Юрий Джибладзе: Представители НПО могут позволить себе быть идеалистами | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 30.03.2011
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Россия

Юрий Джибладзе: Представители НПО могут позволить себе быть идеалистами

Руководитель российского Центра по развитию демократии и прав человека Юрий Джибладзе считает, что влияние НПО на политику должно быть усилено. При этом нужно опасаться "гонго" и "бонго" - псевдо-НПО, созданных властью.

Юрий Джибладзе

Юрий Джибладзе

В Праге на учредительном собрании Гражданского форума Евросоюз-Россия много говорилось о необходимости сотрудничества структур гражданского общества, верховенства закона, прав человека и развития демократии. Эта тема стала центральной и в интервью, которое дал Deutsche Welle руководитель российского Центра по развитию демократии и прав человека Юрий Джибладзе.

Deutsche Welle: Насколько сильно влияние независимых неправительственных организаций (НПО) на политический диалог на межгосударственном уровне?

Юрий Джибладзе: Последние 20-30 лет дали много примеров, когда в различных странах мира усилиями НПО удавалось "пробить" важнейшие решения политиков и государств. Например, создание международного уголовного суда, введение в действие конвенции о запрете противопехотных мин или целый ряд экологических решений. Это прямой результат совместной работы представителей гражданского общества разных стран.

Можно сказать, что шансы на успех нашего влияния повышаются, поскольку баланс между суверенитетом (когда главная роль принадлежит государству) и глобализацией (когда происходит отдача суверенитета и растет роль гражданского общества), смещается в пользу глобализации. Мы верим, что это поможет и развитию отношений между ЕС и Россией. Для этого форум и создается.

- Насколько нынешняя ситуация в России может способствовать этому?

- Создание Форума не приурочено к каким-то конкретным событиям или процессам. Российские правозащитные организации уже шесть лет пытаются повлиять на диалог между ЕС и Россией по правам человека. Нашего влияния недостаточно, чтобы вывести этот диалог из тупика. Все, даже российские чиновники и дипломаты, признают, что это имитация диалога.

Российские участники едины в своем желании оживить диалог, создать совместную панъевропейскую платформу, действовать поверх границ. Мы хотим увеличить вес гражданского общества, усилить его роль при принятии государственных решений.

У европейских коллег мотивация немного другая. Они увидели некий шанс в модернизационной риторике президента Медведева, надеются на "перезагрузку" отношений с США и странами Запада, верят в ослабление ограничительной политики российского государства в отношении правозащитных организаций.

Главное сейчас - найти компромисс, ведущий к заключению нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС, действие которого формально закончилось. Но этого пока нет, слишком разные подходы у обеих сторон. К тому же процесс переговоров очень закрытый. Принципиальная позиция группы, которая создает Форум ЕС-Россия, заключается в том, что межправительственные отношения и вообще дела на европейском континенте не должны быть делом только политиков и дипломатов. Этим должны заниматься и структуры гражданского общества, активные граждане.

Мы хотим, чтобы в новом договоре были отражены приоритеты и озабоченности гражданского общества. Пока этого не происходит. Пока на первом месте вопросы энергетической и военной безопасности, границ, миграции, торговли. Но не менее важны и вопросы верховенства права, демократических институтов и прав человека.

В отличие от политиков, мы можем себе позволить быть идеалистами. Если даже при Брежневе в 1975 году гуманитарная проблематика была признана, хотя бы на бумаге, равной по значимости военной и экономической "корзине", то почему это невозможно сейчас? Тем более что на уровне риторики все с этим согласны.

Не менее важно для нас и требование создания единого гражданского, культурного и социального пространства. Чтобы интеграция Европы и России происходила не только на уровне политико-правовых решений, границ, виз (хотя визы очень важны, конечно), но и на уровне взаимопроникновения обществ, их сотрудничества, солидарности, обменов.

- На форуме не раз звучали слова "гонго" и "бонго"? Что это такое?

- "Гонго" - это псевдо-НПО, организованные государством. "Бонго" - это псевдо-НПО, создаваемые для борьбы с реальными НПО в сфере экологии, бизнеса. Они действуют под видом неправительственных организаций, но выполняют функцию проводника интересов государства. От него они получают и задачи, и финансирование.

Появились они после того, как гражданские организации стали реальным фактором международной политики. Государства и бизнес-круги поняли, что появились конкуренты. Бороться с ними только запретительными методами нельзя. Не признавать гражданское общество власти не могут. Значит нужно совершить перехват. Поэтому и появилось много "имитационных" структур.

Кстати, это происходит не только в России. Например, недавно в Астане прошла встреча НПО ОБСЕ. Это мероприятие не устраивало руководство страны, которое не хотело его видеть по соседству с саммитом ОБСЕ. Просто запретить встречу было невозможно, поэтому власти Казахстана выдвигали различные технические аргументы, вроде соображений безопасности. Эти аргументы были с большим трудом, но преодолены политиками и дипломатами. Тогда организаторы заполнили зал представителями таких "гонго". Ими была заполнена и повестка дня. Примерно половина программы. В России чаще используются более изощренные формы. Специфической особенностью стали прокремлевские молодежные организации. Они, правда, не претендуют на роль независимых, получают деньги из бюджета.

Примером российских методов управления гражданским обществом является и Общественная палата. Треть ее состава назначает президент, вторая треть избирается первой третью, а третья формируется из тех, кого они отобрали в регионах. Из 126 членов Общественной палаты примерно две трети - классические "гонго". Не все из них вредные. Некоторые - просто имитаторы. Когда надо, их призывают подписать какое-нибудь письмо с осуждением. На международных конференциях они критикуют резолюции ООН по России, доклады Human Rights Watch и уверяют, что независимые российские правозащитники работают по заказу "вашингтонского обкома" и являются врагами России.

На борьбу с такими жалко тратить силы и время, но приходится реагировать, поскольку за их выступлениями могут последовать проверки прокуратуры, минюста, налоговой службы. В условиях относительного потепления положение многих НПО, имеющих независимые и критические взгляды, остается непростым.

Беседовал Глеб Гаврик
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст

Реклама