Александр Цой: о Викторе и ″ленинградских Цоях″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 17.08.2020

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Культура и стиль жизни

Александр Цой: о Викторе и "ленинградских Цоях"

Александр Цой покинул Россию спустя полгода после смерти своего родственника Виктора и живет сейчас в Берлине. DW он дал свое первое в жизни интервью.

Живущий уже почти 30 лет в Берлине Александр Цой является родственником Виктора Цоя по линии отца. Корреспондент DW в день годовщины смерти музыканта поговорил с Александром о Викторе, о "ленинградских Цоях", "бонусе Цоя" и жизни в Германии. Это первое интервью с Александром Цоем, до этого он ни разу не говорил с журналистами.  

DW: Вы помните 15 августа 1990 года? 

Александр Цой:Конечно. Мне было 14 лет. Я был на третьей смене пионерского лагеря, в Крыму, в Алупке. Меня очень сильно тронула смерть Виктора. Я встречался с девушкой, она подбежала и как-то легкомысленно мне сказала: “Ой, Виктор Цой умер. Я сразу ушел и потом долго не мог прийти в себя. Сложно было. 

- Вы когда видели его по телевизору, хвастались друзьям, что он - Ваш родственник? 

- Я видел его не только по телевизору, но и вживую, на семейных встречах и даже в "Ленконцерте". Все эти рок-звезды числились в отделе кадров "Ленконцерта" в Советском Союзе, а моя мама как раз работала в отделе кадров. 

Александр Цой

Александр Цой

- Есть легенда, что Цой взялся ниоткуда, никто в него особо не верил, парень из техникума, который стал звездой... 

- В семье верили. Он был очень талантлив, изумительный художник, он делал обалденные фигурки из дерева. Что касается учебы, то ему не нужна была математика, биология и химия. У него был свой путь. И когда он нашел музыку, он раскрылся полностью. Семья поддерживала, у него была творческая мама. Виктор был такой буддист. Спокойный. Делай, что должен, и будь что будет.  

- А когда его стали в семье воспринимать как звезду? 

- Мне кажется, когда родился его сын, мой полный тезка. В это же время и началось его восхождение, 1985-1986. Тогда он стал гордостью семьи 

- А что это вообще была за семья - ленинградские Цои? 

- Я тебе так скажу: что касается семейных уз, это очень узкий круг, корейцы - не грузины и не армяне. Отец, дочь, брат, тесть... Там не было кланов и диаспор. У корейцев это не принято. Он для меня был больше идол и кумир, нежели родственник. 

- Но когда слышали вашу фамилию, то вопросов о Викторе было не избежать? 

- Конечно, особенно с моим именем Саша. Одно время я письма получал от фанатов, типа "как ваш папа?" Но в августе 90-го он умер, а в феврале 91-го я уже переехал в Германию, и эти вопросы про связь с Цоем закончились. Но каждый раз в Питере я прихожу на Богословское кладбище, там всегда на его могиле кто-то есть, я в шоке до сих пор.  

- В 1990-е, после переезда в Берлин, Виктор с его музыкой ушли из вашей жизни? 

- Мы приехали сюда: 91-й год, общежитие, все в основном русские, иммигранты из разных мест, и мы эту кассету, "Черный альбом", гоняли по кругу, от и до. Но тот бонус, который у меня был в Питере с фамилией Цой, здесь пропал сразу же. Цой и Цой. 

- А что за бонус? 

- Я же в Ленинграде "неправильно" выглядел: глаза узкие. Это Питер, детка! Меня реально дразнили: Чингис Хан, узкоглазый, китаеза. Мне приходилось всегда драться. И Виктору это нужно было всегда, и он защищал себя всегда, я это знаю. Но когда он стал популярным, эти все нападки сразу прекратились. Люди даже боялись меня оскорбить.  

- А как ощущался корейский бэкграунд? 

- Никак. Я всегда был русский, мы с Виктором даже не говорили по-корейски. Виктор понимал этот язык, насколько я помню, Роберт Максимович (отец Виктора - Ред.) говорил на нем, как и моя бабушка, а наше поколение уже его потеряло.   

Александр Цой

Александр Цой

- Но ленинградские Цои - это была ленинградская интеллигенция или люди попроще? 

- Интеллигенция. Все были люди интеллигентные, где-то устроенные и неглупые. Ну а как иначе? Раз уж ты выглядишь по-другому, то должен выделяться интеллектом, целеустремленностью, терпением и так далее. Чтобы чего-то добиться. Поэтому корейцы многого добились. Это было. 

- А как у вас сложилась жизнь? 

- Я физиотерапевт, живу в Берлине, помогаю людям. Ходил здесь в школу, потом пошел, как все, на экономику учиться – без толку. Через несколько лет только выучился на физиотерапевта. 

- Но Виктор остается важной частью вашей жизни? 

- Еще бы! Сейчас целый день идут фильмы, я их смотрю и вытираю слезы украдкой, потому что я помню это время, мне до сих пор непонятно, как так он ушел в 28 лет. Его жизнь - как анекдот: человек, покурив травы, вышел на балкон и видит, как в небе три раза проносится огненный шар. А потом бабушка ему говорит: внучек, ты уже три дня на балконе стоишь. Вот такой он был. Он был как вспышка. Резко, быстро, насыщенно. Раз - и сгорел.  

Смотрите также: 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме