Цыган против нацистов: история боксера Тролльмана | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 24.01.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Цыган против нацистов: история боксера Тролльмана

Боксерский ринг был его трамплином в благополучную жизнь, и поначалу в жизни цыганского мальчишки из Ганновера все складывалось наичудеснейшим образом.

С беззаботной улыбкой он отправлял в нокаут соперников, из подростковой секции легко перешел во взрослый бокс, купил себе мотоцикл и готов был взлететь на спортивный Олимп. Для этого у симпатичного стройного паренька были наилучшие предпосылки. Но его не взяли в немецкую сборную на Олимпийские игры в Амстердаме.

Выход оставался один - профессиональный бокс. Там его этническое происхождение никого не заботило, и там его быстро полюбили за неортодоксальный "танцующий" стиль, за легкость и изящность движений в сочетании с силой и точностью удара, за гарантированную зрелищность схваток с его участием. В 1929 году Иоганн Тролльман (Johann Trollmann), известный также под цыганским именем Рукели (Rukeli), провел свой первый профессиональный поединок и выиграл его в четвертом раунде. И все было бы хорошо, и он, возможно, стал бы чемпионом мира. Но к власти в Германии пришли нацисты...

Бунт болельщиков

Летом 1933 года Рукели вышел на ринг биться за звание чемпиона Германии в полутяжелом весе. Поединок проходил в Берлине, на спортивной арене при пивоваренном заводе Bockbrauerei - популярном тогда месте проведения всякого рода развлекательных мероприятий.

КОНТЕКСТ

Противником Рукели был Адольф Витт (Adolf Witt), огромного роста и сильный, как медведь. Но Рукели был подвижен и быстр. Он уклонялся от ударов и не упускал случая использовать образовавшуюся в защите соперника брешь. После 12 раундов исход схватки был очевиден для всех. И потому, когда судья отказался объявлять победителя, зал взорвался. Болельщики, разумеется, не могли знать, что за карьерой талантливого боксера взялись следить новые хозяева Германии, которым нужны были исключительно "арийские герои" и для которых исход матча с участием "Цыгана" был заранее предрешен.

Но толпа этого не знала, продолжала свистеть, кричать, топать ногами и требовать справедливости, угрожая разнести зал. И добилась своего. Из двух зол рефери выбрали меньшее: несмотря на указания сверху, водрузили чемпионский венок на плечи 26-летнего Рукели.

Реванш

Чемпионом он был недолго. Спустя несколько дней Иоганна Тролльмана лишили титула, якобы из-за нарушений, допущенных им во время боя. Боксер бился "не по-немецки"... "С низко опущенными кулаками он танцевал по рингу, молниеносно уклонялся от противника и не давал втянуть себя в ближний бой и продолжительный обмен ударами", - так описывали его манеру ведения боя репортеры. Истинному "арийцу" биться полагалось иначе. Обеими ногами он должен был стоять, как вкопанный, в центре ринга и до тех пор наносить и принимать удары, пока один из противников не рухнет на пол. Как свора борзых, немецкая пресса накинулась на поверженного чемпиона, публикуя на него карикатуры и уничижительные комментарии по поводу "цыганских" повадок "фигляра на ринге". Но Рукели был не из тех, кто сдается без боя.

В роли матери ''Рукели'' - Ханнелоре Эльснер (Hannelore Elsner). Кадр из фильма ''Gibsy''

В роли матери ''Рукели'' - Ханнелоре Эльснер (Hannelore Elsner)

На свой последний матч он вышел... как "настоящий ариец". Почти белокурый, почти белокожий: с запудренными до белизны торсом и лицом, с прядями выбеленных перекисью волос. По обыкновению легко перемахнул через канат и замер посредине ринга, готовый биться "по-немецки", не двигаясь с места, принимая на себя все удары. Это был его реванш, его личная моральная победа над нацистами, его индивидуальный акт сопротивления, завершившийся для него нокдауном в пятом раунде.

Последний нокдаун

С этого поединка начинается документальная драма "Gibsy" о судьбе боксера Иоганна Рукели Тролльмана. Режиссер Айке Безуден (Eike Besuden) чередует инсценированные эпизоды, архивную хронику и интервью с современниками и родственниками Тролльмана. Но фильм не ограничивается рассказом о прерванной боксерской карьере, это история о гражданском мужестве во времена безысходности.

Рукели разделил участь пятисот тысяч немецких синти и рома, ставших жертвами Холокоста. Два года он провел на фронте, был ранен, и все равно попал в концлагерь, где его заставили учить гестаповцев боксу. Чем лучше у тех получалось, тем с большим удовольствием они отправляли в нокдаун своего знаменитого в прошлом учителя. Рукели должен был умереть, чтобы выжить. И снова он выходит на свой уже самый последний бой: изможденный узник против надзирателя. В итоге проигравший "ариец" расправился с "гордым цыганом" подло, коварно и безжалостно, не оставив тому ни малейшего шанса на реванш.

Герой на киноэкране

Фильм "Gibsy" стоит смотреть ради редких документальных кадров, показывающих будни цыганской жизни в довоенной Германии. В одном коротеньком эпизоде появляется даже сам Рукели, заснятый во время тренировки в середине 1930-х годов. О боксере вспоминают в фильме два его племянника, а также его единственная дочь, которая лишь от создателей фильма узнала о судьбе своего отца.

О значении Рукели для синти и рома рассказывают актеры цыганского театра, занятые в спектакле, боксеру посвященному: "Он был герой, не побоялся выступить один против всех, да еще в те страшные времена". Подробно и обстоятельно изложена в фильме и история методичного истребления синти и рома нацистами. Единственный, но очень серьезный недостаток этого фильма – его старомодно-поучительный телевизионный формат, где тон с первых минут задает патетически заунывный голос закадрового рассказчика.

Жаль, конечно, что бесстрашный и благородный Рукели не удостоился голливудской экранизации. Фильм вышел в Германии в кинопрокат, хотя органичнее смотрелся бы на телеэкране. И все же можно быть только благодарным режиссеру Айке Безудену, собравшему воедино разрозненные крупицы биографии Иоганна Тролльмана. Рукели достоин самой широкой известности. И фильм "Gibsy" надо смотреть.

Реклама