1. Перейти к содержанию
  2. Перейти к главному меню
  3. К другим проектам DW
''Гамлет'' в постановке Томаса Остермайера
"Гамлет" в постановке Томаса ОстермайераФото: DW/Huseinovic

Новаторы из Берлина: Остермайер и "Римини Протокол" получили по "Льву" в Венеции

10 октября 2011 г.

А театральный авангард получил свою постоянную прописку в Берлине. Теперь, когда Венецианская биеннале объявила победителей смотра новейших театральных достижений, в этом уже никто не сомневается.

https://p.dw.com/p/12p8Z

На 41-й Венецианской биеннале (La Biennale di Venezia), объединяющей в себе старейший в Европе кинофестиваль, а также проходящие раз в два года смотры архитектуры, современного искусства, театра и танца, объявлены победители в области сценического искусства. Почетную награду "Золотой Лев" за личный вклад в развитие театрального искусства получил немецкий режиссер Томас Остермайер, художественный руководитель одного из ведущих немецких театров "Шаубюне" (Schaubühne) в Берлине.

"Серебряного Льва", который вручается с прошлого года как награда за новаторство на драматическом поприще, удостоился берлинский коллектив "Римини Протокол" (Rimini Protokoll), один из известнейших независимых театров Европы. Лауреаты были выбраны Советом директоров Венецианской биеннале по рекомендации директора ее театрального смотра Алекса Риголы.

Таким образом, говорится в официальном пресс-релизе биеннале, международная выставка признает заслуги Томаса Остермайера и "Римини Протокол" в деле преобразования театрального искусства и статус Берлина как одного из самых оживленных театральных центров Европы. Ранее награды за вклад в развитие мирового театра в Венеции получали Ферруччо Солери (2006), Ариана Мнушкина (2007), Роджер Ассаф (2008) и Ирене Папас (2009).

Революция на бульваре

Томас Остермайер
Томас ОстермайерФото: Linus Lintner

Карьера Томаса Остермайера (Thomas Ostermeier) развивалась в рекордно короткие сроки. В 1996 году он со товарищи основал новую студию при берлинском театре "Deutsches Theater". "Барак" (Baracke) становится самой посещаемой берлинской сценой. В 1997 году Остермайер показал здесь свою первую постановку, а в 1999 был уже назначен главным режиссером знаменитого берлинского театра "Шаубюне" (Schaubühne).

Поначалу назначение Остермайера на эту должность показалось многим чересчур смелым шагом. В сознании публики и критики театр "Шаубюне" был цитаделью психологического реализма и утонченных эстетских изысков. В действительности этот шаг был лишь возвращением к исходной эстетике театра, которая формировалась в 1960-х. Будущий классик Петер Штайн (Peter Stein) пытался тогда воплотить здесь модель социалистического театра, где постановка пьес развивалась в дискуссиях с актерами и где все, от техника до ведущего артиста, получали одинаковую зарплату.

Став директором "Шаубюне", Томас Остермайер вернулся к этому принципу. Более того, он отказался от единоличного руководства театром и утвердил хореографа Сашу Вальц (Sasha Waltz) на должность соруководителя. Эстетика хореографических спектаклей Вальц, медленный и необычайно пластичный ритм ее работ, составили удачный контраст натурализму и обнажению эмоций, присущих режиссерскому стилю Остермайера. Этот альянс оказался залогом успеха. Спустя три года после начала работы новая "Шаубюне" заняла свое особое место в берлинском культурном ландшафте.

С самого начала режиссерский стиль Остермайера отождествляли с жесткой драмой. Пришедшее на сцену в середине 1990-х новое поколение драматургов, в основном английских, привело новых героев и новый стиль. Это был язык отверженных, наркоманов, нищих и проституток. Драматурги Марк Равенхилл и Сара Кейн получили в континентальной Европе известность именно благодаря инсценировкам Остермайера, а пьеса "Shopping and Fucking" Равенхилла, поставленная в Берлине в 1997 году, на несколько лет стала визитной карточкой режиссера. Позже он одним из первых поставил Юна Фоссе, ныне знаменитого, а тогда никому не известного норвежского драматурга.

Успех не ограничился "импортом". Прямо в Берлине режиссеру удалось открыть новую звезду, 27-летнего драматурга Мариуса фон Майенбурга (Marius von Mayenburg), чья пьеса "Огнеликий" после постановки в "Шаубюне" стала хитом международного масштаба.

Для Остермайера-директора главной проблемой оказалось расположение театра. В отличие от Франка Касторфа (Frank Castorf), попавшего со своей "Фольксбюне" (Volksbühne) в эпицентр нового Берлина, полного молодой и непредвзятой публики, и сумевшего сделать свой театр символом берлинской сумятицы стилей, Остермайер угодил на бульвар Курфюрстендамм, в район зубных врачей и адвокатов, где за двадцать лет меланхолических инсценировок Чехова и бульварных пьес о вреде современного искусства люди просто отвыкли от авангарда.

Поэтому никого не удивил холодный прием, оказанный публикой первой режиссерской работе Остермайера в новых стенах. Постепенно, однако, в театре сложился свой узнаваемый стиль, появились свои постоянные режиссеры и публика. То, что делает Остермайер в "Шаубюне", можно описать как уникальный сплав абстрактной конструктивистской драматургии и сверхэкспрессивной эстетики социальной драмы.

Пионеры документальной драматургии

Римини Протокол
Перформанс "Римини Протокол"Фото: Braun/drama-berlin.de

В берлинском коллективе "Римини Протокол" нет авторов и нет режиссеров в классическом понимании этих профессий. Здесь жизнь – сценический материал, а публика или специально приглашенные на перформанс эксперты из реальной жизни - актеры. "Римини Протокол" не ставит пьес в традиционном понимании этого слова, этот коллектив, основанный Даниэлем Ветцелем (Daniel Wetzel), Штефаном Кеги (Stefan Kaegi) и Хельгард Хауг (Helgard Haug) и заявивший о себе в начале XXI столетия, исследует реальную жизнь на стыке искусства и социального расследования, фикции и новостной хроники.

Сценический перформанс этого коллектива задает злободневные вопросы. Действие всегда строится на принципе взаимодействия с публикой или случайными прохожими, или специально подобранными знатоками в том или ином "куске" реальности. И все это - при помощи современной техники и медийных технологий. От поведения и реакций "актеров" зависит результат – то, что рождается в процессе спонтанной интеракции между сценой и зрительным залом. Традиционные ряды кресел на спектаклях "Римини Протокол", как правило, отсутствуют.

Местом такого театрального действия может быть что угодно: открытое городское пространство, отдельно стоящий грузовик или даже ежегодное собрание акционеров Daimler AG. В Венеции "Римини Протокол" показывает свой новый перформанс "Bodenprobe Kasakhstan", в котором речь идет о нефти, трудовой миграции и возвращении российских немцев в Казахстан, а также об универсальных проблемах, интересующих любого зрителя. Ныне "Римини Протокол" – один из ведущих представителей так называемого постдраматического театрального искусства.

Автор: Элла Володина, Сергей Невский
Редактор: Дарья Брянцева

Пропустить раздел Еще по теме

Еще по теме

Показать еще
Пропустить раздел Топ-тема

Топ-тема

Владимир Зеленский, Эмманюэль Макрон и Олаф Шольц в Париже

Макрон и Шольц заверили Зеленского в поддержке Украины

Пропустить раздел Другие публикации DW

Другие публикации DW

На главную страницу