Комментарий: Модернизация экономики по понятиям Лукашенко | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 21.12.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Комментарий: Модернизация экономики по понятиям Лукашенко

Президент Беларуси фактически лишил наемных работников права на увольнение во время реализации инвестпроектов в сфере деревообработки. Авральные меры эффекта не дадут, уверена Наталья Макушина.

Александр Лукашенко

Александр Лукашенко

Принятым в первой декаде декабря декретом №9 президент Александр Лукашенко ограничил право наемных работников расторгать трудовые договоры в период реализации инвестиционных проектов в деревообрабатывающей промышленности Беларуси. Документ уже одобрен парламентом и министерством труда и не вызвал нареканий у провластной Федерации профсоюзов Беларуси. Конгресс демократических профсоюзов считает эти меры незаконными.

В заложниках у декрета

Наталья Макушина

Наталья Макушина

Появление президентского декрета "О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности" свидетельствует об авральной ситуации в белорусской экономике. Несмотря на ежегодную поддержку госпредприятий из бюджета, в стране сохраняются низкий уровень оплаты труда, отток квалифицированных кадров за границу, отсталая техническая база и - как следствие - выпуск неконкурентоспособной продукции. Весь этот клубок проблем Лукашенко решил распутать одним махом - привязать сотрудников предприятий деревообработки к рабочим местам с помощью срочных контрактов.

В принципе, уволиться с согласия нанимателя можно, успокаивают власти. Но при этом увольняющийся должен вернуть государству все денежные доплаты к ежемесячному заработку. Большая часть президентского декрета №9 посвящена именно механизму возвращения доплат: добровольно или по решению суда. Есть еще и третий способ - принудительный возврат на прежнее место работы и удержание долга из зарплаты, к которой в наказание добавочные выплаты производиться не будут.

Контекст

К новым реалиям белорусской контрактной системы относится и то, что обжаловать трудовой спор об увольнении с деревообрабатывающего производства можно не в суде, а у представителя президентской "вертикали" - председателя облисполкома. Чем не крепостное право, когда за уход от феодала крестьянин был обязан рассчитываться неподъемными суммами?

В эмиграцию от нищеты

Эта искусственно создаваемая чрезвычайная ситуация напоминает запрет на смену места работы в СССР перед началом Второй мировой войны. Похожим образом белорусские власти и сегодня пытаются остановить экономическую эмиграцию в государства ближнего и дальнего зарубежья. Ведь за 18 лет правления Лукашенко из страны уже выехали на заработки более миллиона белорусов.

Но лиха беда начало. По официальной информации, численность оставшихся трудоспособных - более 4,5 миллионов человек. Вместе с работниками деревообрабатывающей промышленности многие из занятых в других отраслях, где планируется техническая модернизация, по логике Лукашенко, тоже могут стать заложниками белорусской экономической "чрезвычайщины".

Хотя участившиеся вояжи президента на предприятия, сопровождающиеся показательной поркой и громкими увольнениями директоров, свидетельствуют скорее о беспомощности административных методов при проведении структурных реформ в экономике.

На коротком поводке

Принудительный труд и дискриминация прав наемных работников запрещены Конституцией Беларуси и конвенциями Международной организации труда (МОТ), напоминает, реагируя на президентский декрет, Белорусский конгресс демократических профсоюзов. Но власти стоят на своем - "решения по закреплению рабочих мест на производстве приняты во имя обеспечения порядка и дисциплины".

Остается загадкой, насколько удерживание экономически активного населения "на коротком поводке" будет способствовать техническому переоснащению белорусских предприятий. С помощью даже самых строгих президентских декретов вряд ли можно удержать квалифицированных работников, если единый рынок труда с Россией и Казахстаном предлагает им зарплату в два-три раза большую, чем в Беларуси.

Наталья Макушина, обозреватель DW

Реклама