Комментарий: Дело ″шпиона″ Гайдукова как знак беды для Беларуси | Наталья Макушина | DW | 16.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наталья Макушина

Комментарий: Дело "шпиона" Гайдукова как знак беды для Беларуси

Закрытый суд над молодежным активистом Андреем Гайдуковым, обвиняемым в измене белорусскому государству, - сигнал обществу о возврате к сталинским репрессиям, уверена Наталья Макушина.

В Беларуси начали на практике применять расширенное в октябре 2011 года толкование уголовной статьи "измена государству". В Витебске идет судебный процесс над 23-летним оператором предприятия "Нафтан", заместителем председателя незарегистрированного "Союза молодых интеллектуалов" Андреем Гайдуковым.

Во время суда "шпион" сидит в железной клетке, ему грозит до 15 лет тюрьмы, а обвинительный приговор может стать прецедентом привлечения к уголовной ответственности за общественную активность, которую власть считает изменой. Тогда в Беларуси появится новый политзаключенный.

"Мог угрожать"

Наталья Макушина

Наталья Макушина

По информации КГБ, Гайдуков занимался агентурной деятельностью по заданию иностранной разведки, и был задержан во время закладки тайника в ноябре 2012 года. По мнению правозащитников, парня преследуют за активную общественную деятельность, и вся его вина состоит в том, что он обращался в американский фонд и посольство США в Минске за помощью в финансировании проекта. Друзья и мать Гайдукова напоминают об угрозах, поступавших в адрес Андрея за попытку регистрации "Союза молодых интеллектуалов".

В письме из тюрьмы активист сообщил формулировку обвинений, которую пропустила цензура: "мог угрожать национальной безопасности" и "навязывал Республике Беларусь политический курс, который не соответствует ее национальным интересам".

На суд, который официально не был объявлен закрытым, не пускают ни корреспондентов, ни представителей правозащитных организаций, ни родных обвиняемого. Такое развитие ситуации свидетельствует о заинтересованности властей скрыть подробности туманного "шпионского дела", чтобы о нем знали как можно меньше и независимые белорусские, и зарубежные СМИ.

Был бы человек, а статья найдется

Но общественность не доверяет обещанию председателя КГБ Валерия Вакульчика о том, что после оглашения приговора сомневающиеся в виновности Гайдукова изменят свое мнение. Белорусские силовики не раз сулили сенсации с раскрытием подготовки вооруженных государственных переворотов, с отравлением системы водоснабжения дохлыми крысами или в связи с находкой гранатомета с дистанционным управлением на школьной клумбе, которым якобы должны были воспользоваться молодежные активисты. Замечено, что особую активность КГБ проявлял тогда, когда усилий по раскрытию заговоров оппозиции требовал лично президент.

Поэтому правозащитники в ходе открытого процесса хотят узнать, какую степень ущерба государству предполагаемый шпион нанес своими действиями. Даже у непрофессионалов сыска есть резонные вопросы: почему сотрудники госбезопасности предотвратили закладку тайника, а не отследили тех, кто должен был прийти за сообщением, и вообще, зачем "тайник на обочине" в век интернета?

В клубе по интересам диктаторов

Стоит напомнить, что расширение толкования "измена" в Уголовном кодексе Беларуси готовилось в разгар "молчаливых протестов", когда инфляция и девальвация разрушили миф о белорусском экономическом чуде, и люди стали выходить на площади. Опасаясь усиления народного гнева, власти в октябре 2011 года изменили формулировку многих статей УК, с помощью которых им стало намного проще привлекать к уголовной ответственности даже за общественную деятельность. Тем более, что суд над обвиняемыми, как в свое время заседания сталинских "троек", КГБ рекомендует проводить в закрытом режиме.

14 ноября 2012 года закон, вносящий изменения в статью Уголовного кодекса о государственной измене и шпионаже, вступил в силу и в России, с которой Беларусь связана множеством интеграционных договоров. Так что не зря всевозможные объединения бывших советских республик называют "клубом диктаторов", пытающихся удержать власть любыми способами.

Знак беды

Обвинение в шпионаже молодежного активиста, студента-заочника Андрея Гайдукова, вряд ли обладающего важной государственной тайной, - серьезный сигнал белорусам, большинство которых не требует от властей отчета об их действиях. По статье "измена государству"и "шпионаж" в трактовке КГБ теперь могут быть осуждены не только политики, журналисты, правозащитники, социологи, историки, студенты - а любой, кто анализирует ситуацию в стране и имеет контакты с иностранцами.

Но белорусское общество как тот замерзший жаворонок из повести Василя Быкова "Знак беды", обманувшийся первым теплом. Оно предпочитает жить в счастливом неведении о политических процессах, происходящих "под крышей" Союзного государства, которые возвращают в годы сталинских репрессий и идеологический "совок".

ADVERTISEMENT