В России не хотят декарбонизации ради защиты климата, но жизнь заставит | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 20.03.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

В России не хотят декарбонизации ради защиты климата, но жизнь заставит

Перспектива потери рынков сбыта и технологического отставания вынудит российскую экономику снижать свой углеродный след. Об этом говорили на конференции про "зеленую трансформацию".

Можно ли сравнивать несопоставимое? Например, подходы Германии и России к защите климата и декарбонизации экономики.

В ФРГ очень озабочены глобальным потеплением, уже приняли план отказа от угля, форсированно развивают возобновляемые источники энергии и в рамках ЕС провозгласили "Зеленый курс" (Green Deal) на климатическую нейтральность через 30 лет. В РФ об изменении климата и сокращении выбросов CO₂ стараются не думать, строят планы увеличения экспорта угля и в падение мирового спроса на нефть и газ решительно не верят. И как тут быть?

Зеленую трансформацию мировой экономики уже не остановить

Поиску ответа на этот вопрос и была, по сути дела, посвящена двухдневная онлайн-конференция "Зеленая трансформация мировой экономики: взгляд из России и Германии". Ее организовали Германский дом науки и инноваций (DWIH) в Москве, российский национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики", посольство ФРГ в РФ и Лейбницевский институт экологического развития городов и регионов в Дрездене (IÖR).

Инфографика Производство электроэнергии в ЕС в 2020 году

Конференция наглядно продемонстрировала, что в экспертном сообществе двух стран подходы как раз вполне сопоставимые. Есть полное понимание того, в каком направлении все быстрее движется мир: к радикальному сокращению выбросов в атмосферу парниковых газов для достижения закрепленной в Парижском соглашении по климату цели ограничить вызванное человеком глобальное потепление 1,5-2 градусами. Именно поэтому ускоряется декарбонизация мировой экономики – процесс отказа от использования угля, нефти и газа, поскольку сжигание этих ископаемых энергоносителей и ведет к выбросам в атмосферу CO₂.    

"Вопрос уже не в том, нужно это или нет, вопрос теперь только в том, как это сделать", - подчеркнул, говоря о глобальной декарбонизации, директор берлинского аналитического центра Agora Energiewende Патрик Грайхен (Patrick Graichen). Он рассказал о стратегии Германии и в целом всего Евросоюза. В ней – пять основных направлений.

Европейская стратегия декарбонизации: пять направлений

Это развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) с упором на ветер и солнце. Повышение энергоэффективности, особенно в жилищном секторе, потребляющем много тепла. Электрификация всех тех сфер, где пока используются ископаемые энергоносители: переход, например, на электромобили и на тепловые насосы. Внедрение водорода там, где перейти на электричество трудно или невозможно: суда, самолеты, металлургия. И это развитие технологий улавливания и подземного хранения CO₂ для тех сфер, где полностью избежать выбросов углекислого газа не удастся, например в цементной промышленности.

Инфографика Отопление без ущерба для климата

"У правительства России никакого желания идти путем декарбонизации нет", - констатировала, в свою очередь, Татьяна Митрова, научный руководитель Центра энергетики Московской школы управления "Сколково". Она указала на то, что этот термин даже не упоминается в утвержденной прошлым летом Энергетической стратегии РФ до 2035 года. Там, по ее выражению, "все очень углеводородное" и чувствуется явное стремление "придумать, как сохранить экспорт в условиях, когда все крупные покупатели российского углеводородного сырья в Европе и Азии к 2050-2060-м годам собираются от него отказаться". 

Такая "охранительная" концепция бесперспективна, сошлись во мнении и немецкие, и российские участники конференции. Патрик Грайхен предупредил об опасности появления "инвестиционных руин", ведь сооружаемые или планируемые сейчас объекты в сфере энергетики или металлургии рассчитаны как минимум лет на 30, а мир за это время кардинально изменится, и такие объекты могут очень быстро оказаться абсолютно ненужными.

Российский бизнес озаботился климатом из-за ЕС и США

Мирьям Бюденбендер (Mirjam Büdenbender), референт по защите окружающей среды посольства ФРГ в Москве, при описании ситуации отбросила всякую "ложную дипломатичность": "У декарбонизации нет альтернативы, тот, кто в ней не участвует, отстанет от других. Для России она означает сжимание экспортных рынков. Надеяться на отказ от глобального курса на защиту климата – крайне рискованная стратегия. Цена ничегонеделания может оказаться очень высокой".

Джо Байден в Белом доме

Решение Джо Байдена вернуть США в Парижское соглашение по климату даст сильный импульс декарбонизации в мире

Однако Олег Плужников, член генерального совета предпринимательского объединения "Деловая Россия" и директор по развитию Национальной организации поддержки проектов поглощения углерода заверил участников конференции, что в российском подходе к климатической проблематике "изменения происходят прямо на глазах". Если еще каких-то полгода назад эта тема, по его словам, не попадала даже в топ-50 вопросов, волнующих российский бизнес, то "сейчас она точно входит в топ-10". Об этом, в частности, свидетельствует усиленный поиск компаниями специалистов по климатической тематике. 

То, что "бизнес проснулся", связано, по мнению Олега Плужникова, с двумя внешними факторами: возвращением США в Парижское соглашение по климату и планами Евросоюза в этом году разработать, а с 2023 года ввести в действие механизм трансграничной углеродной корректировки (CBAM) – или углеродный налог ЕС, как его стали называть в России. (Другие участники конференции в качестве еще одного ключевого внешнего фактора называли намерение Китая, крупного покупателя российских энергоносителей в Азии, добиться климатической нейтральности к 2060 году.)  

CBAM: углеродный налог ЕС или стимул для низкоуглеродных технологий?

Цель CBAM – взимать с поставщиков импорта на обширный рынок ЕС плату, если их продукция выпущена с большим количеством выбросов CO₂, и тем самым стимулировать производителей повсюду в мире внедрять у себя низкоуглеродные или даже безуглеродные технологии. Пока тут многое еще неясно, в частности то, в какой мере это коснется российских поставщиков нефти и газа, но компании из РФ при нынешней модели развития российской экономики в любом случае ждут дополнительные расходы, возможно многомиллиардные.

Графика с символическим изображением торговли сертификатами на выбросы СО2

Система сертификатов на выбросы CO2 предприятиями, похожая на углеродный налог, действует в ЕС с 2005 года

"В России трудно будет воспринимать эти потери как элемент сотрудничества", - с явным упреком в адрес ЕС отметил руководитель департамента мировой экономики "Высшей школы экономики" Игорь Макаров и предположил, что в РФ механизм CBAM вряд ли приведет к принятию мер углеродного регулирования на государственном уровне – скорее к введению контрмер. Но вот компании, заинтересованные в дальнейшей работе на европейском рынке, наверняка начнут "зеленеть", считает ученый.

Во всяком случае, такой крупный экспортер на рынки ЕС, как "Газпром", готов перестраиваться и заняться в Германии производством водорода, заявил на конференции начальник управления энергосбережения и экологии этого госконцерна Александр Ишков. Правда, "Газпром" хотел бы получать H₂ из собственно продукции, из метана, используя метод пиролиза и энергию ВИЭ, тогда как немецкая сторона предпочла бы производить с помощью ВИЭ "зеленый водород" из воды методом электролиза.

Водород становится все более важной темой сотрудничества ФРГ и РФ

Но сближение позиций явно возможно, показали доклады на конференции, которая отвела теме водорода одну из четырех своих сессий. Так что H₂ становится все более важной и чуть ли не главной перспективной темой в энергетическом сотрудничестве Германии и России, тем более что обе страны приняли в 2020 году национальные водородные стратегии. Это впечатление еще больше укрепило прозвучавшее в ходе конференции сообщение, что этим летом при посольстве ФРГ в Москве откроется специальное водородное бюро, призванное поддерживать и координировать германо-российские проекты в этой сфере.  

Смотрите также:

Смотреть видео 02:27

Поезда будущего: как в Германии тестируют составы на водородном топливе

Аудио- и видеофайлы по теме