1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
Турецкие войска в сирийской провинции Идлиб, 1 марта
Турецкие войска в сирийской провинции Идлиб, 1 мартаФото: picture-alliance/AA/A. H. Hatib

"Большая война не нужна ни России, ни Турции"

2 марта 2020 г.

Эксперт по российско-турецким отношениям берлинского Фонда науки и политики Дарья Исаченко в интервью DW оценила возможные сценарии развития событий в сирийской провинции Идлиб.

https://p.dw.com/p/3Yl4c

Об истоках конфликта между Россией и Турцией в сирийской провинции Идлиб, сценариях дальнейшего развития событий и причинах открытия Анкарой своей границы с Грецией для беженцев DW рассказала эксперт берлинского Фонда науки и политики Дарья Исаченко.

DW: Госпожа Исаченко, как вы оцениваете вероятность дальнейшей эскалации военного противостояния России и Турции на севере Сирии?

Дарья Исаченко: Мы имеем дело с вооруженным конфликтом, в котором возможны непредвиденные обстоятельства - как, например, сбитый в ноябре 2015 года российский боевой самолет. Тот случай привел к тяжелому кризису в отношениях между Турцией и Россией.

Дарья Исаченко
Дарья ИсаченкоФото: DW/V. Esipov

Но ключевой вопрос в таких ситуациях - как решать подобные проблемы. И тут надо сказать, что сегодня у России и Турции совсем другие отношения, чем это было пять лет назад. Коммуникация идет на всех уровнях, включая президентов, министров, а также непосредственно командующих войсками в Сирии.

Когда на прошлой неделе погибли свыше 30 турецких солдат, СМИ Турции сообщили, что инцидент стал следствием действий сирийского режима, а не российском армии. Не далее как сегодня президент Эрдоган заявил, что действия Турции на территории Сирии не направлены ни против России, ни против Ирана.

- Как же тогда получилось, что в провинции Идлиб Россия противостоит Турции?

- Началось все не с Идлиба, а гораздо раньше - с сирийского конфликта. Цель России заключалась в том, чтобы предотвратить смену режима и спасти Асада, а также укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Цель Турции была прямо противоположной - свергнуть Асада. В случае с Идлибом, это было не решение проблемы, а ее перемещение в пространстве, когда террористические элементы (из разгромленного "Исламского государства". - Ред.) были перевезены на автобусах в Идлиб. При этом деэскалации в других районах удалось достичь, но проблема осталась.

С апреля прошлого года Сирия проводит операцию в провинции Идлиб, постепенно расширяя территорию, которую контролируют правительственные войска. В результате Турция начала терять там позиции - и это при том, что Идлиб считается важным стратегическим пунктом. В результате произошла эскалация, которую мы сейчас наблюдаем.

- Россия и Турция - важные торговые партнеры. Если конфликт интересов, который мы наблюдаем в Сирии, будет усиливаться, возможны ли какие-то экономические последствия?

- Страны зависят друг от друга в двух областях. Турция от России в - энергетическом плане, а Россия от Турции - из-за Босфора. Но нужно понимать, что два этих рычага могут быть использованы только в случае крайней эскалации, то есть в случае объявления войны. Без этого Турция не может закрыть проливы для российских судов.

- И эта ситуация маловероятна?

- Мы постоянно слышим от руководства и России, и Турции - никто не заинтересован в такой войне. На политическом уровне есть понимание, что эта война не выгодна ни одной из сторон…

- То есть речь идет о повышении ставок накануне переговоров в Москве?

- Да. Ведь последствия такой войны будут катастрофическими не только для экономических отношений России и Турции, но и для всего мира. Потому что Турция - член НАТО. Скорее идет речь о запугивании.

Да и Россия не может взять и перекрыть поставки газа в Турцию. Даже если вернуться к событиям 2015 года, переговоры по поводу строительства "Турецкого потока" были приостановлены, но действующие поставки газа в Турцию никто не прекращал.

- Мы видим эскалацию насилия на границе Турции и Греции. Чего добивается Эрдоган, заявляя о том, что он открывает границу для беженцев?

- С одной стороны, эти меры можно интерпретировать как сигнал Европе - Турции нужна помощь ЕС в решении сирийской проблемы, нужен рычаг давления на Путина. И обратите внимание: министр обороны Германии уже сделала заявление о том, что ключ к решению проблемы Сирии находится в Москве. Второй аспект - внутриполитическая ситуация в Турции, где находится уже свыше 3,5 миллионов сирийских беженцев, что создает проблемы для местного населения.

Договор между ЕС и Турцией предусматривал, что Анкара получает финансовую помощь и взамен держит беженцев у себя. Теперь Эрдоган обвиняет ЕС в том, что Турция всех обещанных денег не дополучила. 

У границ ЕС скопились тысячи беженцев, но все, что мы видим, - это закрытая граница со стороны Греции. Это лишний раз показывает, что долгое время в Европе считали, что беженцы - это инструмент турецкого шантажа и никто особо не думал о том, что делать ЕС в том случае, если Эрдоган действительно откроет границы. Это лишний раз демонстрирует отсутствие стратегии в Европейском Союзе, у которого, по сути, нет единой внешней политики.

Смотрите также:

Сирийский Идлиб между Москвой и Анкарой

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Показать еще
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Последствия ракетных ударов РФ по Днепру (фото из архива)

Ракетные удары по Украине - пример новой военной доктрины РФ

Пропустить раздел Другие публикации DW
На главную страницу