Как Европарламент решал, что делать с российской пропагандой | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 23.11.2016

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Европа

Как Европарламент решал, что делать с российской пропагандой

Репортаж DW из Страсбурга, где до позднего вечера шли дебаты по резолюции о борьбе с российской и исламистской пропагандой.

Европарламент, пленарный зал

Европарламент, пленарный зал

"Постправда". Оксфордский словарь недавно признал этот термин словом 2016 года. Об этом и напомнила верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Федерика Могерини, открывая дебаты по проекту резолюции о противодействии российской и исламистской пропаганде. Постправда обозначает ситуацию, когда объективные факты оказываются менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям.

Мы живем в эру постправды, констатировала глава европейской дипломатии. От того, научится ли ЕС апеллировать к эмоциям своих граждан, рассказывая положительные истории из жизни европейцев, но не отступая при этом от приверженности фактам, зависит будущее Евросоюза, убеждена госпожа Могерини.

Впрочем, на пути к этому будущему есть и другая преграда, считают разработчики резолюции под названием "Стратегическая коммуникация ЕС по противодействию направленной против него пропаганды третьих сторон". А именно, дезинформационные кампании Кремля и террористической группировки "Исламское государство" (ИГ).

Выступление Федерики Могерини, 22 ноября 2016 года

Выступление Федерики Могерини, 22 ноября 2016 года

Дебаты по этому вопросу, и без того назначенные на полвосьмого вечера, в итоге задержались более чем на час из-за насыщенной повестки дня. Тем не менее глава европейской дипломатии дождалась дискуссии об антиевропейской пропаганде, продемонстрировав тем самым важность вопроса.

Россия и ИГ в одной резолюции?

Тот факт, что Россия и террористы из ИГ оказались в одном документе, стал камнем преткновения для ряда европарламентариев. Так, австрийский социал-демократ Ойген Фройнд заявил, что воздержится от голосования, потому что в резолюции ИГ фактически поставлена на уровень государства, "в то время как мы несколько лет пытались избежать именно этого". Русскоговорящего депутата из Эстонии Яну Тоом, наоборот, не устроило, что Россию ставят в один ряд с террористами. "Мы действительно хотим провести параллель между Россией и ИГ?" - вопрошала она. "Может, стоило сделать два отдельных документа?" - развивал идею Марио Боргецио из правопопулистской "Лиги Севера".

Разработчики резолюции, в частности, глава фракции "зеленых" в Европарламенте Ребекка Хармс (Rebecca Harms) настаивали, что в документе вопросы, касающиеся России и ИГ, расматриваются по отдельности, и речь идет фактически о двух постановлениях в одном. А вписали их в один документ, потому что в обоих случаях речь идет об информационной войне против ЕС. Впрочем, в личных беседах с корреспондентом DW причастные к подготовке резолюции депутаты высказывали опасения, что именно "соседство" России и ИГ в документе может привести к отклонению его Европарламентом.

"Яркое свидетельство, как работает российская пропаганда"

Однако конструктивные замечания на этом по сути закончились: в зале заседаний оставалось немало представителей правопопулистских и крайне левых партий, которые, кажется, и не собирались всерьез обсуждать резолюцию, а использовали возможность для разгромной критики всей европейской политики и политики ЕС в отношении России, в частности. А некоторые радикальные европарламентарии делали это еще и экспрессивно, не сесняясь в выражениях.

Так, Джеймс Карвер из британской популистской партии UKIP назвал резолюцию "возрождением холодной войны", греческий коммунист Сотириос Зарианопулос использовал отведенную ему минуту, чтобы заявить, что ЕС ведет "антикоммунистическую пропаганду" и назвал это "подарком нацистам". "Das ist Propaganda", - кричал уже после выключения микрофона по-немецки евродепутат от французского "Национального фронта" Жан-Люк Шаффенхаузер, который в 2014 году ездил "наблюдать" за референдумом в самопровозглашенной ДНР. В пропаганде он обвинял, разумеется, Евросоюз.

Контекст

"Только что в этом зале мы услышали, как работает российская пропаганда. Это яркое свидетельство", - подвел итог этим выступлениям зампред фракции социал-демократов в Европарламенте Виктор Боштинару.  Румынский консервативный депутат Кристиан Преда тоже указал на тесные связи правых и левых с Россией, отметив, что некоторые партии, которые представляют европарламентарии, получают финансовую поддержку от Кремля. Вероятно, это был камень в огород, в частности, Шаффенхаузера, чей "Национальный фронт" получил в 2014 году крупный кредит в одном из банков, связанных с Россией.

Хватит ли голосов для принятия

Чешский консерватор Яромир Штетина говорил о "гибридной войне, в которой Кремль побеждает", а вот депутат из Латвии Татьяна Жданок, которой приписывают прокремлевские взгляды, утверждала, что телеканал RT, описанный в проекте резолюции как один из инструментов российской пропаганды, якобы вносит вклад в плюрализм СМИ.

В ходе дебатов более десяти депутатов высказались в поддержку резолюции и, особенно, содержащегося в ней требования о предоставлении дополнительного персонала и бюджета Оперативной рабочей группе по стратегическим коммуникациям, которая с 2015 года готовит дайджесты с разоблачением дезинформации о Евросоюзе в русскоязычных СМИ. Хватит ли их поддержки для принятия документа, станет известно 23 ноября, когда в Страсбурге пройдет голосование по этой резолюции.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:38

"Тайные сети Путина" – в объективе немецких журналистов (05.10.2016)