14.08.2001 С какого года отсчитывать век современной македонской государственности? В память Илинденского восстания в августе 1903 года | Страницы истории | DW | 10.12.2001
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Страницы истории

14.08.2001 С какого года отсчитывать век современной македонской государственности? В память Илинденского восстания в августе 1903 года

Македония – одна из малых стран современного мира. Это не мешает ей, однако, быть страной многонациональной. Две трети двухмиллионного населения –македонцы-славяне, 23 процента – албанцы (мусульмане и христиане), 4 процента - турки, 2,5 процента цыган, 2 процента сербов. На наших глазах решается будущее этой страны. Речь идет не столько о том, удастся ли небольшой группе воинственных и вооруженных мужчин развернуть в Македонии полномасштабную гражданскую войну в форме войны межплеменной, сколько о том, станет ли государство под названием «Македония» еще меньше, или, все-таки, македонскому правительству и международным посредникам удастся сохранить эту страну, официально называемую неудобоваримым именем Бывшая Югославская Республика Македония, в её нынешних границах?

Можно высказывать даже самые похвальные намерения и заверения. Но распадались – причем на протяжении последних нескольких лет! - и куда более крупные и могущественные государственные образования. От Чехословакии до самой Югославии. Почему международные посредники так борются за то, чтоб сохранить целостность маленькой страны? Может быть, дело только в том, что маленькое государство общими усилиями сохранить легче, чем большое? Или есть такая страница в истории страны, начиная с которой, и нынешние её политики отсчитывают её сроки? Что защищать, кого защищать?

Правильные ответы на эти вопросы жизненно важны не только для самих жителей балканской страны, но и для многих тысяч молодых европейцев и американцев, которые уже находятся в Македонии или, возможно, будут отправлены туда именно в рамках миротворческой операции по сохранению единого государства. Но применимо ли само понятие «правильного ответа» к истории?

Большинство современных македонцев считают ключевой датой своей новой истории первую половину августа 1903 года, дни так называемого Илинденского восстания и провозглашения Крушевской республики.

Тогда, 99 лет назад, в четырёх православных храмах горного города Крушево колокола звонили не к службе, а к восстанию. В Ильин День созданная десятью годами ранее Внутренняя македоно-одринская революционная организация сумела мобилизовать 26.000 бойцов, написавших на своих знаменах «Свобода или смерть» и объявивших войну османской Турции за независимость своей страны. Несмотря на скверную подготовку восстания и отсутствие каких бы то ни было шансов, «Крушевская республика» продержалась на эффекте неожиданности целых десять дней до 12 августа 1903 года.

Сто лет назад главным в повестке дня балканской политики было достижение независимости от Оттоманской империи, и тогда под Македонией понимали куда большую историческую область, чем бывшая республика Югославии. Просто те части Македонии, которые при разделе Оттоманской империи получили Греческое королевство и Болгарское царство, остаются неотъемлемой и никем не оспариваемой частью современных Греции и Болгарии. А вот часть Македонии, которая была в 1913 году присоединена к Сербии, сохранив название, не утратила и разнообразия местного населения – они могли быть славянами и албанцами, турками и греками, христианами и мусульманами, не переставая быть македонцами.

В эту этнокультурную идиллию нам придется внести только одну поправку: после захвата Македонии османами еще в конце 14 века господствующий класс – войско, администрацию, чиновничество, составляли на Балканах турки, и те славяне и греки, что приняли ислам, или, как тогда говорили, потурчились. Славяне же христиане были обращены в большом числе в крепостных. Крепостное право в Оттоманской империи просуществовало до середины 19 века, но и формальное освобождение от крепостной зависимости, и даже общинное самоуправление, и даже неприкосновенность православной церкви не могли утолить жажды освобождения подлинного.

Но, как сказали бы сегодня, этническое самосознание соперничало с самосознанием региональным. В начале 21 века на повестке дня во многих пост-имперских государствах чисто национальные лозунги, и нынешним борцам за этнокультурную изоляцию едва ли понравятся тогдашние интернационалистские лозунги революционеров:

    «Братья, сограждане, дорогие соседи! Мы, ваши соседи и друзья, независимо от национальности и происхождения, от политических убеждений, от пола и от исповедуемой веры, мы приняли решение взяться за оружие и тем обеспечить независимость нашей родины. Македония – мать наша, взывающая нас о помощи. Торопитесь снять ярмо, избавьте её от страданий. Остановим потоки крови и слез!»

    А за десять лет до восстания, в октябре 1893 года, в Салониках (а это – отошедшая к Греции часть Македонии), в квартире книготорговца Ивана Николова (как сказали бы сто лет спустя, македонского болгарина) собралась группа из шести человек, которая и основала Внутреннюю Македоно-одринскую революционную организацию. В статуте ВМОРО было записано, что деятельность её распространяется только на территорию Македонии, а членами могут стать только те, кто родились в Македонии и добиваются автономии этой области, раскинувшейся на севере Оттоманской империи, на берегах Эгейского и Черного морей. Деятельность революционной организации должна была протекать независимо от соседних государств – Болгарии, Сербии и Греции. Три года спустя, в 1896 году, македонский учитель болгарского происхождения Гоце Делчев возглавил Внутреннюю македоно-одринскую революционную организацию.

    С самого начала в македонском революционном движении было два крыла. Гоце Делчев считал достаточной автономию в составе турецкой империи. Другая фракция призывала к присоединению всей Македонии к Болгарии, третья стремилась к созданию самостоятельного государства. Ставший в 1903 году главой организации болгарин Гавранов с весны 1903 года призывал к восстанию. Задача в том, чтоб принудить европейские державы к оказанию давления на Турцию. Гоце Делчев считал, что время для общемакедонского восстания еще не пришло. Но в мае 1903 года именно не желавший преждевременного восстания Делчев вместе с одиннадцатью другими членами революционной организации попадает в турецкую засаду. Делчев убит. Турки отправляют отрезанную голову Делчева в Салоники. Три месяца спустя, в августе 1903 года, то, против чего предостерегали и сам убитый Делчев, и его убийцы, - македонское восстание всё-таки началось.

    Болгарские "четы" (партизанские отряды) нападали на турецкие войска, сделались полными хозяевами в деревне и вынудили турок укрыться в городах. Восстали против турок и македонские албанцы. В северные округа Македонии для борьбы с болгарами вступили, с молчаливого согласия турок, сербские "четы", в южные - греческие. Имперское чиновничество успешно разыграло этническую карту.

    Общее число повстанцев достигло 30 тысяч. Назначенный турками генерал-инспектор трех Македонских вилайетов Хильми-паша должен был "успокоить" провинцию, но оказался бессилен. Успокоение выглядело так: турки двинули против восставших 176.000 солдат и 444 пушки. Были сожжены 200 деревень, 70.000 человек остались без крова, 30.000 разбежались в сопредельные страны. 8.000 погибло.

    Этот момент был сочтен тогдашними великими державами наиболее удобным для вмешательства в македонские дела. 2 октября 1903 года русский император Николай Второй и австрийский Франц-Иосиф подписывают в городе Мюрцштеге программу реформ, по которой в Македонии создается турецкая жандармерия под началом иностранных офицеров, при генерал-инспекторе учреждаются должности иностранных советников, и вообще Македония переходит под административно-финансовый контроль Австро-Венгрии и Российской империи. Одновременно от болгарского правительства требуют прекратить поддержку македонских повстанцев. Предоставленное самому себе, движение к зиме 1903-1904 г. замирает. 8 апреля 1904 г. Болгария подписывает с Портой соглашение, предусматривающее амнистию для македонских повстанцев, бежавших в Болгарию, и демобилизацию войск обеих сторон. Болгарское правительство обязуется препятствовать в будущем образованию повстанческих комитетов и отрядов.

    Если в одном все революционеры были едины – в том, что пришла пора македонцам выбраться из-под всевластия Оттоманской империи, - то в том, что делать после обретения независимости, единства не было.

    Революционное движение не прекращалось, не прекращались и вспышки этнической розни. Среди македонских повстанцев были сторонники Болгарии и Сербии, Греции и многоязыкой многонациональной „Македонии для всех македонцев“. Когда в 1908 году в Турции произошла революция, и эта империя стала конституционной державой, идея „Македонии для македонцев“ окрепла. Болгарский революционер Христо Матов так рассказывал русскому журналисту о настроениях того времени:

      „Многие из македонских деятелей верили, что турецкая конституция даст возможность легальной и мирной борьбы за широкие реформы в Македонии. Я и мои ближайшие друзья этому не верили. Но другие верили. Младотурки сказали нам: "Погодите, дайте срок, мы проведем в Македонии реформы". Я по-прежнему оставался при своем недоверии. Но нельзя было не сделать опыта. Наши чорббджии (богатеи) и вообще умеренные искали соглашения с младотурками во что бы то ни стало. Они готовы были до крайности урезать требования. Мы же выставили программу полного самоуправления Македонии. Главная наша забота при этом была - воспитать население в недоверии к младотуркам, разрушить иллюзии, революционизировать македонцев».

      А тем временем великие державы континента продолжали работать над расчленением Оттоманской империи. В мае 1908 г. в Ревеле встретились русский царь Николай II и английский король Эдуардом VII. Россия и Великобритания договорились о назначении в Македонию христианского генерал-губернатора, который фактически подчинялся бы им, и об установлении финансового контроля над Турцией.

      Но что делать с независимой Македонией, не знал никто. Требование автономии для всей провинции сразу настроило младотурок враждебно. С другой стороны, Болгария и Сербия заключили в 1912 году секретный договор о разделе Македонии, если та отпадет от Турции. Македонским повстанцам пришлось снова взяться за оружие. Вот что рассказывал Христо Матов в 1912 году корреспонденту русской газеты «Киевская мысль»:

        „Поскольку для больших массовых выступлений мы не были готовы, то решили начать с мелких партизанских актов. Цель наша при этом состояла в том, чтобы снова приковать к себе внимание Европы, напомнить миру, что мы живы, и что ничто не изменилось. Ближайшая задача была - вызвать новое дипломатическое вмешательство“.

        Что же делали четники в это время?

          «В 1910 году мы взорвали поезд между Кумановым и Скопье; путь разворотило, вагоны стали ребром. Тогда же провели несколько более мелких покушений».

          В 1911 г. был разрушен зимою поезд около Доербне; в Кичево взорван был хекумат (административное здание), в Солуни - банк; в Велесе – вокзал, а к лету 1912 года снова начинается ряд покушений. Между Велесом и Скопье разрушено 17 вагонов; чтобы восстановить движение, турки вынуждены были провести параллельную линию. В Солуни разрушены: сперва австрийская почта, затем - трамвайное депо. В Крушево - хекумат.

          Русский журналист, передававший с театра боевых действий, писал в 1912 году:

            „Македонские революционеры и в минуты своих наибольших успехов не могли самообольщаться мыслью, что Македония сложится сама собой. Венцом их усилий являлось всегда привлечение внимания европейской дипломатии. Заготовляя адскую машину, они заранее и притом весьма недурно ориентировались, какое эхо она найдет в "руководящей" европейской печати и кто из дипломатических алхимиков превратит их динамит в новую "македонскую" ноту. Так выработался этот двойственный тип отчаянного динамитчика и дипломата себе на уме, сочетающего заговорщицкую конспирацию с канцелярской тайной“.

            Тогда, в 1912 году, македонцы проиграли. Две балканские войны – сначала между бывшими колониями и Оттоманской империей, а потом и между Сербией и Грецией с одной стороны, и Болгарией – с другой. Две балканские войны разрушили мечту многонациональной «Македонии для всех македонцев». По бухарестскому миру 1913 года Македония была разрезана на три части. Большая часть отдана Сербии, меньшая – с портовым городом Салоники – Греции, а совсем небольшая восточная часть – Болгарии.

            Прошло девяносто лет. После двух мировых войн Македония получила статус республики в составе Югославской федерации. Потом распалась и Югославия. Македония обрела государственную независимость. Сможет ли эта страна когда-нибудь стать «Македонией для всех македонцев»?