Крыс и мышей заменят в лаборатории амебы и бабочки | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW | 10.09.2009
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages
Реклама

Наука

Крыс и мышей заменят в лаборатории амебы и бабочки

Медики и биологи разных стран стараются сократить до минимума количество экспериментов на млекопитающих. Британские ученые предлагают заменить мышей насекомыми, а швейцарские - простейшими микроорганизмами.

Подопытная мышь в лаборатории

Современные медицинские, биологические и фармацевтические исследования невозможно представить себе без экспериментов на животных. Как правило, в качестве таковых используются мыши или крысы. Считается, что во многих случаях они реагируют на медикаменты точно так же, как человек. Конечно, количество опытов на животных ученые стараются свести к минимуму, а в некоторых областях исследований - например, при разработки косметических средств, - они и вовсе законодательно запрещены, однако совсем обойтись без них пока не удаётся.

Кому вредитель, а кому - спаситель

Die Große Wachsmotte (Galleria mellonella)

Восковая моль реагирует на грибковую инфекцию так же, как человек

Теперь британские биологи предложили использовать в качестве лабораторных модельных организмов... насекомых. Конкретно - большую восковую моль, она же большая пчелиная восковая огнёвка, она же клочень, она же мотылица, она же шашень (Galleria mellonella). Эта бабочка, распространенная почти повсеместно, наносит огромный ущерб пчеловодству, поскольку ее личинка паразитирует в ульях и питается воском, разрушая при этом соты, повреждая пчелиный расплод и приводя в негодность мед.

Однако для Джоанн Слейтер (Joanne Slater) и ее коллег с медицинского факультета Манчестерского университета восковая моль оказалась ценной моделью для изучения распространения в организме грибковой инфекции, смертельной для человека. "Мы инфицировали восковую моль различными штаммами этого гриба и сравнили результаты с данными, полученными на мышах, - говорит исследовательница. - Оказалось, что оба организма реагируют на инфекцию почти идентично, несмотря на то, что с историко-эволюционной точки зрения насекомые и млекопитающие весьма далеки друг от друга. То есть у иммунных систем насекомого и человека гораздо больше общего, чем считалось раньше".

Использование восковой моли в качестве подопытного лабораторного организма имеет целый ряд преимуществ. Во-первых, эксперименты на бабочках вызывают меньше возражений с этической точки зрения, чем опыты на млекопитающих. Во-вторых, содержать насекомых в лабораторных условиях гораздо проще, чем грызунов. Наконец, и сами эксперименты проводить на мышах и крысах дороже и сложнее, чем на чешуекрылых. Конечно, британские ученые понимают, что насекомые не могут служить полноценной заменой млекопитающим, но если речь идет о том, чтобы изучить некоторые ключевые механизмы заболеваний, то бабочки подходят для этого ничуть не меньше, чем грызуны.

"Недавно мы тут посчитали, сколько было проведено исследований, посвященных течению грибковых инфекций, - говорит Джоанн Слейтор. - Если бы те же самые исследования были выполнены на восковой огнёвке, то это позволило бы сохранить жизнь более чем половине грызунов, погибших в ходе этих экспериментов. Кое-что, конечно, все равно приходится испытывать на мышах. Но для того, чтобы, скажем, выяснить, как патогенный гриб реагирует на тот или иной препарат, вполне годится и моль".

Амеба как индикатор тошноты

Amöbe

Амеба - подопытное животное будущего

Еще более неожиданным кандидатом в лабораторные подопытные животные может считаться обыкновенная амеба (Amoeba proteus). Этот одноклеточный микроорганизм обитает в почве и питается, в основном, бактериями и мелкими простейшими. Швейцарец Пьер Коссон (Pierre Cosson), профессор отделения клеточной физиологии и метаболизма Медицинского центра при Женевском университете, использует амеб для изучения механизмов, которые позволяют патогенным бактериям преодолевать барьеры иммунной системы человека. "В ходе наших исследований мы все больше убеждались в том, что против амебы бактерии применяют то же оружие, что и против млекопитающих, - говорит ученый. - Защищаясь от амеб, которые пытаются их поглотить, бактерии прибегают к той же тактике и тем же приемам, которыми они пользуются, инфицируя мышь или человека. Значит, в принципе мы можем инфицировать патогенными бактериями не мышь, а амебу, и следить за развитием заболевания".

Удивительные параллели между амебой и человеком выявил и Робин Уилльямз (Robin Williams), научный сотрудник Королевского университета Холлоуэй в Лондоне. Его интересовал вопрос, почему некоторые субстанции вызывают у человека тошноту. Оказалось, что эти же субстанции вызывают определенную реакцию и у амебы: она перестает выделять химические сигнальные вещества, извещающие сородичей о наличии пищи. До сих пор для того, чтобы выяснить, вызывает ли новый медикамент позыв на рвоту, его приходилось испытывать на собаках или землеройках. Возможно, теперь медики прибегнут к помощи амеб - по крайней мере, для первого, грубого отсева.

"Если у нас имеется, скажем, 10 различных кандидатов в противораковые препараты, то их можно для начала испытать на амебах, - поясняет Робин Уилльямз. - После этого останется, может быть, 2 или 3 вещества, и вот их уже можно будет испытать на млекопитающих. Мы не надеемся полностью обойтись без опытов на животных, но постараемся сократить их количество до минимума".

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Контекст