Правозащитное движение Таджикистана: без средств и помощи властей | Таджикистан | DW | 14.03.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Таджикистан

Правозащитное движение Таджикистана: без средств и помощи властей

За 20 лет независимости в Таджикистане сформировалась сеть правозащитных организаций. Развиваться им мешают финансовые проблемы и отсутствие поддержки со стороны государства.

DW начинает публикацию серии материалов о проблемах правозащитного движения Таджикистана и о наиболее активных его представителях. За годы независимости в стране сформировало сеть общественных организаций, занимающихся защитой прав человека. Дальнейшему развитию их потенциала мешают проблемы с финансированием и отсутствие помощи властей.

Молодое движение

Сейчас в Таджикистане действуют около 3000 неправительственных организаций (НПО), но правозащитной проблематикой занимаются немногие из них. "Приблизительно 30-40 организаций, но активно работающие можно по пальцам сосчитать", - рассказала DW директор Бюро по правам человека и соблюдению законности Наргис Закирова.

Наргис Закирова

Наргис Закирова

Правозащитником в Таджикистане быть сейчас нелегко, признается Закирова и тут же добавляет, что все познается в сравнении: "Если положение таджикских правозащитников соотнести с ситуацией в соседних Узбекистане и Туркмении, то у нас все относительно благополучно. По крайней мере, нас не бросают за решетку и нам не приходится искать политического убежища за рубежом".

По словам Наргис Закировой, правозащитники активно работают в тех сферах, где в Таджикистане чаще всего нарушаются права человека. Основное внимание они уделяют проблемам пенитенциарной системы, трудового законодательства и защиты прав детей. Есть структуры, которые специализируются на имущественных спорах. "Это совершенно логично, ни одно НПО не в состоянии заниматься всеми вопросами, связанными с правами человека. Ведь для их решения нужны серьезные как человеческие, так и финансовые ресурсы", - объясняет Закирова.

Финансовая зависимость

А с деньгами у таджикских правозащитников весьма туго. Государственные гранты соответствующие НПО не получают. Нет пока заинтересованности в сотрудничестве и со стороны бизнес-сообщества. Во многом это связано с отсутствием механизмов исполнения закона об общественных объединениях.

"В этом документе говорится, что органы власти должны поддерживать общественные организации. Как может происходить это на практике, остается большим вопросом", - сетует Наргис Закирова.

В такой ситуации приходится полностью зависеть от поддержки доноров, у которых часто меняются приоритеты. Некоторые зарубежные грантодатели и вовсе сворачивают свою деятельность в Таджикистане.

"Доноры призывают НПО добиваться финансовой независимости, и руководители многих организаций с пониманием относятся к такой рекомендации. Ведь помощь из-за рубежа не может поступать бесконечно. Однако общественным организациям Таджикистана найти деньги дома сегодня по разным причинам практически невозможно", - подчеркивает Закирова. И добавляет, что именно нехватка средств не позволяет правозащитникам развивать их потенциал.

Не повторить опыт России

Сейчас в Таджикистане с тревогой наблюдают за отношением властей к НПО в других странах СНГ, опасаясь, что таджикские чиновники скопируют, например, опыт России. Там, напомним, некоммерческие организации, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа, должны регистрироваться в качестве иностранных агентов. При этом однозначного толкования, что понимать под политической деятельностью, законодатели не дали.

Ойнихол Бобоназарова

Ойнихол Бобоназарова

"Не дай то бог, если и у нас дойдет до этого. Тогда возникла бы угроза исчезновения правозащитного движения в Таджикистане", - полагает директор общественного объединения "Перспектива+" Ойнихол Бобоназарова.

По ее словам, таджикистанские правозащитники многое делают для решения стоящих перед обществом проблем: они борются с пытками в тюрьмах, добиваются обеспечения прав женщин, выступают против использования детского труда, защищают инвалидов и предоставляют бесплатную правовую помощь малоимущим. "Власти должны понимать, что правозащитники - это их помощники. Государство может развиваться только при наличии сильного гражданского общества", - указывает Бобоназрова.

Власти пока не помогают

Однако стремления к сотрудничеству со стороны властей пока нет. К примеру, правозащитники сетуют, что их не допускают в тюрьмы для проверки фактов применения пыток и нанесения заключенным побоев. Ограничен для них доступ и в воинские части, как режимные объекты.

Дилбар Самадова

Дилбар Самадова

Осенью 2012 года власти Таджикистана приостановили деятельность правозащитной организации "Ампаро", боровшейся против использования труда школьников на уборке хлопка, защищавшей права призывников и военнослужащих, а также работавшей с детьми-сиротами. Наблюдатели считают, что в какой-то момент молодые юристы стали неудобны для местных чиновников.

Аналитические отчеты "Ампаро", как источник информации о соблюдении прав человека в Таджикистане, не раз использовались международными организациями Human Rights Watch и Amnesty International. "В последнее время нас прямо или косвенно стали обвинять в том, что мы работаем на деньги Запада и отстаиваем его интересы", - призналась в интервью DW руководитель "Ампаро" Дилрабо Самадова.

Ориентиры для правозащитников

Юрист Ойнихол Бобоназарова считает, что правозащитникам в Таджикистане есть к чему стремиться. "К сожалению, я редко вижу их публичные выступления. Они пишут отчеты, это тоже важно, должна звучать независимая оценка. Но можно делать больше - активнее работать с людьми, идти на судебные процессы, связанные с нарушением прав человека", - заявила Бобоназарова DW.

При этом она заметила, что нередко на себя роль правозащитников в последнее время взваливают журналисты. Они выявляют в своих публикациях факты нарушения прав человека и информируют об этом общественность.