Исполнитель главной роли боится ехать в Москву на премьеру ″Матильды″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 10.10.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Исполнитель главной роли боится ехать в Москву на премьеру "Матильды"

Немецкий актер Ларс Айдингер, сыгравший российского императора Николая II в фильме "Матильда", поведал о том, какие выводы он сделал в связи со скандалом вокруг картины.

Ларс Айдингер

Ларс Айдингер

Призывы к поджогам кинотеатров, угрозы в адрес кинематографистов: фильм Алексея Учителя "Матильда" стал самым скандальным в России еще до выхода в прокат. Православные радикалы не щадят и немецкого актера Ларса Айдингера (Lars Eidinger), сыгравшего в картине главную роль. В интервью информационному агентству dpa артист рассказал о том, какие он сделал из этой истории выводы. Главный: на премьеру "Матильды" он в Москву не приедет.

Ларс Айдингер: Я не приеду на премьеру фильма. Боюсь, что кто-то причинит мне боль, что я стану объектом нападения. На студию Алексея Учителя уже совершено нападение, в окна здания, где находится его офис, бросили бутылками с зажигательной смесью. Судя по всему, есть люди, которые сознательно идут на то, чтобы пострадали другие. Эти инциденты тревожат меня, и я не хочу подвергать себя опасности.

- Как вы воспринимаете критику этого фильма?

- Конечно, я был очень удивлен, мы такого не ожидали. В первую очередь, мы хотели создать фильм, в котором образ Николая II соответствовал бы реальному. Мы не собирались выставлять его на посмешище или позорить. Мы также не хотели кого-либо спровоцировать или оскорбить. Совсем наоборот. Мы со всем уважением подошли к материалу, с тем чтобы исторически фильм был достоверным. Мы показали Николая как живого человека со всеми присущими ему слабостями. Ведь именно человеческое начало может вызвать симпатию, и именно благодаря ему воспринимаешь человека как личность. Но если имеешь дело с людьми, для которых он - святой, то, конечно, неизбежен конфликт.

- А лично вам тоже угрожали?

- Нет. Критики "Матильды" в России говорят, что я - порноактер-гомосексуал и сатанист. В Германии это вызывает смех. Однако в России это воспринимают всерьез, хотя такие утверждения абсолютно беспочвенны: всем известно, что я - не сатанист, не снимаюсь в порнофильмах и являюсь гетеросексуалом. Добавлю (это важно): при этом я ничего не имею ни против гомосексуалов, ни против порноиндустрии.

- Вас не раздражают подобные ярлыки?

- Я не принимаю близко к сердцу подобные нападки. Ведь все это выдуманно. Но в результате я стал объектом ненависти, и это вызывает у меня беспокойство. К тому же, у меня есть семья. Я просто не хочу подвергать риску ни себя, ни ее.

Контекст

Я даже стал объектом надувательства, когда мне позвонили от имени Кирилла Серебренникова и попросили о помощи. Это было сделано для того, чтобы подпортить мне репутацию. Я же воспринял это как явный наезд на меня лично, как попытку манипулировать моей политической позицией. Это очень неприятно, когда люди злоупотребляют твоей отзывчивостью.

- О любовной связи царя и балерины Кшесинской уже очень давно известно. Откуда же такая ненависть к вашему фильму?

- На это у меня нет ответа. Для меня такая ненависть совершенно беспочвенна и иррациональна. Это больше всего меня пугает, ведь люди даже не видели фильм. Но для них главное: у святого не может быть любовной связи с балериной, и точка. Не может - пусть это даже исторически подтверждено. В нашем фильме нет ни одной провокационной сцены. Есть одна любовная сцена, однако там нет ничего из ряда вон выходящего. Мы с большим уважением отнеслись к этой теме.

- Согласились ли бы вы снова сыграть такую роль?

- Я очень рад, что я ее сыграл, и не стал бы от нее отказываться, если бы можно было повернуть время вспять. Я очень горд за этот фильм. Считаю его значимым произведением искусства. Поэтому я и впредь хотел бы работать с Алексеем Учителем. Я на 100 процентов за этот фильм и не вижу в нем ничего постыдного.

- Существует ли образ, который вы считаете настолько святым, что никогда не решились бы его воплотить на экране?

- Когда вы говорите о ком-то как о святом, вы автоматически поднимаете его на пьедестал и больше не можете себя с ним идентифицировать. Вы можете его лишь героизировать. У меня такого нет. Я воспринимаю царя как человека. А человека отличает то, что у него есть свои слабости, что он способен совершать ошибки. И для меня было важно это показать. Образа, который кажется мне настолько святым, что я не решился бы воплотить его на экране, не существует. 

- Как вы думаете: может ли мнение оппонентов измениться после того, как они посмотрят этот фильм?

- Думаю, да. В ситуации, когда меня рисуют сатаной, я играю святого Николая Второго, как если бы роль Иисуса Христа исполнил дьявол собственной персоной. В этом смысле зрителей однозначно ждет разочарование. Фильм затрагивает совсем другую тему, а именно - колебания Николая, необходимость сделать выбор. С одной стороны, это страсть, свобода и анархия, а с другой стороны - любовь к отечеству, порядок и сохранение приличий. Этот внутренний конфликт способен понять каждый.

Смотрите также:

Контекст

Реклама

Культура и стиль жизни