Немецкий эксперт: В киргизском парламенте продолжается межклановая борьба | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW | 21.12.2010
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Мир

Немецкий эксперт: В киргизском парламенте продолжается межклановая борьба

Сможет ли новое киргизское правительство стабилизировать ситуацию в республике? Какую роль в этом будет играть партии, вошедшие в парламентскую коалицию? Об этом - интервью с немецким экспертом.

Здание Жогорку Кенеша, Бишкек

Здание Жогорку Кенеша, Бишкек

В Киргизии уже работают всенародно избранный парламент, в нем сформировалась правящая коалиция, которая утвердила новое правительство. Оно тоже уже приступило к работе. За развитием событий следят эксперты на Западе. Они с осторожным оптимизмом оценивают возвращение центральноазиатской республики в правовое поле. В интервью Deutsche Welle эксперт по Центральной Азии Института по изучению мира и политики безопасности в Гамбурге Анна Крайкемайер (Anna Kreikemeyer) поделилась своими прогнозами относительно того, насколько стабильной будет нынешняя коалиция.

Deutsche Welle: Почему процесс формирования правительства затянулся почти на два месяца?

Анна Крайкемайер

Анна Крайкемайер

Анна Крайкемайер: Я думаю, что в условиях существующего в Киргизии на сегодняшний день кризиса это не было слишком долго. Я бы даже сказала, что это можно расценивать положительно как знак того, что благодаря интенсивным переговорам отчасти удалось привести противоположные позиции к общему знаменателю. Можно рассматривать этот процесс и в негативном свете: переговоры были настолько напряженными, что процесс затянулся. Но я предпочитаю положительный вариант.

- Каковы ваши прогнозы относительно того, насколько стабильной будет созданная коалиция?

- Я предполагаю, что возникнет много разногласий. Я не думаю, что это будет некий "священный союз", потому что партии представляют в нем слишком разные интересы отдельных кланов или бизнес-структур. Я думаю, что во время принятия политических или экономических решений будет происходить жесткая борьба.

- Есть ли у трех партий, вошедших в коалицию, общая политическая платформа?

- Я бы так не сказала. Они хотят взять на себя управление страной. Но я не думаю, что сейчас можно говорить о единой политической платформе или даже каком-то общем коалиционном соглашении на основе своих политических программ, как, например, у существующих на Западе партий. Это, скорее, ситуативно возникшая коалиция.

- Самая большая партия "Ата-Журт" была против парламентской формы правления. Но сейчас она интегрирована в систему: спикером парламента, стал, например, Ахматбек Кельдибеков, представитель этой партии. Можно ли говорить о том, что "Ата-Журт" сдала свои позиции?

- В принципе, нет. Но я думаю, что и две другие партии, в частности, СДПК, пошли на уступки.

- Как вы считаете, какую роль при нынешнем раскладе политических сил будет играть Россия?

- Все партии высказались за то, чтобы Россия и дальше рассматривалась как стратегический партнер для Киргизии. Исходя из этого, не стоит ожидать чего-то плохого от России. В Киргизии не ждут, что Москва выдвинет какие-то серьезные требования. США еще в течение четырех лет будут арендовать аэропорт "Манас" для своего транзитного центра. 4 года для киргизских реалий – это достаточно долго. До этого времени будет существовать патовая ситуация. Хотя наличие одновременно американской и российской военных баз на территории Киргизии не отвечает интересам Москвы. Это основной момент. Россия уже предлагала экономическую помощь Киргизии. Но она всегда была неформально связана с вопросом существования военной базы. Поэтому я сомневаюсь, что стоит чего-то ожидать от России.

- Киргизия - первая из республик Центральной Азии перешла к парламентской форме правления. Стоит ли ожидать, что это каким-то образом повлияет на соседние государства?

- И да, и нет. В Узбекистане, например, было предложено усилить роль парламента. Предложения скорее декларативного характера звучат снова и снова. Но усиление роли парламента в центральноазиатских республиках, где существующая вертикаль власти имеет не демократическую, а клановую природу, несравнимо с парламентской системой на Западе, а скорее играет роль фасада.

- Вы полагаете, что в Киргизии по-прежнему основную роль будут играть кланы?

- Я думаю, да. Ситуация в Киргизии в этом смысле похожа на то, что сложилась на Украине. Олигархи борются друг с другом при помощи партий. Для постсоветских республик характерна такая форма парламентаризма. Это не означает, что мы должны полностью ее отвергать, потому что для бывших советских республик парламентаризм - это исторически абсолютно новая форма правления. Западу для этого потребовалось несколько столетий. Я бы не хотела умалять значения парламентской формы правления в Киргизии, но в киргизском парламенте идет борьба между конкурирующими кланами.

Беседовал Томас Бертляйн/Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Контекст

Реклама