Что говорят в Берлине о реформах в Узбекистане? | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 21.01.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Германия

Что говорят в Берлине о реформах в Узбекистане?

В Германию приехал президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. Начатые им реформы пробудили интерес у немецких промышленников и вызвали неоднозначную реакцию правозащитников.

Франк-Вальтер Штайнмайер (слева) принимает президента Узбекистана с военными почестями

Франк-Вальтер Штайнмайер (слева) принимал президента Узбекистана с военными почестями

В Германию с первым официальным визитом прибыл президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, избранный главой государства в 2016 году после смерти Ислама Каримова, который авторитарно правил страной предыдущую четверть века.

Утром в понедельник, 21 января, его принял с военными почестями президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), во второй половине дня - спикер бундестага Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), а в промежутке - в рамках рабочего обеда - состоялись переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель (Angela Merkel). Перед их началом канцлер и президент выступили с заявлениями для печати.

Обмен любезностями в ведомстве канцлера

Ангела Меркель заявила, что рада приезду гостя. "После многих лет, на протяжении которых кое-что находилось в состоянии застоя, - дипломатично добавила она, - теперь благодаря усилиям президента многое пришло в движение".

Шавкат Мирзиеев и Ангела Меркель перед началом переговоров

Шавкат Мирзиеев и Ангела Меркель перед началом переговоров

Политические реформы, начатые Мирзиёевым, она назвала обширными, отметила прогресс в соблюдении прав человека и отношениях с соседними государствами, призвав и дальше двигаться по этому пути. "Мы знаем, что это непростой процесс, - добавила она, - и Германия готова быть в этом деле хорошим партнером".

Шавкат Мирзиёев в свою очередь назвал Германию "долгосрочным и надежным партнером Узбекистана", с которым он намерен поднять отношения на "качественно новый уровень". Сделать это позволят именно проводимые в Узбекистане реформы, которые "необратимы, открывают новые возможности и создают благоприятные условия для углубления нашего сотрудничества", заявил президент.

Немецкий бизнес в ожидании выгодных сделок

Позитивно оценивает реформы в Узбекистане и немецкий бизнес. Прежний президент превратил страну в центральноазиатский вариант Северной Кореи, говорят в Восточном комитете немецкой экономики, который представляет интересы фирм Германии, работающих на рынках стран Восточной и Юго-Восточной Европы. А вот политика преемника Каримова и начатые им реформы пробудили у немецких коммерсантов надежды на освоение и узбекского рынка с его наибольшим в Центральной Азии числом потребителей.

Клаус Мангольд

Клаус Мангольд

"Долгое время для немецкого бизнеса экономика Узбекистана была своего рода "черным ящиком", - говорил на германо-узбекском бизнес-форуме, проходившем в Берлине ровно неделю назад, бывший председатель, а ныне член президиума Восточного комитета Клаус Мангольд (Klaus Mangold). - В последние же два года произошли решающие изменения, пробудившие большой интерес и любопытство деловых кругов Германии".

В итоге в 2018 году двусторонний товарооборот увеличился примерно на 16 процентов, причем росли и экспорт из Германии, и импорт из Узбекистана. Правда, в абсолютных цифрах и в сравнении с другими странами, которые "курирует" Восточный комитет, торговля с Узбекистаном по-прежнему выглядит довольно скромно: 700 млн евро. Такую цифру назвал на встрече у канцлера Шавкат Мирзиёев. В рамках же упомянутого бизнес-форума, по его словам, достигнуты договоренности на реализацию новых проектов на сумму свыше 8 млрд евро.

Противоречивые сигналы Ташкента

В отличие от бизнес-сообщества, немецкие правозащитники не столь восторженно оценивают происходящее в Узбекистане. То, что позитивные сдвиги есть, отмечают и они.

Кристиан Мир

Кристиан Мир

Немецкие "Репортеры без границ" указывают, например, на освобождение из тюрем некоторых известных оппозиционных журналистов, повышение уровня свободы, которая теперь появилась у прежде жестко контролируемых государством средств массовой информации. В октябре 2017 года - впервые за многие годы - в Узбекистан пустили представителя этой правозащитной организации. А в мае 2018 года впервые получила аккредитацию в этой стране корреспондент "Голоса Америки".

Вместе с тем сайт "Голоса Америки" в Узбекистане по-прежнему заблокирован, как и интернет-версии других западных медиакомпаний, в том числе Deutsche Welle. Отказывают в разрешениях на съемки в стране - или дают очень ограниченные - съемочным группам из некоторых европейских стран. Поэтому директор немецкого филиала "Репортеров без границ" Кристиан Мир (Christian Mihr) говорит о противоречивых политических сигналах, поступающих из Ташкента.

Наследие Каримова

"Разве не абсурд, - заявил Мир в интервью DW, - что Узбекистан отменяет визовый режим для немецких туристов, но по-прежнему старается закрыться от критически настроенных журналистов?" Некоторые темы, по его словам, и для узбекских журналистов остаются опасными - о семье президента, о спецслужбах, о коррупции, о религиозных проблемах в Узбекистане.

Правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала список из 13 политических заключенных в Узбекистане, двое из которых были осуждены уже в годы правления Мирзиёева. И это, судя по всему, - только верхушка айсберга. Эксперты HRW считают, что в узбекских тюрьмах по-прежнему находятся от 2000 до 5000 человек, против многих из них были сфабрикованы обвинения в религиозном экстремизме.

"Не следует предаваться заблуждениям, - говорит Кристиан Мир в интервью DW, - вся либерализация в Узбекистане происходит по приказу сверху, а потому этот процесс крайне неустойчив". Очевидно, новый президент еще не готов решительно отмежеваться от своего предшественника, которому 13 лет служил на посту премьер-министра.

Попыток развенчать культ личности Каримова корреспондент газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, побывавший недавно в Узбекистане, не заметил. Имя прежнего президента до сих пор носят аэропорт Ташкента и многие улицы в разных городах страны, сам он покоится в мавзолее в родном Самарканде, а его президентский дворец в столице перестраивают в музей Каримова.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:14

Как Самарканд готовится стать туристическим центром (24.01.2019)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама