Андреас Шоккенхофф: Перемены на Украине необратимы | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 06.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Андреас Шоккенхофф: Перемены на Украине необратимы

Заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге заявил в интервью DW, что сближение Украины и ЕС не направлено против России, а наоборот отвечает ее долгосрочным интересам.

Немецкие политические деятели внимательно следят за развитием событий в Киеве. Как оценивает сложившуюся на Украине ситуацию заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Андреас Шоккенхофф (Andreas Schockenhoff)? Насколько, с его точки зрения, велика угроза раскола страны? Противоречит ли российским интересам сближение Украины с Европейским Союзом? В интервью DW Шоккенхофф, в частности, заявил, что считает необратимой начавшуюся на Украине глубокую трансформацию общества.

DW: Господин Шоккенхофф, как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на Украине?

Андреас Шоккенхофф: Я думаю, что общественное движение на Украине вышло далеко за рамки проблемы "Восточного партнерства". И, что особенно важно подчеркнуть, это движение не направлено против России. Последние события показывают, что украинское гражданское общество трансформировалось уже значительно больше, чем это представляет себе руководство страны. Это общество более не готово мириться с самоуправством власти. Это относится и к беззастенчивой коррупции, и к подтасовкам на выборах, и к избирательному правосудию. При этом речь идет не только о Юлии Тимошенко. Она - только символ.

- Но поводом для протестов стал отказ Киева подписать соглашение об ассоциации Украины и ЕС…

Андреас Шоккенхофф

Андреас Шоккенхофф

- Неожиданный поворот Януковича в его европейской политике разочаровал очень многих украинцев, потому что для них "Восточное партнерство" и сближение с ЕС были в первую очередь связаны с надеждой на укрепление принципов правового государства, развитие демократии, на более активное участие в управлении страной. Я считаю, что внутренняя трансформация Украины стала необратимой.

- Многие наблюдатели указывают, однако, на разные, порой противоречащие друг другу тенденции в украинском обществе. Можно ли говорить о грозящем расколе страны?

- С моей точки зрения, было бы ошибкой говорить, что Украина расколота на тех, кто ратует за более тесные связи с Россией, и тех, кто выступает за сближение с ЕС. Речь не идет о выборе между Россией и ЕС, а о модернизации Украины, соблюдении принципов правового государства, независимом правосудии, свободе слова, об участии в управлении, о гражданской активности. По идее, такая Украина должна отвечать и интересам России, поскольку не направлена против нее, а, наоборот, открывает для России новые экономические и политические перспективы. Так что совершенно неправильно ставить вопрос, относится ли Украина к Западу или - с ограниченным суверенитетом - к сфере российского господства. Это старое мышление. На самом деле, интегрированная в европейские структуры современная Украина полезна для развития и украино-российских связей, и для отношений между Россией и ЕС. Поэтому такая псевдоконкуренция, взаимоисключающие позиции только цементируют статус-кво и неконструктивны.

- Какую политику следует, с вашей точки зрения, Берлину проводить впредь по отношению к Украине? Может быть, надо предоставить ей перспективу полноправного членства в Евросоюзе?

- "Восточное партнерство" - это предложение для тех стран, которых мы пока не можем принять в Евросоюз, в том числе и потому, что и ЕС со своей стороны к этому не готов. Но "Восточное партнерство" отнюдь не исключает перспективы присоединения таких стран к ЕС в будущем. Главное, чтобы не было некоей промежуточной зоны между ЕС и Россией.

- Российский министр иностранных дел Сергей Лавров потребовал от Запада прекратить, как он считает, вмешательство во внутренние дела Украины. Как вы относитесь к такому требованию?

- Будет лучше, если господин Лавров последует своему собственному совету. Тесное сотрудничество ЕС с Украиной не направлено против России. Наоборот, это вклад в развитие интеграции в Центральной и Восточной Европе. Нужны новые формы кооперации, включающие и Россию. Реакция же России на сближение Украины с ЕС - это проявление старого геополитического мышления, которое в долгосрочной перспективе противоречит самим российским интересам.

- А что вы думаете о Януковиче? Он остается, по вашему мнению, партнером для переговоров между Украиной и ЕС?

- Предложение для диалога должно, разумеется, оставаться в силе. Но расчет на то, что можно попытаться, разыграв Москву и Брюссель, набить себе цену, оказался очень недальновидным.

- Польский парламент призвал страны ЕС поддержать гражданское общество на Украине либерализацией визовых правил. Готова ли Германия последовать такому призыву?

- Мы тоже выступаем за визовую либерализацию, но сделать это очень быстро невозможно. За такую меру ратуют и Россия, и Украина. Но тот факт, что на повестку дня переговоров с ЕС на этот счет выносится в первую очередь тема облегчения визового режима для обладателей служебных паспортов, а не для представителей гражданского общества, показывает всю сложность такой проблематики. Если мы хотим создать зону свободной торговли, развивать сотрудничество, то люди, конечно, должны иметь свободу передвижения, возможность тесного общения. Но визовая либерализация не должна идти на пользу отдельным привилегированным чиновникам.

- А может ли Германия оказать давление, отказывая в визах некоторым представителям украинской власти?

- Если установлено и доказано, что какие-либо персоны совершили преступления против собственного народа, то, конечно, надо подумать, имеет ли смысл проводить политику открытых дверей в отношении людей, преследующих совсем другие цели.