Эфемерная реальность коллективной памяти | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 17.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Эфемерная реальность коллективной памяти

Открывшийся осенью после реконструкции Музей современного искусства в Нью-Йорке посвятил первую персональную выставку немецкому художнику Томасу Деманду.

default

Телефон в аэропорту Портленда так и не зазвонил 11 сентября 2001 года

Thomas Demand

"Ванная комната", 1997.

Приоткрытая дверь, кафельный пол, наполненная водой ванная. В октябре 1987 года эту фотографию публиковали все газеты. Тогда на снимке ванной комнаты женевского отеля Beau Rivage присутствовала ещё одна деталь – тело умершего при невыясненных обстоятельствах скандального немецкого политика Уве Баршеля. Другая фотография воспроизводит "рамку" в аэропорту Портленда, через которую беспрепятственно прошли в самолет террористы 11 сентября 2001 года. И в этом миллионы раз прокрученном по каналам CNN кадре отсутствует главное: сами террористы.

Освобожденный фон

Лишь на первый взгляд немецкий скульптор и фотограф Томас Деманд (Thomas Demand) идет по испробованному до него видеохудожниками пути. Можно стереть с пленки Мэрилин Монро или героев вестерна, как это делали Пол Пфайфер или Мартин Арнольд. А можно реконструировать интерьеры у себя в ателье: с помощью картона, клея и бумаги. Так и поступает Деманд. Скрупулёзно вылепленный макет, иногда в натуральную величину, воспроизводит, однако, не реальный прототип, а представление о нем, сформированное в массовом сознании визуальными СМИ. Газетный снимок становится скульптурой. Затем макет фотографируется и тут же разрушается. Трехмерное изображение возвращается в двухмерное пространство фотографии. Процесс завершен.

Иллюзорная реальность

Thomas Demand

"Кухня", 2004.

Из папье-маше Томас Деманд построил ванную комнату женевского отеля, "рамку" аэропорта Портленда, кухню дома, где скрывался от американцев Саддам Хусейн, гостиничный номер, где работал над романами основатель сайентологии Рон Хаббард. Фотографии так и называются: "Рамка", "Кухня", "Комната". До схематичности редуцированы и сами изображения. Холодные и стерильные пространства лишены малейшего намека на то, что здесь произошло великое, ужасное или историческое. На телефонном аппарате, который так и не зазвонил в аэропорту в момент, когда террористов фиксировала видеокамера, нет даже кнопок с цифрами. Эти фотографии как наша память: мы знаем, что где-то когда-то произошло нечто важное, но как в точности это было и насколько соответствует хранимый нами образ реальности, сказать уже не можем.

Новый классик

26 фотографий Томаса Деманда собраны на выставке в Нью-Йорке, первой столь репрезентативной в карьере 40-летнего художника. Ретроспектива проходит в музее современного искусства МоМА, который, как известно, редко ошибается в своих прогнозах относительно новых тенденций и новых имен. Особенно, в фотографии. Музей закрепил мировую известность Герхарда Рихтера и Андреаса Гурски. Теперь на очереди - Томас Деманд.

Фотографирующий скульптор

Родом из Баварии, он учился в знаменитой Академии искусств в Дюссельдорфе, но не у Бехеров, учителей Гурски и других звезд немецкой фотографии, а по классу "скульптура". Он и предпочитает называть себя скульптором, подчеркивая тем самым, что фотографом стал скорее случайно. Надо же было как-то архивировать результаты сизифова труда. Один из таких "результатов", созданная для Венецианской Биеннале 2003 года фотография, принесла ему мировую известность.

Thomas Demand

"Лес", 2003.

Сочная зелень деревьев обманчива, как и пронизывающие лес солнечные лучи. На протяжении нескольких месяцев 30 помощников Деманда развешивали 770 тысяч бумажных "листьев" на "деревьях" из папье-маше. Когда лес в ателье художника был готов, включили софит...

Фотография может быть педантично реалистичной или вызывающе искусственной. Томас Деманд удерживает эти два полюса в равновесии, напоминая об эфемерности и иллюзорности окружающего нас мира.

Элеонора Володина

Контекст

Реклама