Комментарий: Россия накануне эпидемии - виноватые назначены заранее | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 06.03.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Россия накануне эпидемии - виноватые назначены заранее

Распространение COVID-19 в России может поставить под вопрос масштабные планы Владимира Путина на апрель и май этого года. Федор Крашенинников полагает, что коронавирус станет в РФ политической проблемой.

Эпидемиологический контроль на Ярославском вокзале в Москве, январь 2020 года

Эпидемиологический контроль на Ярославском вокзале в Москве, январь 2020 года

Вечером 5 марта был обнародован указ мэра Москвы Сергея Собянина, вводящий в столице России "режим повышенной готовности" в связи с угрозой эпидемией, вызываемой коронавирусом  SARS-CoV-2. В этот же день стало известно, что из-за эпидемии отменен Санкт-Петербургский экономический форум, который планировалось провести в начале июня. 4 марта лично Владимир Путин заявил о том, что из-за границы идут "вбросы" о ситуации с коронавирусом в России, чтобы "посеять панику среди населения". Такие новости позволяют почувствовать всю тревожность ситуации: власти России ждут начала эпидемии, вполне допускают, что даже к началу лета она все еще будет оставаться проблемой, боятся паники и заранее ищут виноватых за границей.

Голосование во время вируса

Есть что-то зловещее в том, что инициатива провести в России совершенно бессмысленное юридически, но имеющее большее пропагандистское значение голосование по поправкам к конституции появилось на лентах новостей одновременно с тревожными новостями из Китая, в январе 2020 года.

В начале марта взаимосвязь двух этих проблем буквально бросается в глаза: если из-за потенциальной эпидемии уже отменен июньский форум в Санкт-Петербурге, а Собянин вынужден подписывать тревожные указы по подготовке к ней, то откуда уверенность в том, что 22 апреля все пойдет по плану? Как будут звучать призывы явиться на голосование на фоне карантинов? Пойдут ли люди на участки с тем энтузиазмом, которого от них ждут в Кремле? Понял ли уже сам Путин, какую он создал проблему, затеяв конституционную правку и настояв на всенародном голосовании в условиях все более реальной эпидемии?

Федор Крашенинников

Федор Крашенинников

Судя по всему, вариант отмены голосования пока не рассматривается, и ставка делается на то, что до 22 апреля ситуацию удастся держать под контролем всеми правдами и неправдами. Шансов на успех этого плана не так много: если вирус уже ходит по России, то сохранять в тайне масштаб его распространения можно будет только до тех пор, пока количество заболевших не достигнет критического объема, который попросту невозможно будет скрывать. Как показывает опыт Италии и других стран, уже охваченных эпидемией, от возникновения первого очага болезни до вынужденного запрета на проведение массовых мероприятий и объявления других чрезвычайных мер, проходят считанные дни. До 22 апреля еще полтора месяца, и этого более чем достаточно, чтобы случилось все, что только можно себе представить, и даже то, чего пока и представить невозможно.

Российские СМИ между вирусом и конституцией

В ближайшие полтора месяца российским властям и провластным медиаструктурам придется решать сразу несколько задач. С одной стороны, надо продолжать настаивать на безусловной важности участия в голосовании 22 апреля, с другой - информировать граждан о карантинах и других ограничительных мерах, вызываемых эпидемией. Но главное - надо будет постоянно преодолевать скепсис населения по поводу достоверности сообщаемых ему сведений и не давать возникнуть панике.

Паники власть боится совершенно обоснованно. Современные каналы коммуникации позволяют населению информировать себя самостоятельно и бесконтрольно, а мысль о том, что "правду скрывают" в России чрезвычайно популярна - прежде всего стараниями самой власти, склонной объяснять все вокруг заговорами и "вбросами" врагов, при этом постоянно попадающейся на попытках утаить или смягчить неприятную для себя информацию. В итоге официозным СМИ все труднее конкурировать с информацией из социальных сетей и блогов, и даже когда они сообщают достоверные сведения, люди все равно склонны не доверять им.

Политическая эпидемия

Распространение COVID-19 в России приобретает все большее политическое значение. Назначенное на 22 апреля голосование рассматривается властями как очень важное для сохранения нынешнего режима и лично для предложившего поправки Владимира Путина мероприятие. Про начало мая и говорить нечего: 75-летие окончание Второй мировой войны в Европе заранее объявлено Путиным главным событием года, а 1 мая - традиционный день массовых провластных акций. Не внесет ли коронавирус и меры по борьбе с его распространением коррективы в эти планы? Чем российская власть будет готова пожертвовать, если события будут развиваться по самому скверному сценарию - голосованием по конституции, демонстрациями и парадами или здоровьем и даже жизнями людей?

К сожалению, весь исторический опыт отношений власти и граждан в России заставляет думать о том, что жертвовать голосованиями и парадами никто не станет. Заранее объявляя всю невыгодную властям информацию об эпидемической ситуации в России "вбросами из-за границы", Путин однозначно дает понять, кого руководство страны готовится сделать виноватым во всем - и в эпидемии, и в распространении неудобной информации, и в том, что люди не доверяют официальным сообщениям: Запад и постоянно обвиняемую в связях с ним оппозицию.

Вот только поможет ли это, если в России действительно начнется эпидемия? Не приведут ли очередные потоки официозного вранья на фоне возможной эпидемии к окончательной дискредитации власти?

Автор: Федор Крашенинников - российский политолог и публицист, автор книг "После России" и "Облачная демократия", которую он написал вместе с Леонидом Волковым. Telegram: @fyodork

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Как Россия готовится к изменению Конституции

Аудио- и видеофайлы по теме