Комментарий: Новая реальность российского протеста - это Минсква | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 01.02.2021
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мнения

Комментарий: Новая реальность российского протеста - это Минсква

На митинги в России вышло новое поколение - и это вовсе не школьники. Впрочем, пока протесты привели только к ужесточению репрессивных мер со стороны властей, констатирует Иван Преображенский.

Митинги, пикеты и демонстрации в поддержку Алексея Навального и с требованием ухода действующего президента России прошли в воскресенье, 31 января, как минимум в 86 российских городах. Количество новых репрессивных мер со стороны властей и география протеста были беспрецедентными, и не важно, насколько меньше, чем неделей ранее, на этот раз вышло людей на улицы. Что изменилось в российском протесте, и к чему это может привести в будущем?

Поколение Теlegram

Новый российский протест отличается своей организацией, она сетевая. Хотя сдвинул ситуацию Алексей Навальный, в ходе самих акций это приводит к отказу от ориентации на лидеров, после задержания которых протест раньше затухал. Благодаря сетевой форме движения до сих пор не сдаются белорусские оппозиционеры, координационный центр которых сместился в социальные медиа.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Даже если бы штабы Навального хотели выбрать другой формат координации акций, полиция и спецслужбы не оставили им выбора. Множество оппозиционеров "на земле" в России попали под арест еще до выступлений 31 января. В итоге, путь белорусского Telegram-канала Nexta стал для российской оппозиции безальтернативным.

При этом произошла не только смена каналов координации, но и поколений. Перед митингами 23 января власти пытались убедить всех, что на них готовятся выйти несовершеннолетние тиктокеры. Однако перепрыгнуть тех, кому сейчас 25-35 лет, Кремлю не удалось. Они не участвовали в "болотных" митингах 2011-2012 года, но массово вышли сейчас. Причем женщин среди протестующих примерно половина, а охвачена протестами почти вся страна.

Правда, пока им явно не хватает идеологии и символов. В итоге, белорусский бело-красно-белый флажок становится знаком борьбы за свободу и россиян. Он явно лучше подходит для этого, чем, скажем, туалетный ершик. Что касается идеологии, то у демонстрантов нет даже четкой системы требований, кроме освобождения Алексея Навального. Впрочем, и это протестующие могут повернуть себе на пользу. Репрессируя всех подряд, власти помимо своего желания снимают партийные противоречия в стане оппозиции.

Москва похорошела как Минск

Беспрецедентными оказались меры безопасности, объявленные накануне протестов 31 января в российской столице. По всей стране, не только в Москве, шли обыски и задержания активистов, причем тотальные - не забыли даже старых советских диссидентов.

Власти дали понять, что не позволят оппозиции замахнуться на "святое" - провести митинг на Лубянской площади, перед знанием ФСБ. Москвичей ждали закрытые станции метро, перегороженный центр города, отключенный Wi-Fi в кафе и даже закрытые оружейные магазины. В ходе самих мирных демонстраций полиция впервые достаточно массово применяла электрошокеры. Впрочем, не только их. В Санкт-Петербурге и вовсе полицейский, которого сбили с ног, угрожал протестовавшим боевым пистолетом.

Везде, где выходило много людей, против них, помимо полиции и ОМОНа, бросали еще и войска Росгвардии. Эти люди в военной, а не полицейской форме с металлическими щитами, проводили жесткие задержания. В Санкт-Петербурге задержанных гнали как военнопленных с руками за головой, а в Казани ставили их на снег на колени - резкого усиления машины репрессий не пришлось долго ждать. Российские власти явно внимательно изучали опыт соседней Беларуси.

Этот рост насилия, рекордные пять с лишним тысяч задержанных по всей стране, очевидно, должны, по задумке властей, запугать граждан и помочь сбить на начальном этапе новую волну протестов. Но и протестующие не стали, как в Беларуси, пару месяцев ходить с флагами, а сразу начали вести себя жестче.

Кому хватит резервов?

У властей, похоже, возникает тут серьезный риск не рассчитать резервы. В Минске, пока Кремль не прислал консультационно-пропагандистскую помощь, казалось, что все висит на волоске. В России же уже сейчас такое ощущение, что репрессивная машина идет практически на самых мощных доступных ей оборотах. В части городов 31 января было видно, что полиции явно не хватает - ее, вероятно, перебросили в столицу или другие горячие точки. Были проблемы и с размещением задержанных по отделениям полиции. Но ведь это отнюдь не предел.

Десятки тысяч недовольных нынешним режимом еще только раскачиваются и вполне могут присоединиться к протестам. Не факт, что прямо сейчас. Но впереди весна, холода закончатся, избирательная кампания к осенним выборам в Госдуму, наоборот, начнется, а уровень жизни населения, скорее всего, продолжит падать.

Тут бы начать маневрировать и договариваться с отдельными группами населения. Но Кремль, похоже, занял жесткую позицию: любой протест - только в кольце ОМОНа. Но оно прочно, если хватает резервов и нет перегрузок. Если же протесты не спадут, а продолжат нарастать, то может оказаться, что повышать градус агрессии Кремлю будет уже просто некуда. И тогда останется только выбор между капитуляцией или приказом стрелять на поражение. Причем с неизвестными заранее последствиями.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Смотреть видео 25:52

Протесты за Навального и против Путина. Европа в фокусе

Аудио- и видеофайлы по теме