Дискуссия: Какие уроки извлекло белорусское общество из кaтастрофы на ЧАЭС | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 11.04.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Дискуссия: Какие уроки извлекло белорусское общество из кaтастрофы на ЧАЭС

Директор НИИ ядерных проблем БГУ Владимир Барышевский и писатель Светлана Алексиевич дискутируют том, можно ли сегодня обойтись без ядерной энергетики, а так же о последствиях Чернобыля для белорусского общества.

Чернобыльская АЭС

Чернобыльская АЭС

Накануне 25-летия катастрофы на Чернобыльской АЭС в мире вновь разгорелись острые дискуссии о будущем ядерной энергетики. Катастрофа на японской атомной станции "Фукусима-1" ребром поставила вопрос о том, в состоянии ли человечество контролировать мирный атом.

Можно ли сегодня прожить без ядерной энергетики, и какие уроки из чернобыльской трагедии извлекло белорусское общество? В дискуссии на эту тему приняли участие директор НИИ ядерных проблем Белорусского госуниверситета и профессор Владимир Барышевский и писатель Светлана Алексиевич.

Deutsche Welle : Первый вопрос к Светлане Алексиевич. Ваша знаменитая книга, многократно переизданная по всему миру, называется "Чернобыльская молитва. Хроника будущего". Когда вы ей давали такое название, то действительно полагали, что Чернобыль - это не экстраординарный случай, и что нас неизбежно ждут проблемы с мирным атомом?

Профессор Владимир Барышевский

Профессор Владимир Барышевский

Светлана Алексиевич: Достаточно было побывать в Чернобыльской зоне около реактора, чтобы понять, что мир стоит перед новыми вызовами и совершенно не готов к ним, что и показали прошедшие 25 лет. Но тот первый атомный урок сбросили со счетов, бытовало мнение, что всему виной эти безалаберные русские, тоталитаризм, отсталые технологии.

Но сейчас в самой высокотехнологичной стране мира - в Японии - происходит то же самое.

Это угадывалось уже тогда, когда люди с автоматами и на бронемашинах кружились вокруг развалин четвертого реактора ЧАЭС и не знали, что делать. Если бы была война, они бы знали. Человек не понимал, какие силы он разбудил, а также не осознал скромность своих возможностей. Поэтому сегодня происходит то же самое, что и 25 лет назад.

- Владимир Барышевский, вас часто называют лоббистом атомной энергетики, а вы возражаете, что серьезному разговору на эту тему мешают эмоции гуманитариев, у которых нет необходимых знаний. Какой для вас главный урок Чернобыля?

Владимир Барышевский: Действительно, я тут соглашусь с тем, что сказала Светлана Алексиевич. СССР и Японии - два разных общественных устройства, а последствия техногенной катастрофы одинаковы. Может быть, я произнесу общую фразу, но за прогресс надо платить. Или мы будем жить в пещерах с лампадами, или двигаться вперед. А вот как сделать, чтобы такие катастрофы были минимизированы или вообще исключены - это вопрос.

- Оглядываясь на прожитые 25 лет : чем стал Чернобыль для белорусского общества?

Светлана Алексиевич: В нашей стране по времени совпало две катастрофы - чернобыльская, и распад огромной "красной империи". И в Беларуси из-за установления авторитарной системы правления, а любая диктатура всегда малокультурна и всегда выпадает из общего развития человечества, эта тема была закрыта для общественности.

Ученые, которые серьезно вникали в проблему, как, например, профессор Юрий Бандажевский, или оказывались в тюрьме, или их работе препятствовали. Телевидение молчит. Поскольку Беларусь страна бедная, то каждый человек не может получить дозиметр и чистые продукты. Это находится, если так можно выразиться, за повседневной культурой и власти, и каждого отдельного человека.

Самое удивительное, что белорусы ничему не научились кроме страха, и то он ретушируется властью, чтобы было легче управлять людьми, чтобы, как говорят, не было паники. Удивительно также, что в стране, где такие серьезные последствия Чернобыля, нет ни экологического, ни антиядерного движения.

Это очень наивное представление, что те, кто против атомной энергетики, якобы предлагают вернуться в пещеры. Никто туда не пойдет, это ясно, но надо обслуживать не человеческие слабости - каждый год новый компьютер, новый плазменный телевизор или новые способы убийства других людей - нам надо искать другие формы выживания, единения с природой.

Атомная энергетика сегодня - это как людоедство. Она должна быть изжита человечеством. Учиться у индейцев надо, как жить в гармонии с природой, а не у людей в белых халатах, которые сидят перед пультами атомных станций и чувствуют себя демиургами. Однако стоит природе только чуть двинуть бровью, мало что остается от этих демиургов.

- Я прочел, что Владимир Барышевский решил стать ученым, когда еще ребенком, задумался над вопросом, что будет, когда погаснет солнце. Владимир, что будет, если мир откажется от ядерной энергетики?

Писатель Светлана Алексиевич

Писатель Светлана Алексиевич

Владимир Барышевский: Опасения, связанные с развитием цивилизации, непрерывно сопровождают историю человечества. Когда появились автомобили, электричество, самолеты, все боялись и автомобилей, и электричества и самолетов. А можем ли мы сегодня прожить без всего этого?

Эмоционально я прекрасно понимаю Светлану Алексиевич, но откуда взять море энергии, которое сегодня необходимо для человечества? Ведь если построить солнечные батареи, например, где-то в Сахаре, и использовать энергию солнца, то их работа также может нарушить некое равновесие в природе, и вызвать те же катаклизмы, которыми сопровождается развитие научного прогресса. Более того, если более 40 процентов поверхности Земли будет занято людьми, то на ней и вовсе полностью нарушится экологическое равновесие.

Когда грохнула авария на ЧАЭС, именно на кафедре ядерной физики БГУ, где я тогда был профессором, а заведующим был Станислав Шушкевич, мы вопреки воле начальства, немедленно приступили к изучению последствий катастрофы. Медики боялись подойти к больным из зараженных районов, а наши физики в роддомах замеряли радиоактивное излучение рожениц.

Задача физиков - работать и создавать новую технику, а задача общества - от Проматомнадзора до экологов, писателей и журналистов - их работу контролировать. Да, требуется грамотный и жесткий контроль. Даже в Японии, а там демократия, открытое общество, мы до сих пор толком не знаем, что сейчас происходит на Фукусиме.

- Светлана, вам есть, что возразить? Перефразируя известное высказывание о войне и генералах : может быть, атомная энергетика - это слишком важное дело, чтобы доверять его только физикам-ядерщикам?

Светлана Алексиевич: Я думаю, что сегодня не может быть диктатуры физиков, потому что нет тех ученых, которым бы мы могли доверить себя. Во времена Альберта Эйнштейна у них была некая философия мира, его картина. А когда я писала "Чернобыльскую молитву", то встречалась со многими учеными, но не видела этой картины мира в их глазах и в их рассуждениях. Это были технари - люди с зауженными представлениями. Они делают хорошие машины - и все. Таков нынешний этап цивилизации - узкая специализация. И это - катастрофа.

Повторюсь, человечеству надо признать ограниченность своих возможностей и искать пути сближения с природой, а не властвования над ней. И идеи эпохи Просвещения о том, что человек - венец творения, что он все может, и все сделает, сегодня теряют актуальность. Мы увидели это на примере Японии, когда от творения прогресса в считанные минуты остается мусорная свалка.

На уход от атомной энергетики понадобится не менее 50 лет. Но совершенно ясно, что человечеству надо менять мировоззрение, иначе оно не выживет. И именно гуманитарных идей не хватает сейчас как ученым, так и политикам.

Беседовал: Владимир Дорохов

Редактор: Глеб Гаврик

Аудиоверсию дискуссии в полном объеме можно прослушать по ссылке внизу страницы

Архив

Контекст

Реклама