Немецкий теолог: РПЦ ошибочно оценила церковную ситуацию в Украине | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 16.10.2018

Посетите новый сайт DW

Зайдите на бета-версию сайта dw.com. Мы еще не завершили работу. Ваше мнение поможет нам сделать новый сайт лучше.

  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Украина

Немецкий теолог: РПЦ ошибочно оценила церковную ситуацию в Украине

Профессор Мюнстерского университета Томас Бремер рассказал DW, почему РПЦ так резко отреагировала на автокефалию украинской церкви и какие последствия для православия может иметь решение Константинополя.

Молебен в Киеве в преддверии ожидаемого решения о предоставлении автокефалии церкви на Украине, 14 октября 2018 года

Молебен в Киеве в преддверии ожидаемого решения о предоставлении автокефалии церкви на Украине, 14 октября 2018 года

Теолог Томас Бремер (Thomas Bremer)  - профессор Мюнстерского университета, известный немецкий исследователь православия, автор книги "Крест и Кремль. Короткая история православной церкви в России". DW поговорила с ним о том, какие последствия для православия может повлечь за собой предоставление Константинополем автокефалии украинской церкви, чем объясняется настолько резкая реакция РПЦ и почему важна позиция, которую займут в этом вопросе другие православные церкви.

DW: Последние решения Синода Вселенского патриархата о предоставлении томоса украинской церкви вызвали достаточно резкую реакцию со стороны Русской православной церкви (РПЦ), в результате чего она прекратила общение с Константинополем. Можно ли было предвидеть такой шаг?

Томас Бремер: На самом деле, на уровне епископов и священнослужителей РПЦ разорвала отношения с Константинополем еще раньше. Решение об этом было принято Московским патриархатом, кажется, еще 14 сентября. Тогда епископам и священникам РПЦ предписывалось больше не проводить общего богослужения вместе с епископами и священниками Константинопольского патриархата.

Последствия можно было заметить даже здесь, в Германии. К примеру, в середине сентября в Дюссельдорфе на сан рукополагали нового епископа Дюссельдорфского Сербской православной церкви. И представителя Константинополя, в данном случае епископа, на посвящении не было. Его попросили не приходить, потому что в  посвящении участвовали епископы РПЦ.

Что же касается обычных верующих, то до недавнего времени им разрешалось участвовать в таинстве святого причастия в церквях Константинопольского патриархата. К примеру, россияне-паломники, посещавшие гору Афон, имели право причащаться в церквях Константинопольского патриархата. Но последнее решение Синода РПЦ, где приняли определенные решения также по действиям верующих, затронуло и это.

- А чем, на ваш взгляд, объясняется такая резкая реакция со стороны Москвы на решение Вселенского Синода? Какие последствия она может повлечь для всего православного мира?

- Одна из самых существенных проблем, на мой взгляд, заключается в том, что РПЦ неправильно оценила церковную ситуацию в Украине. Я знаю, что многие люди в Украине хотят иметь свою украинскую автокефальную церковь. В России в это не верили. Они верили в то, что люди хотят быть вместе с Украинской православной церковью Московского патриархата (УПЦ МП), хотя на самом деле это не так. Этим просчетом отчасти и объясняется реакция РПЦ.

Что касается последствий для всего православного мира, то определяющей будет не реакция Москвы, Константинополя и Киева. Все будет зависеть от того, как отреагируют другие православные церкви: Сербская, Болгарская, Румынская, Греческая, Кипрская и другие. Если другие церкви в этом вопросе займут позицию одной из сторон (конфликта - Ред.), тогда существует опасность раскола. Однако если эти церкви попытаются выступить посредниками в конфликте между Константинополем и Москвой, при этом поддерживая контакты между двумя церквями, тогда, надеюсь, раскола можно будет избежать.

- А не прослеживается во всех этих решениях влияние политики?

- На самом деле, автокефалия - церковный принцип и церковная структура. Но в случае с Украиной видно очень сильное влияние политических интересов. Часто можно услышать, что российская церковь тесно связана с государством. Однако в данном случае можно четко наблюдать, как государство в Украине очень сильно вмешивается в церковные вопросы.

- Вселенский Синод решил отменить анафему предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Филарета. Как вы оцениваете этот шаг?

- Это был сложный акт. Решение отлучить Филарета Денисенко от церкви было принято Московским патриархатом. Константинополь ссылается на пункты старого канона, в соответствии с которым отлученный от церкви епископ имеет право подать апелляцию в Константинопольский патриархат. Но события последних дней и недель имеют мало общего со старым каноном - скорее, они объясняются политической ситуацией.

Для меня это немного сложно, потому что, например, сам Филарет претендовал на титул патриарха (Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) - Ред.). До сих пор ни одна из православных церквей не признала его патриархом. Поэтому я не знаю, считает его Константинополь патриархом, или, может, просто бывшим епископом или митрополитом.

-  Филарет выразил надежду провести вскоре объединительный собор украинских церквей. Как предоставление томоса украинской православной церкви повлияет на православие в Украине?

- Можно предположить, что некоторые епископы Украинской православной церкви Московского патриархата захотят перейти в новую церковную структуру. Вряд ли их будет много, может быть, двое-трое, может быть, десять. Но, думаю, что большинство из примерно 75-78 епископов УПЦ МП останутся в старой структуре. Если объединятся Украинская автокефальная церковь, Украинская православная церковь Киевского патриархата и некоторые епископы УПЦ МП, в Украине появятся две большие церковные структуры: одна с Филаретом и Константинополем, вторая - с Онуфрием и  Москвой.

Подобного в православной стране еще не было: в православных странах существует лишь одна каноническая церковь. И тогда непонятно, кого считать православным епископом Одессы: епископа Константинополя или епископа Онуфрия? Или, например, кого считать епископом Днепра? Я не вижу способа решения этой проблемы. Не думаю, что в подобных случаях удастся достичь компромисса. Скорее, это приведет к разгогласиям, и в каждом крупном украинском городе будет два епископа, и каждый из них будет говорить: "Я - настоящий епископ".  

- Существует ли опасность, что эти споры перерастут в конфликты?

- Надеюсь, что все задействованные стороны - не только обе церкви, но и правительство страны - попытаются все решить мирно, и к повторению ситуации начала 1990-х годов, когда в Украине из-за этого лилась кровь, не дойдет.

Смотрите также:

Смотреть видео 25:08

Архимандрит Кирилл (Говорун) в "Немцова.Интервью": О ситуации с автокефалией – разрыв, но не раскол

Аудио- и видеофайлы по теме