Валерий Борщев: Силовики сдают свои позиции в России | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 18.04.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Валерий Борщев: Силовики сдают свои позиции в России

Говорить о восстановлении института помилования в России пока рано, заявил в интервью Deutsche Welle председатель Общественного совета при минюсте по проблемам уголовно-исполнительной системы Валерий Борщев.

default

Валерий Борщев

Последние действия Дмитрия Медведева говорят о том, что в схватке двух групп влияния - силовиков и либералов - побеждают последние, считает известный правозащитник, бывший член Комиссии по помилованиям при президенте РФ, Валерий Борщев.

De utsche Welle: Дмитрий Медведев помиловал первую группу осужденных в 2009 году, состоящую из 12 человек. Почему помилования начались только сейчас, спустя год после прихода к власти Медведева ?

Валерий Борщев: Начать надо с того, что уже несколько лет как институт помилования в России уничтожен. После того, как была ликвидирована наша комиссия по помилованию при президенте, стало резко снижаться число помилованных. А в 2007 году не было помиловано ни одного человека.

Но в этом году на заседании государственного совета в Вологде президент сказал, что надо вернуться к проблеме помилования, и это действительно важный вопрос. Думаю, что помилование первых 12 человек – это как бы обращение к этой проблеме. Но это не восстановление института помилования, об этом говорить еще рано. Тем более, ведь речь-то идет о помилованных по крайне незначительным преступлениям и малым срокам.

Когда существовала наша комиссия, у нас в год проходило не менее 10 тысяч человек. Причем не все освобождались на свободу, многим, как правило, сокращали сроки. Помилование должно осуществляться независимо от того, каков срок. Критерий должен быть один: является ли данная личность социально опасной? Если нет, то к ней может быть применено помилование.

- Дмитрий Медведев за последнюю неделю сделал сразу несколько значимых шагов – дал интервью "Новой газете", встретился с правозащитниками . Теперь стало известно о помиловании. Многие эксперты связывают это с тем, что экономический кризис заставляет власть налаживать диалог с гражданским обществом. Стоило ли ждать наступление кризиса, чтобы заняться этими проблемами?

- Насколько я знаю, Медведеву проблемы гражданского общества не чужды были и ранее. И сейчас он решил пойти достаточно твердо в этом направлении. Здесь, наверно, сыграла определенную роль ситуация - кризис создает социальную напряженность, и думаю, что обращение к гражданскому обществу президента может повлиять на атмосферу. В этом смысле шаг совершенно правильный.

Я все-таки думаю, что это позиция президента, а не игра. Там ведь во власти есть разные силы. Когда мы говорим о комиссии по помилованию, то ее уничтожал Виктор Петрович Иванов, который был замглавы администрации президента. Но Иванов не одинок, есть во власти у него единомышленники, например, такие влиятельные люди, как Игорь Сечин.

Там идет достаточно серьезная борьба, серьезное отстаивание тех или иных позиций, те или иные силы то побеждают, то проигрывают.

- Выходит, что силовики в России сдают свои позиции?

- Силовики доказали свою полную несостоятельность во всех сферах - и в экономической, политической, дипломатической. Мы видим, что их политика, их позиция терпит поражение за поражением, крах за крахом. Поэтому их голос, влияние уже не столь безусловно, как было, допустим, три-четыре года назад.

- После "разморозки" процесса помилования стоит ли ожидать помилования экс юриста ЮКОСа Светланы Бахминой?

- Скорее всего, Светлану Бахмину отпустят по условно-досрочному освобождению. Тем более суд уже намечен, дело передано. Хотя я думаю, конечно, что Медведеву надо было ее помиловать. Но почему-то этого не произошло.

- С вашей точки зрения, сколько человек должно проходить через институт помилования с учетом ситуации в российских тюрьмах?

- В комиссии по помилованию мы в течение года принимали решения по примерно 10 тысячам человек, причем в большинстве случаев это было сокращение сроков, а не освобождение. Поэтому речь должна идти не о сотнях, а о тысячах человек.

- Насколько этот институт необходим для гуманизации российского правосудия и насколько он эффективен?

- Очень эффективен, очень необходим, прежде всего, как общественный контроль над судебной системой. Что такое комиссия по помилованию? Она, разумеется, не имела права и не могла пересматривать дела. Суд принял решение – комиссия этого не касалась. Но изучая дело, видя, что человек получает явно несправедливое наказание, комиссия, внося решение о помиловании, таким образом корректировала произвол судей.

Поэтому комиссия по помилованию необходима не только как акт милосердия и гуманизации общества, но и как общественный контроль над судебной системой. И также в защиту помилования я хочу привести такой факт, что рецидивы из числа помилованных составляли от 5 до 9 процентов, а те, кто от звонка до звонка досидели – 46-60 процентов. Вот и решайте, что выгодно обществу – помилование, или же осуществление мести до конца.

Беседовал Морозов Сергей
Редактор: Сергей Гуща

Архив

Контекст

Интервью

Реклама