Прихожане церкви Св. Ламберта ждут чуда, или Немецкое прощание с Матёрой | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 06.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Прихожане церкви Св. Ламберта ждут чуда, или Немецкое прощание с Матёрой

Спасаясь от роторных экскаваторов, большинство жителей Иммерата уже покинули свои дома. Но пока еще возвышаются над вымирающей деревней церковные башни.

Ледяной ветер кружит по пустынным улицам, поднимая в небо опавшую листву. Дома кажутся мертвыми: запертые двери, безжизненные темные прямоугольники окон... Кое-где за стеклом видны по-немецки нарядные занавески, но людей не видно. В этих домах никто уже не живет. "Уютное когда-то было место", - со вздохом говорит Софи Хекер (Sophie Häcker) и подробно перечисляет достоинства деревни: "Здесь были и больница, и аптека, и магазины, и прекрасная пекарня... Ничего не осталось!" Почти все соседи разъехались, сетует пожилая фермерша, кто в большие города Ахен и Эркеленц, а кто - в Ной-Иммерат, городок, ставший своеобразным "двойником" умирающего Иммерата.

Открытый карьер

Вымирающий Иммерат, больше похожий на маленький городок, чем на деревню, расположен к западу от Дюссельдорфа. Здешняя плодородная равнина ErkelenzerBörde- одно из самых ценных в Германии месторождений бурого угля. Миллионы лет назад здесь стоял заболоченный лес. Затем на его месте образовалось море, и болотный торф оказался под прессом песка и гальки, превратившись, таким образом, в бурый уголь.

Церковь Святого Ламберта в Иммерате, на переднем плане - пшеничное поле

Церковь Святого Ламберта в Иммерате

Уже несколько десятилетий подряд гигантские роторные экскаваторы денно и нощно прорывают себе путь через песок и гальку к драгоценному ископаемому сырью. Они оставляют после себя огромные рвы и террасы. Их можно сравнить с самыми крупными карьерами планеты. Отрезки открытой горной выработки носят название стоявших на их месте деревень и поселков, как, например, Гарцвайлер Iили Гарцвайлер II. Причем Гарцвайлер - это только один из 14 населенных пунктов, в буквальном смысле слова стертых с лица Земли прожорливыми машинами. Исчезли поля и леса, и даже автобан перенесли в другое место, затратив на это немало средств. Теперь настало время Иммерата.

Фермер уходит последним

Софи Хекер держится до последнего, как и другие фермеры Иммерата. Они сердцем прикипели к своей земле и уйдут последними. За свое картофельное поле Софи Хекер требует равноценной компенсации: "Пока точно не известно, что какой именно участок земли я получу взамен и где. Возможно, он находится где-то на отшибе. Я этого не хочу".

В лучшие времена в Иммерате жили 1500 человек. Сегодня в нем осталось лишь около ста жителей, причем большинство из них - рабочие и служащие концерна RWE, который и ведет здесь добычу бурого угля. Деревня, которая стоит на этом месте уже 700 лет, должна быть полностью снесена к 2017 году, - если не случится чуда.

Церковь как оплот сопротивления

Поначалу, правда, не столько на чудо, сколько на собственные силы надеялся управляющий епархиальным округом Гюнтер Залентин (Günther Salentin) из Эркеленца, возглавивший местное "движение сопротивления" в 1994 году. Тогда священники приходов в округе Эркеленца решили бороться за сохранение прихода и самого здания церкви. Битву они проиграли и были вынуждены продать церковь Святого Ламберта в Иммерате, которую местные жители называют "собором " из-за двух высоких башен, возвышающихся над бесконечными просторами полей.

Ее построили 122 года назад. Жители Иммерата решили построить тогда именно церковь, а не скромную часовенку. Крестьяне, разбогатевшие благодаря плодородности местной лёссовой почвы, собрали деньги на облицованный туфом храм с двумя башнями, готической розеткой над входом и полом из драгоценных изразцов, ставшим гордостью деревни.

Сейчас церковь Св. Ламберта в Иммерате опустела. Давно проданы скамьи, орган и кабинки-исповедальни. Во время последней службы в октябре прихожане не скрывали слез. "Наши сердца сегодня наполнены печалью и трауром, а может даже яростью и гневом из-за того, что в нашей церкви сегодня в последний раз идет служба", - сказал тогда пастор Гюнтер Залентин в своей проповеди.

Крест и двенадцать камней

В какой-то момент вдруг снова затеплилась надежда. В одной из газетных статей говорилось, что RWE подумывает о том, чтобы остановить добычу угля в этом крупнейшем открытом угольном карьере Европы. Причина: все больше энергии вырабатывается ветровыми и солнечными электростанциями, и использование бурого угля здесь практически не окупается. Но концерн тут же опроверг эту информацию. Впрочем, последнее слово в этом споре еще не сказано. Иск против RWE, инициированный представителем партии "зеленых" и немецкими экологическими организациями, находится на рассмотрении Конституционного суда Германии в Карлсруэ. Решение может быть принято в ближайшие месяцы, и прихожане надеятся на чудо.

Угольный карьер

Угольный карьер

Как бы там ни было, но подавляющее большинство жителей Иммерата уже переехали на новые квартиры. В новостройках "двойника" Ной-Иммерата - частных и многоквартирных домах - сегодня живут 900 человек. Заложен фундамент нового общинного центра, в котором будет и часовня. Конечно, "собора" с его высокими башнями она не заменит. Но о церкви Святого Ламберта будут напоминать двенадцать камней из ее стен (их вмонтируют в неф часовни), а также старинный крест, который перевезут сюда из Иммерата.

Реклама

Культура и стиль жизни