Белорусско-российская граница: машин все меньше, контролеров - больше | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 10.12.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Белорусско-российская граница: машин все меньше, контролеров - больше

Репортаж корреспондента DW о ситуации, сложившейся на белорусско-российском пункте пропуска "Красное" после декабрьского усиления контроля на границе со стороны России.

Грузовики на белорусско-российской границе

Грузовики на белорусско-российской границе

Из-за падения грузопотока, вызванного российским эмбарго в отношении продуктов питания из стран ЕС, международная автомагистраль М1 Брест-Москва, на которой стоит пункт пропуска "Красное", напоминает сегодня второстепенную дорогу местного значения. Тем не менее россияне в декабре снова усилили контроль за перемещением товаров, идущих из Беларуси. На это решение повлияли три фактора: претензии Россельхознадзора к качеству товаров некоторых белорусских компаний, введение в РФ для грузовиков массой свыше 12 тонн платы за проезд по федеральным дорогам и теракты в Париже.

Ужесточение правил

С 7 декабря Россельхознадзор ввел специальный фитосанитарный режим, при котором сотрудники ведомства будут требовать у белорусских компаний подтверждения подлинности фитосанитарных сертификатов, на основании которых они оформляют документы для транспортировки продовольствия в Россию. Ужесточению правил предшестовали неоднократные обвинения белорусских партнеров в фальсификации таких документов.

Указатель с информацией от Россельходнадзора

Представители Россельхознадзора работают на границе

На границе для работы представителей Россельхознадзора была отгорожена часть площадей ранее пустовавшего склада временного хранения таможни, и размещен отдел карантинного фитосанитарного контроля. Несмотря на очевидную незагруженность магистрали, перед заездом на его территорию всегда можно увидеть скопление двух-трех десятков грузовиков.

Кроме того, в частном разговоре контролеры Россельхознадзора обратили внимание на то, что в последние недели большинство грузов, следовавших из Беларуси, было задержано не в "Красном", а на дорогах, которые ранее считались объездными. Тем самым Россия показывает, что больше не будет закрывать глаза на белорусские серые схемы поставки подсанкционных продуктов. В 2015 году, согласно заявлению пресс-службы Россельхознадзора, было выявлено 417 поддельных фитосанитарных сертификатов, по которым белорусские фирмы перевозили более 8700 тонн продукции.

Андрей Суздальцев

Андрей Суздальцев

Замдекана факультета мировой политики и мировой экономики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев считает, что белорусы зря проигнорировали информацию о направлении Россельхознадзором в начале года своих специалистов в зарубежные командировки с целью проверки сертификатов.

Например, в Тунисе, по данным эксперта, они выявили такие доказательства использования белорусами подделок, которые невозможно опровергнуть. В этой схеме, утверждает Суздальцев, участвуют лица, приближенные к белорусским властям. "Ведь используются реальные печати госструктур, а не контрабандистов", - указал Андрей Суздальцев.

Все против "Платона"

Скопление транспорта наблюдается и на выезде с контрольного терминала. Пройдя полностью документальную очистку груза на границе, водители не спешат въезжать на российскую территорию. Причина - во введении в эксплуатацию системы "Платон" ("ПЛАта за ТОНны"), призванной обеспечивать сбор и передачу в автоматическом режиме данных о машинах массой свыше 12 тонн. Теперь проезд по всем автомобильным дорогам федерального значения для таких грузовиков стоит 1 рубль 53 копейки за километр, а с марта ставка повысится до 3,06 руб/км.

Автомат, принимающий платежи за проезд грузовиков по федеральным автомагистралям

Автомат, принимающий платежи за проезд грузовиков по федеральным автомагистралям

Весь ужас происходящего в том, объясняет дальнобойщик Андрей, что в зоне пограничного пункта оплатить проезд невозможно. Ближайший платежный терминал находится в пяти километрах от границы, а движение по трассе до терминала уже может считаться нарушением, которое влечет штраф. Поэтому водители оставляют автомобили прямо на линии границы, своим ходом добираются до места оплаты, а потом возвращаются и едут по маршруту либо ждут начальства. Российские дальнобойщики провели уже несколько забастовок, в результате которых власти уменьшили суммы штрафов с 450 тысяч рублей до 5 тысяч, но отменять "Платон" никто не собирается.

В результате на границе в обиходе появились новые понятия - "фулка" и "шелка". "Фулкой" называют бензоколонку Full Tank, на которой размещен ближайший центр регистрации пользователей системы "Платон". Там автовладельцы предъявляют техпаспорт на грузовик и госномер прицепа. После этого они могут оплачивать проезд, вводя свои реквизиты в любом платежном терминале, обслуживающем "Платон". Например, на "шелке" - бензоколонке компании Shell в трестах метрах от центра регистрации.

Контекст

Водители большегрузных машин в один голос проклинают "Платон". Белорус Виктор, работающий на российского автоперевозчика, вспоминает, что эта система официально начала действовать с 15 ноября, и этот день пришелся на воскресенье. В пункте пропуска "Красное" тогда скопилась очередь длиною в три километра, и никто не знал что делать. "Это был ад", - вспоминает Виктор.

Белорусские силовики страшнее беженцев

После терактов 14 ноября в Париже Россия заявила об усилении мер пограничного контроля. Но на границе с Беларусью, говорят жители российской деревни Красное, это почти не сказалось. Ведь еще до терактов, когда в Европу хлынул поток беженцев с Ближнего Востока, российские пограничники стали проводить усиленные рейды. 26 октября смоленским погранотрядом была впервые задержана семья беженцев из Ирака. Кроме того, были задержаны граждане Египта и Ирана.

Беженцев жительница Красного Надежда считает меньшим злом, ведь все они направляются в Москву. Злом большим она называет поведение белорусских силовиков. Как правило, объясняет она, россияне, которые отбыли срок заключения в Беларуси и "иные нежелательные элементы", подлежат депортации. И депортация заключается в том, что белорусские милиционеры довозят их до Красного на пригородном дизель-поезде и ссаживают. Денег на еду или билет до Смоленска у депортированных нет, и они идут воровать.

Дом Надежды - возле самой железной дороги. С одной стороны - граница, а с другой - заброшенный дом. В том доме, говорит она, периодически останавливаются нежелательные гости из Беларуси. И повлиять на них не могут ни пограничники, ни полиция.

Смотреть видео 02:25
Now live
02:25 мин

Дальнобойщики против "Платона", или При чем здесь Ротенберг? (07.12.2015)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама