Евгения Чирикова: защищать приходится не только природу, но и ее защитников | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 05.04.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Евгения Чирикова: защищать приходится не только природу, но и ее защитников

Кто такой "экоузник" и почему сейчас не время создавать политические партии, в интервью DW рассказала самый известный в России экологический активист Евгения Чирикова.

Недавно в России появилось понятие "экоузник" - по аналогии со статусом политического заключенного и узника совести. Так правозащитники отреагировали на учащение репрессий против экологических активистов. О своей деятельности по защите экоузников и о планах рассказала в интервью DW один из инициаторов проекта, член Координационного совета оппозиции, лидер "Движения в защиту Химкинского леса" Евгения Чирикова.

DW: Что представляет собой проект "Экоузник"?

- "Экологический узник" - проект движения "Экологическая тропа". Статус экоузника будет присваиваться людям, которые подвергаются репрессиям за свою экологическую деятельность. К сожалению, в последнее время мы все чаще сталкиваемся с тем, что защищать приходится не только природу, но и ее защитников. А ведь не секрет, что вызов XXI века – экологический. Для России же это особенно важно, потому что мы живем в основном за счет природных ресурсов.

- Что дает статус экоузника?

- Пока в первую очередь - информационную поддержку. В дальнейшем мы планируем проводить кампании, которые позволят оказывать и другую помощь, в частности материальную. Ведь нередко человек, которого начинают преследовать, не имеет денег даже на адвокатов.

- Кто может получить статус экоузника?

- Это обязательно должен быть защитник природы. При этом основной метод работы активиста должен быть ненасильственным и не выходящим за рамки закона. Впрочем, если вы вынуждены самообороняться, как это бывало у нас в Химкинском лесу, и вас начинают обвинять в нападении, вы все равно получите этот статус. Ну, и второе условие - это репрессии в отношении вас.

- Проект был запущен 18 января этого года. Сколько людей уже получили статус?

- Пока всего семь, слава Богу. Это не много, и я рада этому, потому что каждый раз больно узнавать, что человека за защиту природы репрессируют.

- Приведите, пожалуйста, примеры самых ярких, на ваш взгляд, дел.

- Один из наиболее ярких примеров - Сурен Газарян, ставший первым "экоузником". Он защищал Черноморское побережье от вилл чиновников, пытался противостоять вырубке уникальных пицундских сосен под дачу Ткачева (Александр Ткачев - губернатор Краснодарского края. - Ред.). Это закончилось для него уголовным преследованием.

Другой "экоузник" - Константин Рубахин, защищает реку Хопер в Хоперском заповеднике Воронежской области от добычи никеля. Здесь все тоже закончилось уголовным преследованием, допросами, обысками.*

Или взять, к примеру, Татьяну Павлову из подмосковного Селятино. Она встала на защиту Селятинского леса, подняла активистов, собрала большое число подписей. В итоге ее судят, дают ей пять суток ареста и штраф 50 тысяч рублей за то, что она попросила документы у рубщиков. Эта история, на мой взгляд, очень показательна. Нас отучают быть гражданами - даже задать вопрос оказывается опасным.

- Как этим людям помог статус экоузника?

- В первую очередь он помог привлечь внимание к их делам. И, кстати, нам удалось оправдать Таню по поводу штрафа. Теперь мы надеемся доказать, что и ее арест был незаконным.

- Получил ли уже ваш проект какой-либо международный резонанс?

- Крупный иностранный бизнес нередко оказывается вовлечен в российскую коррупцию. Взять хотя бы пример Химкинского леса. Как известно, концессионером проекта трассы "Москва - Санкт-Петербург" является французская компания Vinci. Нам удалось доказать, что она выстраивает офшорные схемы в интересах российского предпринимателя Аркадия Ротенберга. Деньги, которые компания получает от участия в проекте, - а это, замечу, деньги Пенсионного фонда - Vinci отправляют во Францию, а затем в офшорные структуры. И это, к сожалению, не единственный случай.

- Может ли статус экоузника помочь получить политическое убежище или какую-то другую поддержку в зарубежных странах? Сурен Газарян такое убежище получил.

- Помогать нашим защитникам природы убегать в Европу - не наша задача. И я точно знаю, что это не была цель Сурена. Он получил убежище, но с удовольствием остался бы на родине. Наша задача - сохранить человеку жизнь и свободу. Если к этому будет привлечено внимание не только России, мы будем только рады. Но дело здесь не в возможностях для эмиграции.

- Вы сотрудничаете с зарубежными коллегами?

- Да, на неформальном уровне. Организуем совместные пикеты, делимся опытом. Кстати, без международной помощи мы вряд ли собрали бы доказательства по поводу Vinci. Нам удалось установить контакты с организацией Bank Watch, которая следит за деятельностью западных банков, и она помогла нам провести расследование.

- Реально ли, по-вашему, достичь того, чтобы экологические проблемы обсуждались на столь же высоком уровне, что и политические?

- Это уже происходит. Не так давно у меня была встреча с президентом Франции Франсуа Олландом. Он приезжал в Россию, и нам лично удалось донести до него информацию о деятельности Vinci. Не думаю, что это пройдет абсолютно бесследно. Кстати, вспомните, как защитникам Химкинского леса, удалось заставить тогдашнего президента Медведева приостановить вырубку. Это было политическое решение, и я уверена, что такие же решения будут приняты и по Хоперскому заповеднику. Волна, которая сейчас там поднимается, поможет привлечь внимание к проблеме.

- Почему вы не создаете свою партию?

- Я думала об этом, но решила, что это преждевременно. Сегодня в России делается все возможное для того, чтобы людей запутать: появляется огромное количество якобы экологических партий, которые в действительности являются "спойлерами", их цель - сбить фокус внимания. Так что я не хочу тратить свои силы на создание 150-й партии зеленого толка. Лучше я их потрачу на то, чтобы помогать зеленому движению. Думаю, в России настало время самоорганизовываться, как это было в Европе в 1970-е годы. Там тоже зеленые партии появились далеко не сразу. И у нас сейчас идет этот процесс. Думаю, лет через 20-30 лет настоящая зеленая партия появится и у нас.

*Экоузник Константин Рубахин и основанное им "Движение в защиту Хопра" стали финалистами международного конкурса блогов и онлайн-сообществ The Bobs - Best of Online Activism ("За гражданскую активность в Сети").

Проголосовать за блог Константина Рубахина можно здесь.

Отдать свой голос за "Движение в защиту Хопра" можно здесь.

Реклама