Ирина Прохорова о протестах в России: Общество перестает быть советским | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 10.02.2021

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Ирина Прохорова о протестах в России: Общество перестает быть советским

Издатель Ирина Прохорова поддержала петицию к властям России с призывом прекратить полицейское насилие против протестующих и обеспечить свободу собраний. DW расспросила ее о новых ценностях россиян.

Жесткие задержания протестующих на акции в поддержку оппозиционера Алексея Навального в Москве, 31 января 2021 года

Жесткость силовиков может быть расценена как признак неуверенности власти

После жесткого подавления силовиками массовых протестов в поддержку оппозиционера Алексея Навального около 20 тысяч человек подписали обращение к российским властям с требованиями немедленно привести законодательство РФ о митингах и демонстрациях в соответствие с конституцией и гарантировать гражданам право на мирные собрания. Кроме этого, подписавшиеся, в числе которых несколько десятков ученых, писателей, деятелей науки и культуры, призвали отпустить всех задержанных в ходе акций последних недель, а также пресечь практику бесчеловечных избиений полицией мирных граждан и судебного произвола в отношении задержанных.

Свою подпись под этим документом поставила и литературовед и издатель, главный редактор журнала "Новое литературное обозрение" Ирина Прохорова. В интервью DW она рассказала о ценностях, которые приобрели особую значимость в российском обществе в последние годы, и о том, почему она считает готовность властей идти на уступки достоинством, а не слабостью.

DW: Ирина Дмитриевна, почему вы подписали эту петицию?

Ирина Прохорова: По-моему, подписать такую петицию - естественно для всех здравомыслящих людей. В конце концов, в ней содержится простое требование: соблюдайте конституцию. Даже в переделанном виде она гарантирует нам право на мирные собрания, а все акты, принятые Госдумой (и регулирующие правила проведения митингов. - Ред.), носят антиконституционный характер.

Литературовед Ирина Прохорова на марше в поддержку политзаключенных в Москве, 10 февраля 2019 года

Ирина Прохорова на марше в поддержку политзаключенных (фото из архива)

Меня удивляет наивность власти, которая демонстрирует презрение к закону, и тот беспредел, который царит при задержаниях: избиения, издевательства, сфальсифицированные дела. Я считаю, что, если власть хочет иметь какой-то авторитет и опору в обществе, она должна подавать ему пример, следуя закону. В противном случае требовать от людей соблюдать закон довольно странно.

Идея уважения к закону стала приобретать значимость в России сравнительно недавно, и мне кажется, что это связано с трансформацией общества. Оно перестает быть советским и становится серьезным гражданским обществом, для которого идея справедливости и законности является первоочередной. Для меня это самый положительный момент в той неприятной, тревожной ситуации, в которой мы сейчас находимся.

- Это уже не первая петиция, которую вы подписали. Но разве хоть одна из них смогла на что-то повлиять?

- В данном случае я присоединяюсь к мнению замечательной правозащитницы Зои Световой, настаивающей, что писать и подписывать петиции надо, несмотря на скептиков, которые говорят, что они ничего не изменят. Мы прекрасно понимаем, что это долгая борьба разных социальных групп за эволюцию политической и социальной жизни. Петиции - это один из ее инструментов, это выражение общественного мнения. Власть никогда его не игнорирует, даже если она делает вид, что не замечает его. Пословица "вода камень точит" в данном случае очень справедлива.

- Петиция - это попытка наладить диалог с властью. Как бы вы оценили готовность российской власти к этому диалогу?

- Демонстрация насилия, которую мы наблюдаем в последнее время, как мне кажется, совершенно непродуктивна. И у меня есть подозрение, что сама власть это чувствует. Конечно, можно устрашить всех на какое-то время, но ведь власть не отменила выборы, какими бы несправедливыми они ни были. И все, что она делает, негативно отражается на общей ситуации, на отношении к правящей партии и так далее. Думаю, что если агрессия будет продолжать нарастать, то ближе к сентябрю нас ждут печальные времена.

Мне представляется, что диалог все равно необходим. Эксперты говорят, что этот диалог есть на локальном уровне. Просто он не попадает в сводки новостей, и мы о нем не знаем. Но, например, недовольство рабочих на предприятиях в малых городах приводит к тому, что власть вынуждена идти на какие-то уступки, хотя она и старается это не декларировать. У нее есть странное ощущение (и это уже тоталитарная традиция), что уступка людям - это слабость. Хотя мне представляется, что это и есть достоинство власти, показывающее ее гибкость и уверенность в себе.

- Многие из тех, кто выходил на митинги, говорили, что вышли не за Навального, а потому, что хотят перемен. Как вы думаете, стоит ли власти задуматься о структурных изменениях?

- Мне трудно говорить за власть о том, что она думает. Но да, Навальный оказался символической фигурой в борьбе за справедливость, законность, гражданские свободы и другие важные вопросы. В данном случае я могу только восхищаться людьми, которые выходят на улицы, прекрасно понимая, что их могут ждать репрессии. И это первый показатель: вселенский страх, который довольно долго довлел над обществом, проходит. При этом на лицо смена поколений: на протесты выходят молодые люди, которые выросли в более свободной стране.

Для них свобода - это не нечто абстрактное, а часть их идентичности и смысла жизни. Да и старшее поколение, которое часто вспоминает не существующий Советский Союз с молочными реками и кисельными берегами, на практике тоже изменилось. Если отбросить весь идеологический шлак и спросить у людей, какой они мыслят жизнь своих детей, то выясняется, что никакого советского общества больше нет. Игнорировать это невозможно.

- В России сейчас люди начали самоорганизовываться вокруг задержанных и помещенных в спецприемники: вместе носить им передачи, дежурить. Это говорит о зрелости российского общества?

- В самые страшные времена Россия выживала за счет горизонтальной солидарности, дружеских и родственных связей, гражданского активизма. Несомненно, эти связи крепнут на постсоветском пространстве. Распространение благотворительности, не только в крупных фондах, но и через краудфандинг и другие локальные инициативы - новое явление, ставшее особенно заметным в последние 10 лет. Это говорит о трансформации общества, которое не надеется на власть.

Проблема России в том, что, в отличие от Беларуси, она до сих пор представляет собой имперское образование - и в области культуры, и в плане целого ряда практик. Отбросить это наследие довольно сложно. Власть сегодня доигрывает эту имперскую, советскую модель, хотя некоторая ее изношенность кажется мне очевидной. Проблема в том, что общество пока не может переломить эту модель ни символически, ни интеллектуально.

- Не опасаетесь ли вы повторения в России белорусского сценария, при котором диалога власти с обществом, очевидно, так и не получилось?

- Параллели есть, ведь все мы вышли из постсоветского пространства. Но жизнь непредсказуема и очень зависима от большого количества локальных событий. Кто мог предположить успех Шиеса? Но ведь там активисты победили, строительство полигона остановлено, хотя бы временно. Там представлена совсем другая модель единства: общая идея примирила все политические разногласия.

Мы видели это и в Хабаровске, где было не важно, кто за кого голосовал, а важна была идея законности, и в Куштау, и в массе более мелких историй по всей стране. Этот опыт, в моем представлении, пока не очень хорошо изучен. Думаю, что, возможно, снобизм образованного класса, или экспертного сообщества, мешает ему увидеть ростки нового и то, на что можно опереться.

- Считаете ли вы, что то противостояние, которое мы наблюдали в последнее время, может определить будущее демократических прав и свобод в России?

- Такое число выступлений в стольких городах - это колоссальный прецедент. История в Якутске, когда люди вышли на улицу при температуре в минус 50, - это что-то значит. Конечно, это симптом большого неблагополучия, и любая сознательная власть должна разобраться с этим. А свобода слова и собраний - очень удобный и дешевый инструмент для замера состояния общества: по тому, что пишут в газетах и фейсбуках, и по демонстрациям на улицах легко можно сообразить, где болевая точка, и быстро решить проблему.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:13

Задержания за лозунги "Путин - вор" и "Россия без Путина" и другие итоги разогнанных акций протеста

Аудио- и видеофайлы по теме