О вреде и пользе мобильных телефонов | DW-РАДИО | DW | 12.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

DW-РАДИО

О вреде и пользе мобильных телефонов

03.10.2005

Вопрос о том, до какой степени опасны излучаемые мобильными телефонами электромагнитные волны, по понятным причинам волнует человечество. Ведь, по подсчетам экспертов, к концу 2005-го года в мире будет уже около двух миллиардов пользователей «трубками». Результаты научных исследований на эту тему весьма противоречивы. Так, эксперты Комиссии по защите от излучений ФРГ установили в рамках проекта, проведенного два года назад, что говорить по сотовому телефону совершенно безопасно. А врачи из берлинской университетской клиники имени Бенджамина Франклина обнародовали недавно прямо противоположные выводы: согласно их данным, электромагнитные волны, излучаемые мобильными телефонами, разрушают хромосомы человека. Правительство Германии решило вложить 8 с половиной миллионов евро в программу исследований, призванных окончательно установить степень опасности мобильных телефонов для здоровья человека. Такую же сумму выделили и ведущие немецкие провайдеры сотовой связи. Рассказать о ходе работы я попросила одного из участников проекта, сотрудника Федерального ведомства по защите от излучений, г-на Рюдигера Маттеса:

МАТТЕС: Делать окончательные, научно обоснованные выводы мы пока не можем. Исследования продолжаются уже довольно давно, и мнения ученых пока расходятся. Различные научные лаборатории приходят к совершенно различным результатам. Мы надеемся получить окончательные научные данные к концу 2005-го– началу 2006-го года. Работа ведется в двух основных направлениях: во-первых, мы намерены оценить вред, который здоровью человека наносят базовые станции, то есть действительно ли люди, живущие вблизи антенн, чаще страдают головными болями, есть ли у них другие неприятные симптомы. Кроме того, будет проведены статистические исследования, которые позволят установить, повышается ли вероятность заболевания раком у детей, живущих рядом с базовыми станциями. Во-вторых, исследуются возможные биологические последствия пользования мобильными телефонами, то есть воздействие электромагнитных волн на органы чувств человека, на его уровень восприятия или сон.

Однако уже сейчас существуют международные правила, призванные свести к минимуму риск облучения при пользования мобильными телефонами. Так, сами «трубки» должны отвечать определенным техническим критериям: максимальный уровень излучения не должен превышать двух ватт на килограмм веса пользователя. Производители сотовых телефонов добровольно взяли на себя обязательство указывать показатели электромагнитного излучения в инструкциях по эксплуатации, и ни один магазин в США и Европе не имеет права продавать «трубки», если эти данные в инструкции не стоят. Существуют и другие превентивные меры безопасности, - рассказывает Рюдигер Маттес:

МАТТЕС: Если использовать устройства громкой связи, позволяющие говорить по мобильному телефону в автомобиле не отрывая рук от руля, или наушники, тогда доза облучения снижается. Правда, в последнем случае, интенсивность излучения в том месте на теле, на котором вы носите мобильник, разумеется, выше. Причем, независимо от того, пользуетесь вы им или нет, когда телефон устанавливает контакт с базовой станцией – а происходит это несколько раз в день - излучение есть все равно, хотя и небольшое. Если же телефон просто лежит рядом с вами на письменном столе или около кровати, скажем, на расстоянии полуметра, то говорить об облучении практически не приходится.

Почти у каждого жителя Германии, начиная с раннего школьного возраста, сегодня есть мобильный телефон. До недавнего времени отслужившие свое или просто устаревшие «трубки» выбрасывали в обычное мусорное ведро. Однако с июля нынешнего года немецкий оператор сотовой связи T-Mobile предлагает своим клиентам новый вид сервиса: они могут бесплатно отослать дефектный телефон в компанию T-Mobile, а последняя обязуется переводить на счет немецкой экологической организации Deutsche Umwelthilfe 5 евро за каждую полученную «трубку». А еще действующие, но устаревшие модели «трубок» принимаются в счет оплаты за новый телефон.

Почти полмиллиарда мобильных телефонов было продано в мире в минувшем году, и практически в каждом из них содержится элемент из колтана, или колумбо-танталита, – ценнейшего минерала, используемого также в компьютерах и игровых консолях. 80 процентов мировых запасов колтана находится в Африке, а 80 процентов африканского колтана – в Конго. Однако для местных крестьян, занимающихся добычей этого редкого минерала из вулканических пород, ежедневное соприкосновение с колтаном смертельно опасно. Согласно данным, полученным из северной провинции Конго Киву, в последнее время в стране участились случаи появления на свет мертворожденных младенцев или детей с серьезными врожденными дефектами. Это весьма настораживает, поскольку добыча колтана началась в этом районе всего только несколько лет назад. Негативное влияние на здоровье конголезских крестьян может оказывать и радиоактивный уран, в избытке содержащийся в колтанонесущих породах.

Конго – в частности, благодаря крупным месторождениям колтана – могла бы стать одной из богатейших стран мира. В действительности же все как раз наоборот: именно столь богатая полезными ископаемыми восточная провинция Конго Киву является одним из беднейших регионов планеты. Дело в том, рассказывает сотрудник конголезского Института межкультурных связей с регионом Великих африканских озер POLE Элоис Тегера, что львиная доля доходов от торговли колтаном поступает на счета торговцев-посредников за пределами страны. А крестьяне, добывающие этот ценный минерал с риском для своего здоровья и для здоровья последующих поколений, за 450 г колтана получают лишь около 4 с половиной долларов. Элоис Тегера называет три основные группы торговцев-посредников:

ТЕГЕРА: Этим занимаются во-первых, местные военные боссы, во-вторых, находящиеся в регионе представители иностранных армий, ну и наши политики и предприниматели тоже не остаются в стороне.

Однако наибольшие барыши получают те предприятия, которые перекупают колтан у посредников и занимаются его последующей переработкой. Простые рабочие получают лишь ничтожный процент от конечной выручки, а условия их труда – чудовищные. Ведь они ищут колтан более или менее вслепую, полагаясь на интуицию и на удачу. То и дело случаются оползни или к обвалам на рудниках. Помимо этого, добыча колтана привела еще и к другим серьезным последствиям для региона. Когда в девяностые годы в Восточном Конго начался колтановый бум, многие крестьяне вместо того, чтобы выращивать зерно, занялись поисками ценного минерала, - рассказывает сотрудник Института межкультурных связей с регионом Великих африканских озер POLE Элоис Тегера:

ТЕГЕРА: Здесь идет война, большинство мужчин находятся на фронте, а те, что остались дома, вместо того, чтобы заниматься сельским хозяйством, начали заниматься добычей колтана. В результате сократились урожаи. На полях работают одни только женщины, им удается вырастить ровно столько, чтобы не умереть с голоду, а их мужья либо на войне, либо добывают колтан.

И тем не менее, добыча колтана – это один из немногих источников дохода для жителей в районе озера Киву. Поэтому сотрудники Института POLE считают, что введение бойкота колтаноперерабатывающих предприятий было бы большой ошибкой. Так думает, в частности, и эксперт из Германии Кристиане Кайзер:

КАЙЗЕР: По мнению экспертов института POLE, производство колтана в регионе необходимо развивать и дальше, поскольку для многих живущих здесь людей это – единственное средство к существованию. Однако необходимо улучшить условия их труда и справедливо его оплачивать. Во всяком случае, бойкот местным жителям ровно ничего не даст.

Гораздо полезнее, чем бойкот, которого требуют многие западные правозащитники, было бы введение четких правил охраны труда и зарплаты при добыче колтана и других полезных ископаемых. Причем за соблюдением этих стандартов должна была бы следить какая-нибудь центральная власть. Царящее в стране беззаконие способствует дальнейшему обнищанию местного населения. Элоис Тегера:

ТЕГЕРА: Наш главный тезис состоит вот в чем: мы понимаем важность использования природных ресурсов, нужно только, чтобы доходы от добычи колтана тратились на нужды местного населения.

Пестициды в сладком перце, плесень в орехах, бактерии в чайных листьях или запрещенные гормоны в мясе – контролеры пищевых продуктов в Германии без дела не сидят. При проверках общественных кухонь, супермаркетов или пищевых фабрик они то и дело обнаруживают либо завышенное содержание ядохимикатов в продуктах, либо нарушение сроков хранения, либо еще что-нибудь. Ну, это по крайней мере означает, что система контроля в Германии хорошо налажена, - вероятно, подумал бы сторонний наблюдатель. Увы, это далеко не так: проверка качества продуктов проводится в Германии далеко не столь тщательно, как это полагается по европейским нормам.

Начнем с хорошего: общественные кухни в Германии давно уже не являются тем, чем они были раньше – рассадниками бацилл и микробов. Большая часть студенческих или, скажем, больничных столовых находится в отличном санитарном состоянии. Особых хлопот не доставляют контролерам и продуктовые магазины. А теперь – о грустном. В мелких предприятиях общественного питания нормы гигиены часто нарушаются. Особенно в нынешние, трудные в экономическом отношении времена, когда хозяева бистро и закусочных часто сменяются. И, наконец, - самая плохая новость. О том, как на самом деле обстоят дела с гигиеной в целом ряде общественных кухонь, холодильников-складов для свежих и мороженных продуктов или на пищевых фабрик не знает никто, в том числе и контролеры. Дело в том, что санитарные инспекции ресторанов, супермаркетов и фабрик проводятся в Германии гораздо реже, чем того требуют нормы ЕС, - рассказывает председатель Федерального объединения контролеров пищевых продуктов Ханс-Хеннинг Фидт (Hans-Henning Viedt):

ФИДТ: Положение не улучшается, скорее наоборот. Об этом свидетельствуют новые поступившие в наше распоряжение данные. Доля предприятий питания, в которых регулярно проводится санитарный контроль, в разных федеральных землях в среднем составляет 62 процента. А в земле Рейнланд-Пфальц проверки проводятся лишь на каждом третьем предприятии. Согласитесь, при таких показателях говорить всерьез о защите прав потребителей в Германии невозможно.

Опытные контролеры рассказывают, что провести больше трех проверок в день невозможно - если, конечно, относиться к делу добросовестно. Это означает, что один работник санитарной инспекции за 220 рабочих дней в году может обойти 660 предприятий. Однако в плане у каждого из них – почти в два раза больше. Федеральное объединение контролеров пищевых продуктов многократно требовало увеличить штат сотрудников вдвое, доведя его до 5 тысяч человек, но без всякого результата. Как обычно, все упирается в деньги. И хотя ответственность за контроль продуктов питания лежит на государстве, в действительности его осуществляют местные городские власти. А последние вынуждены экономить, где только можно. Так, освобождающиеся рабочие места годами остаются незанятыми, в первую очередь, в Восточной Германии, - жалуется главный инспектор продуктов питания страны. Получается, что качество пищи зависит от состояния казны каждого конкретного города.

ФИДТ: Кое-где группы санитарной проверки прекрасно оснащены, однако есть города, в которых на шесть контролеров все еще приходится один фотоаппарат. В таких случаях, конечно, рады бывают представители общественных кухонь или супермаркетов, потому что потом, при судебном разбирательстве, без фотографий доказать что-либо бывает крайне трудно. Приходится описывать ситуацию на словах, а это, как Вы сами понимаете, бывает в суде трудновато.

Проверкой качества контроля пищевых продуктов в Германии занялась немецкая природоохранная организация Greenpeace. Согласно результатам ее исследований, которые были обнародованы на минувшей неделе, лучше всего дела с контролем качества продуктов обстоят в земле Баден-Вюртемберг. Однако «лучше всего» еще отнюдь не значит «хорошо»: победитель получил всего лишь тройку – «удовлетворительно». Четырем другим федеральным землям экологи поставили двойки, другие регионы не дотянули даже до такого балла. Представители Greenpeace обнаружили высокое содержание пестицидов во фруктах и овощах, продающихся в немецких супермаркетах, и не без оснований заявили, что ответственность за это лежит в том числе и на контролерах.