Мустафа Найем: Майдан еще не закончился | Немцова. Интервью | DW | 22.11.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Немцова. Интервью

Мустафа Найем: Майдан еще не закончился

Депутат Верховной рады, журналист Мустафа Найем, c чьего твита с призывом выйти на Майдан в ноябре 2013 года началась Революция достоинства, объяснил DW, как изменилась с тех пор Украина.

21 ноября 2013 года по призыву Мустафы Найема, тогда еще только журналиста, киевские активисты собрались на площади Независимости (Майдане) в знак протеста из-за отказа тогдашнего президента Украины Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Сейчас Найем - депутат Верховной рады, избрался в парламент осенью 2014 года по списку "Блока Петра Порошенко". Осенью 2018 года Мустафа Найем был включен в российский санкционный список. Спустя пять лет после начала событий на Майдане он говорит о том, как изменилась с тех пор Украина.

Жанна Немцова: Ожидали ли вы пять лет назад таких последствий Майдана, как аннексия Крыма и война в Донбассе?

Мустафа Найем: На тот момент никто не думал, что будет такое развитие. Сейчас мы уже понимаем, что события на Евромайдане, - это часть большого исторического процесса. В истории Украины сейчас происходит самый длинный период независимой государственности. Раньше она прерывалась либо оккупацией, либо войной, либо внутренними разборками. Поэтому ясно, что Крым и Донбасс - это логическое продолжение и логическая реакция на выбор моего поколения людей и на то, что страна захотела иметь будущее, не связанное с Российской Федерацией и с нашим прошлым.

- Спустя пять лет мы видим, что не произошло смены политического класса, у власти стоят все те же люди. Президент Порошенко пришел в украинскую политику в середине 1990-х. В президентских рейтингах сейчас лидирует Юлия Тимошенко, ветеран украинской политики. Все олигархи по-прежнему влиятельны. Почему сохраняется влияние у людей прошлого?

Мустафа Найем во время интервью Жанне Немцовой

Мустафа Найем во время интервью Жанне Немцовой

-  Давайте вспомним, как это происходило. 20 февраля закончились события на Майдане, когда сбежал президент Виктор Янукович, и буквально через несколько дней началась аннексия Крыма. Потом война. Многие люди, которые стояли на Майдане, вынуждены были поехать на фронт. К моменту выборов президента и парламента повестка Майдана, где мы говорили о реформах, о борьбе с коррупцией, о прозрачности власти, была полностью перечеркнута повесткой войны. Порошенко выиграл выборы на предложении мира.

Наше поколение людей, которым от 25 до 30 лет, было не готово к тому, что страну будут захватывать, откусывать ее территории. Второй момент. На всем постсоветском пространстве люди, которые теоретически могли бы стать политическими лидерами, испытывают схожие трудности: нет ресурсов, они были монополизированы в 1990-е годы. Также у них очень небольшой политический опыт. Я думаю, что Украина в этом смысле - одна из самых продвинутых на постсоветском пространстве.

-  Одним из требований Майдана была радикальная борьба с коррупцией.  В последнем рейтинге Transparency International, за 2017 год, Украина на 130 месте из 180 стран. В стране произошло несколько резонансных, очевидно, политически мотивированных убийств журналистов и активистов, которые занимались расследованиями коррупции. Российский журналист Павел Шеремет был убит в 2016 году в Киеве. В начале ноября 2018 года в больнице после нападения скончалась Екатерина Гандзюк. Получается, борьба с коррупцией - это декларация властей?

- Все это - следствие этой борьбы. Если кто-то думал, что она будет легкой и простой, то это не так, к сожалению. Да, тут есть огромная "заслуга" нынешней власти, которая по старым калькам атакует любое гражданское общество. Но это дает надежду на то, что мы сможем это изменить. Более того, благодаря гражданскому обществу произошли уже многие антикоррупционные процессы: первый пакет антикоррупционных законов в парламенте был принят именно по инициативе гражданского общества, а не политиков.

Это, в том числе, достижение Майдана. Я не знаю, что будет через год. Возможно, что люди из прошлой власти, которые сейчас начали поднимать голову и вступать в сговор с нынешними руководителями, смогут вернуться назад в политику. И мы, те, кто вышли на Майдан первыми, возможно, будем единственными, кто будет им сопротивляться. В этом смысле, я думаю, что Майдан еще не закончен.

-  13 ноября 2018 годаисследовательский центр Разумкова опубликовал данные соцпроса, посвященного президентским выборам (состоятся 31 марта 2019 года. - Ред.). Лидирует Юлия Тимошенко - 21 % опрошенных готовы за нее проголосовать, затем идет Владимир Зеленский - 11%, а потом Петр Порошенко с 10%. Это говорит о разочаровании избирателей в новых силах?

-  Согласно тем же соцопросам, 53% населения еще не определилась с кандидатом. Это реальная ситуация в стране. Поэтому, когда вы говорите что Тимошенко - самый популярный политик, это неправда. Я думаю, что еще рано подводить эту черту. Это объясняется их (опытных политиков. - Ред.) структурными и ресурсными преимуществами. Они начинали тогда, когда мы с вами еще ходили в школу. В 1997-м году Юлия Владимировна Тимошенко стала депутатом. Я сам был тогда в школе. Для меня присутствие Юлии Тимошенко, Петра Порошенко и многих других из этого списка кандидатов - это такая политическая геронтофилия, прошлое и архаизм.

Контекст

Многие из этих политиков были причастны к прошлой власти. Петр Алексеевич Порошенко был министром экономики при Януковиче и, более того, основал Партию регионов. Юлия Владимировна Тимошенко в 2009 году заключала соглашение с Виктором Януковичем о разделе власти в стране. Эти люди органично себя чувствуют с той элитой, которую мы пять лет назад выгнали из страны. И есть опасение, что они опять будут договариваться.

- Возвращаясь к Майдану, люди вышли из-за отказа Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Полностью соглашение было подписано в 2017 году. При этом мы видим, что подписание этого документа не стало триггером для экономического роста. Возможно, прав был Янукович, когда он говорил, что это соглашение невыгодно Киеву? Может, он имел виду не только экономическую составляющую, но и представлял действия России в отношении Украины?

- Мы потеряли треть нашей валютной выручки за счет того, что потеряли территории, на которых находятся наши горно-обогатительные комбинаты и металлообрабатывающие заводы. И вопреки этому в стране не идет откат. Сейчас уровень экономического роста выравнивается с 2013 годом. А если вы посмотрите на структуру товарооборота между нами и Европейским Союзом, то видно, что именно соглашение об ассоциации позволило нам найти новые рынки.

Конечно же, с точки зрения экономики это соглашение было абсолютно обосновано. Но еще раз подчеркну: именно потому, что мы не хотели руководствоваться только желудком и холодильником, мы вышли на улицу. И я рад, что вопреки тому, что нам доказывали, что это невозможно, что мы умрем с голода, что нас кормит Донбасс и Российская Федерация за счет ее газа, мы живем, мы потихоньку выкарабкиваемся. Я могу во многом критиковать наше руководство и буду критиковать и за воровство, и за коррупцию, но самое важное - мы впервые получили то государство и то руководство страны, которое не продает наши интересы Российской Федерации.

Полная версия интервью: 

 

 

 

 

 

 

 

 

Смотрите также: 

Смотреть видео 14:18

Пять лет Евромайдану: к чему за это время пришла Украина – DW Новости

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама