Что увидел Лион Фейхтвангер в Москве 1937 года? | Германия | DW | 07.07.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Что увидел Лион Фейхтвангер в Москве 1937 года?

125 лет назад родился выдающийся немецкий писатель Лион Фейхтвангер. Русскому читателю он известен, прежде всего, как проницательный автор исторических романов и поразительного по своей слепоте очерка "Москва, 1937".

Лион Фейхтвангер

Лион Фейхтвангер вырос в Мюнхене, в семье состоятельного фабриканта. Мировая слава пришла к нему в середине двадцатых годов после выхода в свет романа "Еврей Зюсс". В Англии и США это была тогда самая читаемая немецкая книга. Общий тираж романа достиг двух с половиной миллионов экземпляров.

По официальным данным

Вскоре после того, как Гитлер пришел к власти в Германии, Лион Фейхтвангер был лишен немецкого гражданства. 10 мая 1933 года в Берлине и других немецких городах нацисты сжигали и его книги. Сам он в это время жил в эмиграции во Франции, издавал антифашистский журнал и продолжал писать.

Нацисты сжигают книги

Нацисты сжигают книги

В конце 36-го года Лион Фейхтвангер поехал в Советский Союз, где встречался со Сталиным, другими членами правительства, писателями, художниками, артистами, выступал с лекциями в Москве, Ленинграде и Киеве. Результатом этой поездки стала книга "Москва, 1937". Историки, политологи, почитатели и недоброжелатели Фейхтвангера до сих пор спорят, чем объяснить появление этой книги со слащавыми панегириками Сталину, восторженными пассажами о всеобщем благоденствии и высоком уровне жизни в СССР (это в З7-ом году!) и безапелляционными утверждениями о том, что шпионская деятельность Пятакова, Радека и других подсудимых на московских процессах - чистая правда? Ведь Фейхтвангер не был наивным простаком. Его московская переводчица вспоминала, что он многое замечал и о многом критически отзывался. В чем же дело?

Ну, хорошо, пусть о благосостоянии простых советских людей немецкий писатель судил по предоставленным ему официальным статистическим данным - подтасованным и приукрашенным. А "настоящей", обыденной жизни в СССР Фейхтвангер не видел: его водили только в образцово-показательные дома известных писателей, актеров, ученых и угощали в лучших ресторанах. По улицам писателя возили в специально выделенной персональной машине, и в метро он спускался только на экскурсию.

Несколько гипотез

Можно представить себе также, что не знающий русского языка Фейхтвангер действительно поверил в искренность показаний подсудимых на процессе "антисоветского троцкистского центра", который он посетил. Иначе бы, наверное, не написал в своей книге об этом судилище: "Если все это вымышлено или подстроено, то я не знаю, что тогда правда". Но уж совершенно необъяснимо, что подвигнуло Фейхтвангера так писать о полуголодной советской деревне: "Больше всех разницу между беспросветным прошлым и счастливым настоящим чувствуют" в СССР колхозники, которые "ведут свое сельское хозяйство разумно и с возрастающим успехом"?!

Фейхтвангеру Сталин показался красавцем - как на портрете Герасимова

Фейхтвангеру Сталин показался красавцем, как на портрете Герасимова

Или объяснения этому все-таки есть? Гипотез, во всяком случае, несколько. Одна касается просоветской настроенности Фейхтвангера, его веры в будущее торжество социализма (в "великий опыт, предпринятый Москвой", как он писал в предисловии к своей книге) и убежденности в том, что только СССР может противостоять Гитлеру. Однако французский писатель и будущий лауреат Нобелевской премии по литературе Андре Жид, приехавший в Москву годом раньше с точно такими же настроениями, радикально изменил свои взгляды после того, как увидел, что собой представляет жизнь в СССР. В книге "Москва, 1937" Фейхтвангер много спорит с Андре Жидом, утверждая, что француз не заметил за мелкими, преходящими бытовыми проблемами главного: счастливой жизни советских людей и сияющих вершин, к которым они идут. Назвать счастливой жизнь в 37-ом году - это сильно. Да и временные трудности, как известно, оказались на редкость постоянными.

Но вернемся к подоплеке фейхтвангеровской предвзятости. Еще одна версия объясняет это его меркантильностью. Мол, в Москве ему подарили несколько очень ценных первопечатных инкунабул, до которых он был большой охотник. А высокие гонорары, которые Фейхтвангер получил не только за книгу "Москва, 1937" (она вышла в СССР тиражом 200 тысяч экземпляров), но и за романы, опубликованные в Советском Союзе, заметно облегчили его эмигрантское существование.

Подорванная репутация

Как бы там ни было, но "Москва, 1937" исключительно отрицательно сказалась на репутации Фейхтвангера. После оккупации Франции нацистами Фейхтвангер был интернирован, попал в лагерь и бежал с приключениями в США. Там его после войны несколько раз допрашивало ФБР из-за симпатии к коммунистам и Сталину, и он так никогда и не получил американского гражданства.

Но самое интересное, что в Москве к нему относились немногим лучше. В разгар борьбы против "безродных космополитов", к каковым причислили и еврея Фейхтвангера, его обвинили в том, что он является агентом англо-американского империализма. Книги писателя начали изымать из библиотек. Он понял, что был лишь пешкой в политической игре.

''Вилла Аврора'' в Калифорнии

''Вилла Аврора'' в Калифорнии

Правда, после смерти Сталина, во второй половине пятидесятых годов, романы Фейхтвангера снова начали выходить в СССР, но он был к этому уже равнодушен и лишь посылал поздравительные телеграммы из своей калифорнийской "Виллы Аврора", где Фейхтвангер жил последние годы своей жизни. Куда больше его радовал успех у читателя американского. Лион Фейхтвангер - один из немногих немецких писателей-эмигрантов, которые сумели получить признание и на новой родине.

Автор: Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Реклама