Аркадий Мошес: Лукашенко не может нанести ЕС серьезный ответный удар | Беларусь: взгляд из Европы - спецпроект DW | DW | 24.01.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Беларусь

Аркадий Мошес: Лукашенко не может нанести ЕС серьезный ответный удар

Финский политолог Аркадий Мошес в интервью Deutsche Welle проанализировал возможности Минска ответить на санкции Евросоюза, а также рассказал о том, как ЕС мог бы эффективно повлиять на белорусские власти.

Александр Лукашенко в хоккейной форме

Президент Лукашенко

Директор программы "ЕС - Россия" Финского института международных отношений Аркадий Мошес в интервью Deutsche Welle выразил уверенность в том, что перечень мер, которые Беларусь может применить к Евросоюзу в ответ на санкции ЕС, весьма ограничен. По мнению Мошеса, пока не ясно, решится ли Александр Лукашенко на дальнейшее закручивания гаек внутри страны в ответ на санкции со стороны ЕС.

- Александр Лукашенко пригрозил ЕС ответными мерами, если Брюссель применит санкции в отношении Минска. Есть ли у Беларуси реальные рычаги давления на Европу?

Аркадий Мошес: Инструменты ответа Минска в целом весьма ограничены. Некоторые из них уже применены. Имею в виду закрытие офиса ОБСЕ в Беларуси. Кроме того, возможно сокращение или понижение уровня дипломатического представительства стран ЕС. Но, скорее всего, основной ответ на санкции ЕС будет содержаться в действиях белорусских властей внутри страны. Потому что серьезных возможностей навредить Евросоюзу у Беларуси на сегодняшний день нет. Можно нанести определенный ущерб странам, непосредственно граничащим с Беларусью, но этот ущерб будет незначительным.

Аркадий Мошес

Аркадий Мошес: Белорусские власти могут усилить репрессии внутри страны

А вот возможности дальнейшего закручивания гаек внутри страны в ближайшие месяцы в ответ на внешние санкции, мне кажется, у режима еще существуют. Хотя будет ли он это делать или все ограничится блефом, сегодня сказать трудно. На мой взгляд, не случайно в инаугурационном выступлении Александра Лукашенко прозвучал пассаж о намерении Беларуси развивать многовекторную политику и нормализовать отношения с Западом. Это говорит о том, что Лукашенко, прекрасно понимая, в какой ситуации он оказался, пока не хочет сжигать все мосты.

- Может ли Беларусь пойти на крайние меры, например на перекрытие транзита энергоносителей в Западную Европу или беспрепятственный пропуск нелегальных мигрантов?

- Думаю, все разговоры о перекрытии транзита энергоносителей как о средстве влияния на Евросоюз неоправданны. Это позиция самоубийственная с точки зрения экономической ситуации в Беларуси. Такой шаг в значительной степени обострил бы и отношения Минска с Москвой.

Но самое главное, имидж надежного транзитного государства - одна из немногих козырных карт, остающихся в распоряжении всех стран, через территорию которых транспортируются энергоносители. Перекрыв транзит, Лукашенко только усилил бы позицию тех, кто считает, что эту страну и так нужно обходить стороной. Краткосрочный выигрыш здесь в любом случае незначителен, а стратегическая потеря однозначна.

Что касается пропуска нелегальных мигрантов, то, во-первых, это не дело одного дня. Коридоры нелегальной миграции формируются не так быстро, и думаю, что ЕС скорее найдет адекватный ответ, усилив охрану собственной границы, чем испугается угроз. Кончится это тем, что если эти коридоры будут таким образом переориентированы, то через несколько месяцев ухудшится ситуация в самой Беларуси. Страна превратиться в отстойник для нелегалов.

Дело в том, что здесь речь идет о некоей базовой философии, философии беспроигрышных отношений. Лукашенко было выгодно создавать имидж Беларуси как надежного партнера Запада в борьбе с вызовами "мягкой безопасности" (транзит, нелегальные мигранты и т.д.), и Западу было выгодно, чтобы Беларусь играла эту роль. В итоге выигрывали обе стороны. И если одна из сторон вдруг решит, что ей выгодно разорвать этот контракт, именно она и окажется проигравшей. Ситуация обоюдного проигрыша здесь не гарантирована, а проблемы у одной из сторон возникнут точно.

- Как, по-вашему, в ЕС реагируют на угрозы Лукашенко? Боятся ли здесь белорусских санкций, есть ли у Европы чувствительные места, на которые Минск мог бы надавить?

- Сегодня таких реальных вещей, которых Европа могла бы испугаться, не существует. Брюссель имел достаточно напряженные отношения с Беларусью в течение 12 лет - с 1996 до 2008 года. Такое положение его не очень устраивало, потому что оно не нормально для Европы XXI века. Но это не значит, что здесь есть прямые линии проецирования силы.

На мой взгляд, единственное, что ЕС было бы неприятно, - это если Минск будет использовать риторику о двойных стандартах в политике Брюсселя. Мол, изолируя Беларусь и выступая с критикой ситуации с правами человека в стране, Европа в упор не замечает, что аналогичные процессы сегодня происходят на всей западной части постсоветского пространства. Такие уколы ЕС не очень понравятся, но он их тоже переживет. В любом случае даже рассуждать о том, что у Беларуси и Евросоюза сопоставимы потенциалы взаимного давления, по-моему, неоправданно.

- Насколько эффективным может быть в целом диалог на уровне угроз и санкций?

- Диалог на уровне санкций эффективным быть не может. Для этого как минимум нужно, чтобы санкции имели реальный эффект на того, против кого их применяют. Я совершенно не убежден в том, что те санкции, о которых ЕС может реально подумать, способны нанести непосредственный ущерб белорусскому режиму. Поэтому вести обмен репликами по этому поводу бесперспективно.

Что могло бы быть перспективным, так это то, что ЕС, один раз высказавшись, выставит условия и перестанет муссировать эту тему. Брюссель должен потребовать возврата ситуации в Беларуси к состоянию на 18 декабря и освобождения политзаключенных в качестве условия возобновления диалога. Я уверен, что время в данном случае работает на ЕС, хотя это не принесет мгновенных результатов.

Беседовала Виктория Зарянка
Редактор: Владимир Дорохов

Контекст