Комментарий: Когда наступит судный день для белорусского правосудия | Наталья Макушина | DW | 25.11.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Наталья Макушина

Комментарий: Когда наступит судный день для белорусского правосудия

Признание Комитетом ООН по правам человека нарушений в процессе о взрыве в метро - не единственное свидетельство несправедливости суда в Беларуси. Правосудие стало частью репрессивной системы, считает Наталья Макушина.

Молоток судьи на столе

Symbolbild Hammer im Gerichtssaal

Нарушения в ходе процесса о взрыве в минском метро, на которые указал комитет ООН по правам человека, стали очередными, документально подтвержденными доказательствами несправедливости белорусской судебной системы. Но правосудие в Беларуси уже давно не имеет никакого отношения к слову "право", так как полностью зависимо от власти, защищает ее интересы и не дает гарантии на беспристрастное разбирательство.

Суд с обвинительной позицией

Наталья Макушина

Наталья Макушина

Заключение комитета ООН по правам человека выявило серьезные изъяны в практике расследования преступлений и в судебно-правовой системе, о которых ранее заявляли и белорусские правозащитники. Международные эксперты подтвердили, что в следствие по делу о взрыве в минском метро проходило с применением физической силы в отношении обвиняемых и принуждением оговаривать себя.

Наблюдатели отмечали поспешность, с которой велся этот противоречивый судебный процесс. Суд отклонял ходатайства адвокатов и соглашался с прокурором, выступавшим против проведения дополнительных экспертиз, так что в виновности обоих подсудимых засомневались даже жертвы теракта. Приговоренных к смертной казни лишили права на беспристрастное рассмотрение обстоятельств и на пересмотр дела. Через три с половиной месяца после суда - 15 марта 2012 года их расстреляли, хотя комитет ООН просил власти не приводить приговор в исполнение до рассмотрения жалобы матери одного из осужденных Владислава Ковалева.

Контекст

Рекордные сроки разбирательства, длившегося всего 2,5 месяца, и заключение экспертов ООН подтверждают, что суд не особо заботился о доказательной базе, а больше был занят идеологическим обеспечением итогов резонансного процесса - "только сильная власть способна защитить от терактов". При этом общество так и не получило от суда убедительных доказательств, что выявлены истинные преступники.

Репрессии с размахом

Этот пример - далеко не единичный случай нарушений в системе судебного производства, как по уголовным, так и по административным делам. После референдумов 1996 и 2004 года, когда белорусский президент получил особые полномочия, был нарушен принцип разделения властей - законодательной, судебной и исполнительной. Теперь суды встроены в репрессивную систему вместе со следствием и прокуратурой.

Уголовные дела в отношении оппонентов режима стряпаются из ничего, а сроки по притянутым за уши обстоятельствам отмеряются годами. На 6 лет осужден экс-кандидат в президенты Николай Статкевич за якобы подготовку к массовым беспорядкам в день выборов, на 5,5 лет - предприниматель Николай Автухович, критиковавший власть за коррупцию. После выборов 2010 года за участие в акции протеста были осуждены "на сутки" и штрафы около 700 человек. По приговорам судов в тюрьмах и колониях находятся 12 политзаключенных.

В Беларуси возникло также протестное общественное движение за отмену несправедливых судебных наказаний за дела неполитические. Ведь по обвинению в экономических преступлениях за решеткой сидят сотни заключенных, вина которых во многих случаях несоизмерима с присужденными огромными сроками.

За время правления Александра Лукашенко белорусские судьи, которых назначает на должность лично президент, вынесли тысячи обвинительных вердиктов по административным делам. Несколько десятков судейских фамилий внесены в списки невъездных в ЕС за соучастие в репрессиях активистов. Но если в тюрьму сажают за раздачу газет и возложение цветов к памятникам, впору говорить не об общественной опасности осужденных, а о ставшем социально опасным белорусском суде как части карательной государственной машины.

Как вырваться из замкнутого круга

По официальной информации, за 8 месяцев 2012 года Следственный комитет завершил производство по 34 тысячам уголовных дел. Судя по отчету, следователи созданной год назад структуры, находящейся в подчинении Александра Лукашенко, ежедневно оформляли для передачи в суд не менее 140 уголовных дел с обвинительным приговором, только 10 из них развалились на досудебной стадии. В работе у следствия находится еще около 65 тысяч уголовных дел.

Такая статистика в условиях авторитарного режима вызывает тревогу. Ведь у белорусов практически нет защиты от судебного произвола. Беларусь единственная страна на европейском континенте, не являющаяся членом Совета Европы, а это значит, что она находится вне юрисдикции Европейского суда по правам человека. О необходимости реформ в Беларуси говорят уже не только правозащитники, но и чиновники.

Но пока разработкой концепции перемен в юстиции, прокуратуре, силовых структурах и адвокатуре заняты только независимые белорусские эксперты в рамках проектов Европейского диалога о модернизации, предложенного Беларуси Евросоюзом. В модернизации нуждается и вся политическая система. Власть же от диалога с ЕС отказывается и надеется на проведение косметических изменений, не меняющих сути репрессивной системы.

Реклама