и тайных апологетов нынешнего российского режима: Россия Путина - это полицейское государство, которое даже не считает нужным это скрывать. Реальная власть над жизнью, здоровьем и имуществом граждан принадлежит силовикам, чья наглость ограничивается лишь героическими усилиями гражданского общества, немногих независимых СМИ и принципиальных адвокатов.

Государство в России 2019 года - это они: полиция, ФСБ, СК и Росгвардия. Все системные политические структуры, суды и представительные органы - просто декор на стенах полицейского участка.

Автор: Федор Крашенинников - российский политолог и публицист, автор книг "После России" и "Облачная демократия", которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork, Twitter: @fyodorrrrr

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YouTube | Telegram

Смотрите также:

Смотреть видео 12:33

50-долларовый "спонсор" Навального и заменит ли Путин Трампа на Ближнем Востоке. DW Новости

 

Аудио- и видеофайлы по теме