Центральноазиатские проекты: ситуация в Афганистане как барьер? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 18.01.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Центральноазиатские проекты: ситуация в Афганистане как барьер?

Нестабильность в Афганистане может сорвать сроки реализации крупных инвестиционных проектов в Центральной Азии. Среди них транспортные инициативы и энергетические программы.

Напряженная обстановка в Афганистане может повлиять на реализацию проектов, стоимость которых оценивается в сотни миллионов долларов. Первые тревожные сигналы со стороны инвесторов прозвучали в январе этого года.

Без главного инвестора

Под вопросом оказалось будущее трансафганской железнодорожной магистрали. В январе Азиатский банк развития (АБР) приостановил финансирование проекта железной дороги по маршруту Таджикистан-Афганистан-Туркмения (ТАТ). Основной инвестор обеспокоен ухудшающейся обстановкой в северных афганских провинциях. "Мы не очень хотели бы строить дорогу там, где царит хаос. Это очень рискованно", - пояснил DW глава представительства АБР в Таджикистане Чанг Чи Юй.

Вторая причина временного выхода банка из игры - сомнения в экономических возможностях Кабула. "Поскольку большая часть дороги будет пролегать по афганской территории, тут требуются финансовые ресурсы Афганистана. На сегодняшний день необходимых средств у этой страны нет", - отметил Чанг Чи Юй.

Чанг Чи Юй

Чанг Чи Юй

Официальный старт проекта строительства дороги состоялся в июне 2013 года. Примерная стоимость проекта ТАТ - более 400 миллионов долларов. В данный момент работы на туркменском участке завершены. Маршрут же по территории двух других стран окончательно даже не согласован.

Что будет с дорогой?

По мнению независимых аналитиков, если Кабул и Душанбе смогут найти инвесторов, способных заменить Азиатский банк развития, то строительство дороги продолжится. Если же нет - реализация проекта будет надолго приостановлена.

"Чтобы получить полноценное финансирование, нужно будет не только показать потенциальным инвесторам экономическую окупаемость дороги в виде конкретной грузовой базы, но и доказать, что существующие военные и политические риски на территории Афганистана можно снизить до приемлемого уровня, не угрожающего проекту", - говорит эксперт по инфраструктурным проектам в Центральной Азии Кубат Рахимов.

По его словам, возможно существует и некий "план Б", который связан с определенной "перезагрузкой" - изменением в составе участников проекта после президентских выборов в США. "Железная дорога вписывается в программу развития Нового шелкового пути, предложенную США странам региона. В этой связи не стоило бы исключать реинкарнацию проекта во второй половине 2016 года и возвращение "блудного сына" в лице АБР", - отмечает Рахимов.

CASA-1000

Куда более реалистично выглядят перспективы реализации другого проекта в афганском направлении - CASA-1000 (Central Asia-South Asia). В его основе - идея создания гигантского общего энергетического рынка с потенциалом в более чем 230 миллионов потребителей. В списке участников - Афганистан, Пакистан, Киргизия и Таджикистан. Последние два государства рассматриваются в качестве экспортеров энергии в объеме 1300 МВт, а первые - в числе получателей.

Высоковольтная ЛЭП

Высоковольтная ЛЭП

Правда, есть одно обстоятельство - работать ЛЭП после запуска будет только в летнее время. Связано это с тем, что с наступлением холодов экспортеры сами испытывают острый дефицит энергии. К примеру, в Таджикистане, по оценкам Всемирного банка, нехватка электроэнергии зимой составляет более двух миллиардов киловатт-часов. В это время подавляющая часть районов страны получает свет только в определенное время суток. Не лучше ситуация и в Киргизии.

В Бишкеке сомневаются

"Ресурсов у Бишкека для участия в проекте CASA, по сути, нет уже давно. Киргизия два года назад стала страной нетто-импортером электроэнергии. И если объемы ее импорта в 2014-2015 годах были относительно небольшими и еще как-то могли прикрываться легендой "о маловодном цикле на реке Нарын", то с 2016 года ситуация станет еще хуже. Киргизская сторона физически не будет способна обеспечить проект CASA своей долей электроэнергии", - пояснил DW аналитик Кубат Рахимов.

Кубат Рахимов

Кубат Рахимов

По словам эксперта, проблемы усугубляются в силу объективных причин - изношенности Токтогульской ГЭС и отсутствия в Киргизии новых энергоузлов. Так, в декабре стало ясно, что Россия из-за нехватки средств может выйти из проекта Камбар-Атинской ГЭС-1, ресурсы которой планировалось пустить по линии CASA.

"Вероятность самостоятельного строительства Камбар-Атинской ГЭС-1 киргизской стороной близка нулю, так как привлечь 2-3 миллиарда долларов Бишкек не сможет. К тому же критично смотрит на проект соседний Узбекистан", - отметил Рахимов.

По его словам, Киргизии в ближайшие годы проще и дешевле сконцентрироваться на реформах в сфере энергетики. Эксперт предлагает властям перейти к поэтапному повышению внутренних тарифов до приемлемого уровня для коммерческих инвесторов, сократить коммерческие и технические потери в распределительных сетях и привлечь инвесторов на принципах государственно-частного партнерства в строительство средних и малых ГЭС.

"Только после обеспечения потребностей внутреннего рынка с учетом фактора реиндустриализации можно будет выходить на полноценный экспорт электроэнергии, если в этом будет смысл. Особенно с учетом стольких неизвестных переменных в проекте CASA-1000", - подчеркнул Рахимов.

Все те же проблемы безопасности

Стоимость программы CASA-1000 около миллиарда долларов. Азиатский банк развития от этого проекта также решил дистанцироваться. В списке инвесторов фигурируют Всемирный банк, Исламский банк развития, USAID и Европейский банк реконструкции и развития. Строительство линии стороны планируют начать предстоящей весной и завершить за четыре года.

Реклама