Что говорят в Берлине о реформах в Узбекистане? | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW | 21.01.2019

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Что говорят в Берлине о реформах в Узбекистане?

В Германию приехал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. Начатые им реформы пробудили интерес у немецких промышленников и вызвали неоднозначную реакцию правозащитников.

Франк-Вальтер Штайнмайер (слева) принимает президента Узбекистана с военными почестями

Франк-Вальтер Штайнмайер (слева) принимал президента Узбекистана с военными почестями

В Германию с первым официальным визитом прибыл президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, избранный главой государства в 2016 году после смерти Ислама Каримова, который авторитарно правил страной предыдущую четверть века.

Утром в понедельник, 21 января, его принял с военными почестями президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), во второй половине дня - спикер бундестага Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), а в промежутке - в рамках рабочего обеда - состоялись переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель (Angela Merkel). Перед их началом канцлер и президент выступили с заявлениями для печати.

Обмен любезностями в ведомстве канцлера

Ангела Меркель заявила, что рада приезду гостя. "После многих лет, на протяжении которых кое-что находилось в состоянии застоя, - дипломатично добавила она, - теперь благодаря усилиям президента многое пришло в движение".

Шавкат Мирзиеев и Ангела Меркель перед началом переговоров

Шавкат Мирзиеев и Ангела Меркель перед началом переговоров

Политические реформы, начатые Мирзиёевым, она назвала обширными, отметила прогресс в соблюдении прав человека и отношениях с соседними государствами, призвав и дальше двигаться по этому пути. "Мы знаем, что это непростой процесс, - добавила она, - и Германия готова быть в этом деле хорошим партнером".

Шавкат Мирзиёев в свою очередь назвал Германию "долгосрочным и надежным партнером Узбекистана", с которым он намерен поднять отношения на "качественно новый уровень". Сделать это позволят именно проводимые в Узбекистане реформы, которые "необратимы, открывают новые возможности и создают благоприятные условия для углубления нашего сотрудничества", заявил президент.

Немецкий бизнес в ожидании выгодных сделок

Позитивно оценивает реформы в Узбекистане и немецкий бизнес. Прежний президент превратил страну в центральноазиатский вариант Северной Кореи, говорят в Восточном комитете немецкой экономики, который представляет интересы фирм Германии, работающих на рынках стран Восточной и Юго-Восточной Европы. А вот политика преемника Каримова и начатые им реформы пробудили у немецких коммерсантов надежды на освоение и узбекского рынка с его наибольшим в Центральной Азии числом потребителей.

Клаус Мангольд

Клаус Мангольд

"Долгое время для немецкого бизнеса экономика Узбекистана была своего рода "черным ящиком", - говорил на германо-узбекском бизнес-форуме, проходившем в Берлине ровно неделю назад, бывший председатель, а ныне член президиума Восточного комитета Клаус Мангольд (Klaus Mangold). - В последние же два года произошли решающие изменения, пробудившие большой интерес и любопытство деловых кругов Германии".

В итоге в 2018 году двусторонний товарооборот увеличился примерно на 16 процентов, причем росли и экспорт из Германии, и импорт из Узбекистана. Правда, в абсолютных цифрах и в сравнении с другими странами, которые "курирует" Восточный комитет, торговля с Узбекистаном по-прежнему выглядит довольно скромно: 700 млн евро. Такую цифру назвал на встрече у канцлера Шавкат Мирзиёев. В рамках же упомянутого бизнес-форума, по его словам, достигнуты договоренности на реализацию новых проектов на сумму свыше 8 млрд евро.

Противоречивые сигналы Ташкента

В отличие от бизнес-сообщества, немецкие правозащитники не столь восторженно оценивают происходящее в Узбекистане. То, что позитивные сдвиги есть, отмечают и они.

Кристиан Мир

Кристиан Мир

Немецкие "Репортеры без границ" указывают, например, на освобождение из тюрем некоторых известных оппозиционных журналистов, повышение уровня свободы, которая теперь появилась у прежде жестко контролируемых государством средств массовой информации. В октябре 2017 года - впервые за многие годы - в Узбекистан пустили представителя этой правозащитной организации. А в мае 2018 года впервые получила аккредитацию в этой стране корреспондент "Голоса Америки".

Вместе с тем сайт "Голоса Америки" в Узбекистане по-прежнему заблокирован, как и интернет-версии других западных медиакомпаний, в том числе Deutsche Welle. Отказывают в разрешениях на съемки в стране - или дают очень ограниченные - съемочным группам из некоторых европейских стран. Поэтому директор немецкого филиала "Репортеров без границ" Кристиан Мир (Christian Mihr) говорит о противоречивых политических сигналах, поступающих из Ташкента.

Наследие Каримова

"Разве не абсурд, - заявил Мир в интервью DW, - что Узбекистан отменяет визовый режим для немецких туристов, но по-прежнему старается закрыться от критически настроенных журналистов?" Некоторые темы, по его словам, и для узбекских журналистов остаются опасными - о семье президента, о спецслужбах, о коррупции, о религиозных проблемах в Узбекистане.

Правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала список из 13 политических заключенных в Узбекистане, двое из которых были осуждены уже в годы правления Мирзиёева. И это, судя по всему, - только верхушка айсберга. Эксперты HRW считают, что в узбекских тюрьмах по-прежнему находятся от 2000 до 5000 человек, против многих из них были сфабрикованы обвинения в религиозном экстремизме.

"Не следует предаваться заблуждениям, - говорит Кристиан Мир в интервью DW, - вся либерализация в Узбекистане происходит по приказу сверху, а потому этот процесс крайне неустойчив". Очевидно, новый президент еще не готов решительно отмежеваться от своего предшественника, которому 13 лет служил на посту премьер-министра.

Попыток развенчать культ личности Каримова корреспондент газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, побывавший недавно в Узбекистане, не заметил. Имя прежнего президента до сих пор носят аэропорт Ташкента и многие улицы в разных городах страны, сам он покоится в мавзолее в родном Самарканде, а его президентский дворец в столице перестраивают в музей Каримова.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:14

Как Самарканд готовится стать туристическим центром (24.01.2019)

 

Аудио- и видеофайлы по теме