Кто стал аплодировать первым, или Правильный хлопок в награду | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 14.05.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Музыка

Кто стал аплодировать первым, или Правильный хлопок в награду

Почему мы хлопаем в ладоши, выражая положительные эмоции? Когда появились аплодисменты? Как надо "правильно" аплодировать? И что думают об этом сами музыканты?

С древних времен аплодисменты являются неотъемлемой частью человеческой культуры. Маленькие дети хлопают в ладоши, выражая свою радость. В этнической музыке хлопки служат для поддержания ритма. На хранящейся в Британском музее древнеегипетской фреске, датируемой серединой второго тысячелетия до нашей эры, изображены три девушки: одна из них играет на духовом музыкальном инструменте, что-то вроде гобоя, две другие смыкают и размыкают ладони - аплодируют. Не только театр или концертный зал, но также, скажем, научные конференции и телевизионные ток-шоу немыслимы без аплодисментов, этого обязательного элемента множества повседневных ритуалов. Мы решили припомнить историю этого феномена и исследовать "тренды".

От античности до наших дней

Cлово "аплодисменты" произошло от латинского глагола "plaudare" ("хлопать в ладоши"). В античности функция этого коллективного волеизъявления была далеко не однозначной. С их помощью можно было не только награждать аплодисментами, но и, например, прогнать со сцены.

Колизей помнит два тысячелетия оваций...

Колизей помнит два тысячелетия оваций...

Не в силах выносить неупорядоченную реакцию публики, древнеримский император Август ввел определенные правила. Стадион делился на сектора, перед каждым из которых стоял специальный дирижер. Когда он поднимал руку и произносил сакраментальное "Vos plaudite!"("Хлопайте!") сидящие перед ним начинали неистово хлопать в ладоши, кричать, свистеть и топать - словом, примерно так же, как на сегодняшних спортивных состязаниях. А император Нерон содержал пять тысяч профессиональных "аплодиторов", которые, до поступления на "работу" проходили специальное обучение.

С помощью аплодисментами публика благодарит актеров, певцов, музыкантов-исполнителей за доставленное удовольствие. Для композитора аплодисменты являлись мерилом успеха. Король оперетты Жак Оффенбах сидел на премьере "Орфея в аду" с партитурой в руках, отмечая отдельные пассажи и записывая на полях: "хлопают", "громко хлопают", "хлопают и топают ногами". Затем прошедшая обкатку на публике оперетта была доработана в соответствии с реакцией слушателей.

Клака вчера и сегодня

Конечно, во все времена случались и злоупотребления, связанные с аплодисментами. Еще в третьем веке до нашей эры афинский драматург Менандер, потерпевший поражение в состязании поэтов, укоризненно бросил своему сопернику Филемону: "И не стыдно тебе твоей победы?" Одержать верх Филемону помогла группа наемных хлопальщиков. Словом, клака (от французского claque - "легкое хлопанье в ладоши") существовала задолго до того, как появилось само это слово.

Пик столь сомнительной формы самоорганизации аудитории пришелся на середину 19-го столетия в Париже. Клака, которую столь живописно отразили в своих произведения Бальзак и Гейне, состояла из профессиональных клакеров. Те, в свою очередь, делились на "хлопальщиков", "плакальщиков", "хохотальщиков" и "шикальщиков". Некоторые из них выступали соло, другие были организованы в труппы. Певцы, певицы и директора театров, а также их поклонники и соперники нанимали "клакеров" на службу.

Сегодня лишь немногие театры могут похвастаться клакой (или пожаловаться на нее): это Венская и Мюнхенская опера, Байройтский фестиваль и крупные оперы Италии.

Овации между частями сочинения?



"Если вы не желаете показаться неучем, то ни в коем случае не вздумайте аплодировать между отдельными частями произведения", - гласят правила хорошего тона. Однако и Моцарт, и Бетховен, и Шуберт, и Чайковский оказались бы "неучами" с точки зрения современных снобов: в их времена аплодисменты после отдельных частей и даже отдельных соло считались совершенно нормальным явлением.

Кроме того, "запрет" на овации между частями сочинения, еще совсем недавно непререкаемый, постепенно размывается. Так, множество музыкантов признаются в интервью, что их вовсе не раздражают спонтанные выражения одобрения. А некоторые – как, скажем, виолончелистка Соль Габетта, – даже просят слушателей не стесняться и хлопать, когда душе будет угодно.

Аплодируют все...

Аплодируют все...

Аплодисменты были и остаются наиболее корректной формой реакции на понравившееся выступление. Историки напоминают, что лишь после того, как концерты перестали быть прерогативой аристократии и стали доступны широкой бюргерской публике, в моду вошли и такие формы выражения слушательских эмоций, как свист и возгласы "Бу!!!" Правда, в некоторых странах (в частности, такой в классической оперной стране, как Италия, а сегодня также в США и Германии) свист зачастую является знаком одобрения. Но все-таки свистеть и топать, а также "букать" следует с осторожностью.

Кстати, рекорд продолжительности оваций был поставлен на немецкой земле - правда, на выступлении итальянского певца. 24 февраля 1988 Лючано Паваротти так прекрасно исполнил партию Неморино в "Любовном напитке" Доницетти на сцене Немецкой оперы (Deutsche Oper) в Берлине, что публика не отпускала его 67 минут.

А вы как предпочитаете выражать одобрение? Наш адрес: feedback.russian@dw.de.

Реклама