1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Проукраинский митинг в оккупированном Россией Мелитополе, 12 марта
Проукраинский митинг в оккупированном Россией Мелитополе, 12 марта Фото: Deputy Head For President's Office, Ukraine/REUTERS

Активистка из Мелитополя: В городе ежедневно похищают людей

Марина Барановская
23 марта 2022 г.

Активистка и блогер Татьяна Кумок из Мелитополя рассказала DW о своем похищении российскими военными, жизни в оккупированном городе и отношении горожан к "русскому миру" и украинским властям.

https://p.dw.com/p/48wBN

В украинском Мелитополе, захваченном войсками РФ, российские военные 21 марта похитили владельца медиахолдинга "Мелитопольские ведомости" Михаила Кумока, а также его дочь Татьяну, жену и троих журналистов газеты. После продлившегося несколько часов допроса, в ходе которого всем похищенным предлагали сотрудничать с оккупационными властями, их отпустили.

Уроженка Мелитополя Татьяна  Кумок 24 года живет в Израиле и занимается дизайном и продажей свадебных платьев. В Украину она приехала летом 2021 года - развивать украинский бизнес, и за две недели до российского вторжения открыла в Мелитополе новый салон.

С первого дня оккупации города Татьяна активно участвовала в проукраинских митингах, а ее посты в Facebook стали хроникой событий из жизни украинского города, захваченного российскими войсками. В интервью DW активистка и блогер рассказала о похищении россиянами, ситуации в оккупированном Мелитополе и отношении горожан к украинским властям и "русскому миру".

DW: Таня, почему, на ваш взгляд, вас похитили? Как это произошло?

Татьяна Кумок: Мой папа - один из владельцев холдинга, в котором есть газета (Михаил Кумок - владелец медиахолдинга "Мелитопольские ведомости", в который входит одноименные газета, сайт и типография. - Ред.), и оккупационные власти уже давно намекали, что хорошо бы с ними сотрудничать. Более того, они захватили здание самой редакции, примыкающее к ранее захваченной мэрии, и уже "вели переговоры" с его директором.

Татьяна Кумок
Татьяна КумокФото: Facebook

Рано утром (21 марта. - Ред.) забрали троих журналистов, потом вооруженные люди в машине с буквой Z приехали к моим родителям, а через час пришли за мной. Нас отвезли на допрос в здание районной администрации, в которой сегодня главный штаб российских оккупантов в Мелитополе. Меня допрашивали где-то три часа, папу - пять. Основная цель была заставить сотрудничать, вынудить газету работать на оккупационные власти. А мы с мамой были просто как заложники.

- От вас требовали каких-то конкретных действий?

- Ничего конкретного от меня не требовали. Спросили, хожу ли я на митинги, я сказала, что хожу. Они сказали, что митинги запрещены. Я ответила, что я живу в демократической стране Украина, где люди имеют право высказывать свою точку зрения.

Потом меня попросили подписать заявление о том, что я не участвую в экстремистской деятельности, и подписать бумагу, где было сказано, что меня не били и разговаривали вежливо и уважительно. Ничего не могу возразить - не били и разговаривали вежливо. Спросили, была ли я когда-то в карцере и не боюсь ли я за жизнь своих родителей - тоже вежливо и уважительно.

- А вашему отцу чем-то угрожали?

- Об этом, наверное, лучше спросить у папы, но он журналист уже 31 год, и у него всякое в жизни бывало (смеется. - Ред.). Он сказал, что не будет публиковать те вещи, которые считает неправдой. Газета из-за проблем с офсетом уже и так перестала выходить буквально перед началом войны, а сайт решили временно закрыть. Так делают многие СМИ в оккупированных городах, чтобы не идти на сотрудничество.

- Мелитополь был оккупирован в первые дни войны. Какие порядки установили в городе российские войска?

- Они сразу заняли все основные административные здания, повесили русский флаг, но не сделали никаких заявлений - ни кто они, ни что они. Сейчас по городу ездят агитмобили, из рупоров звучат слова, что военно-гражданской администрацией запрещены митинги и собрания и что те, кто будут себя хорошо вести, получат еду и бытовую химию.

Ежедневно и в большом количестве похищают людей. Некоторые похищены уже более 10 дней назад и до сих пор не выходят на связь. Некоторых, как меня и моих родителей, похищают, беседуют и отпускают. Когда похитили нашего мэра, ему в тот же день предъявили обвинения в терроризме и связях с "Правым сектором". Поэтому если тебя забрали, никогда не знаешь, что будет дальше.

- Вместо похищенного мэра Мелитополя Ивана Федорова оккупационные войска назначили исполнять его обязанности депутата от "Оппозиционного блока" Галину Данильченко. Как к ней относятся в городе?

- В городе ее называют "Галя из подвала" или "Галя, которую не жалко". Когда о ней говорят, самая популярная фраза "Ты диви, яка кончена" ("Ты посмотри, какая конченая". - Ред.). На митингах в защиту мэра люди скандировали "Наш мэр - Федоров" и "Галю - геть!" ("Галю - вон!". - Ред.). На сегодняшний день она марионеточная… даже не знаю, кто.

Она даже не сказала, что она и.о. мэра. Делает какие-то странные заявления о том, что надо привыкать жить по-новому, бороться с нацистами, звонить на "горячую линию" и говорить, что увидели нацистов… А нацисты для них - это все, кто не хочет видеть здесь Россию. Например, я и папа - евреи, которые ходили на проукраинские митинги.

- В Мелитополе часто проходят проукраинские митинги?

- Вначале проходили ежедневно - с первого дня захвата Мелитополя. На последние митинги выходили до шести тысяч человек. Люди были с украинскими флагами, скандировали "Мелитополь, вставай", "Мы здесь власть", "Оккупанты - домой". Оккупационной "военно-гражданской администрации" это не нравилось, но людей не трогали - у них еще не было нужного количества ОМОНа.

С того дня, когда похитили нашего мэра (11 марта. - Ред.), митинги стали разгонять активно - паковали в автозаки даже тех, кто просто шел мимо центральной площади, избивали парней, выкидывали за городом, заставляли умываться зеленкой. Этому есть многочисленные свидетельства очевидцев. Выходить на улицы стало опасно. Поэтому сейчас митинги проходят в Instagram. Люди пишут в комментариях, что не хотят России, что Мелитополь - это Украина.

- Какая на сегодняшний день гуманитарная ситуация в городе?

- Товары в магазины не поступают с начала оккупации, остались дорогие деликатесы, а такие продукты, как мука, сахар, крупы, в большом дефиците. На рынках пока можно купить и мясо, и молоко, но люди уже месяц без работы, и у многих уже просто нет денег. И еще большая сложность с наличными - к тем банкоматам, которые пока работают, огромные очереди, и люди стоят с написанными на руках номерками, как в 90-х.

Оккупанты не дают въезжать в город никому с украинской стороны. Где-то раз в неделю они ввозят гуманитарную помощь и раздают ее с машин, снимая это на камеры - какое-то количество горожан эту помощь берут. Вода и свет в городе есть, большие проблемы с интернетом - все линии проводов были перебиты, ни один из городских интернет-провайдеров не работает. Новостей нет, по телевизору новости только российские, а они, мягко говоря, специфические. Живешь, как в каком-то сюре.

- А у людей есть возможность выехать из Мелитополя?

- Нет, гуманитарный коридор не дают открыть никому - даже Израилю, который хотел бы спасти своих граждан. Пару раз Красный крест договаривался о въезде в город машин "скорой помощи", но если они приезжают, то либо наполовину разграбленные на блокпостах, либо обстрелянные. То есть стреляют даже в машины с красным крестом. Открыта дорога на Крым, но туда никто не едет, потому что это дорога в один конец. 

- Оккупация как-то изменила жителей Мелитополя?

В 2014 году примерно у 50 процентов мелитопольцев были пророссийские настроения. Но с приходом "русского мира" - со взрывами, когда люди пару ночей посидели в подвалах, с разбитыми дорогами, с разбитыми магазинами - если и остались такие настроения, то они, в основном, у каких-то пенсионеров, которые хотят получать и российские, и украинские пенсии.

Многие из моих знакомых, которые в 2014 году были откровенно пророссийскими, сегодня, когда говорят о русских, не употребляют печатных выражений. В Мелитополе очень много людей с проукраинскими настроениями, просто не все готовы в сегодняшней ситуации заявлять об этом громко. Многие напуганы картинами разбомбленных украинских городов, и говорят, что им все равно, какая будет власть - лишь бы не стреляли в их детей. Но я ни разу не видела, чтобы русских солдат встречали здесь хлебом и солью.

Как человек, который с первого дня ходил на митинги, я могу сказать, что сейчас весь Мелитополь громко заявил о том, что нам не нужен "русский мир". Мы все за Украину. И об этом сказали все оккупированные города - и Бердянск, и Геническ, и Херсон.

Президент Зеленский не единожды говорил, что мы не станем разменной монетой в мирных переговорах. Путину нужен сухопутный коридор в Крым, который идет через наши города. Зеленский в каждом интервью говорит: "Оккупированные города, держитесь! Мы к вам придем". Так что нам уже можно не митинговать, правильно? Нам осталось только держаться.

Подпишитесь на специальную рассылку DW о главных событиях, связанных с войной России против Украины: последние новости, репортажи, интервью, видеосюжеты - ежедневно в 19.00 (CET).

Война в Украине: 23-й день российской агрессии

Смотрите также:

Пропустить раздел Еще по теме
Пропустить раздел Близкие темы
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Памятник жертвам Голодомора в Киеве

Моравецкий: Действия РФ могут привести к новому Голодомору

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу