″Косметика не мешает спасать людей″. Как немки выполняют ″мужскую″ работу | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 14.01.2019
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

"Косметика не мешает спасать людей". Как немки выполняют "мужскую" работу

В ФРГ женщины могут работать кем угодно - была бы квалификация. DW поговорила с пожарной, мясником и водолазом. Россиянкам эти профессии недоступны - из-за перечня запрещенных для женщин профессий.

Пожарная Мари Траппен с коллегами

Пожарная Мари Траппен (в центре) с коллегами

Перечень работ по профессиям, запрещенным для женщин в России, решили смягчить: после резкой общественной критики Министерство труда РФ занялось подготовкой соответствующего законопроекта. От 456 профессий останется 211 - почти половина. Хотя российские женщины вскоре без ограничений смогут водить поезда метро или грузовики, целый ряд профессий по-прежнему останется под запретом. Якобы они слишком опасны для женского здоровья, которым женщины, видимо, не вправе самостоятельно распоряжаться.

В Германии подобного перечня запрещенных для женщин работ нет, подчеркивает Бригитте Рубарт (Brigitte Rubarth), руководитель учреждения по вопросам гендерного равенства в Бонне. У женщин есть доступ к любой профессии - главное, чтобы квалификация позволяла ее исполнять. Единственное уточнение: работать с вредными веществами или заниматься переноской тяжестей не могут беременные. DW поговорила с женщинами, которые занимаются работой, до сих пор запрещенной для россиянок. Пожарная, мясник и водолаз рассказали о трудовых буднях, сложностях и борьбе со стереотипами.

Мари Траппен (Marie Trappen), 36 лет, пожарная

"В пожарной службе я с 2011 года, это была моя мечта. В Германии для этого есть разные виды курсов. Моя первичная профессиональная подготовка длилась шесть недель, затем были прочие курсы: радиосвязь, подготовка по использованию дыхательных аппаратов.

Я командир добровольной пожарной команды. В пожарной службе в Германии я могу делать все. Можно принимать участие и в тушении огня. Если уж на то пошло, то тушение пожаров для обоих полов одинаково трудное и опасное.

У членов добровольной пожарной охраны есть при себе пейджер, наподобие тех, что врачи носят на поясе. Когда тебя вызывают, он начинает пищать. Кроме того, на пейджере отображается текст, там сказано пожар это или, например, авария. Частота вызовов бывает разной: в нашей городской части это, пожалуй, 300 раз в году.

“Неподходящие” вызовы бывают очень часто. Например, когда я готовлю или мы с семьей едем за продуктами. Бывали ситуации, когда ты просто говоришь: "Окей, еду - сейчас только выключу плиту" - и вся семья должна тебя ждать. Но выезд на задание важнее: особенно, когда речь идет о человеческих жизнях, когда это пожар, чрезвычайная ситуация.

Мари Траппен

Мари Траппен

Моему сыну 18 лет, а моей дочери 13. Сейчас дочь остается одна дома, когда меня вызывают - а когда она была меньше, я могла брать ее с собой в часть. Там есть комната, она называется центральный пункт, и дочка могла там сидеть за столом - рисовать или смотреть телевизор, пока я не вернусь с задания.

Среди пожарных гораздо больше мужчин, чем женщин - к сожалению. В Германии это сложно, пожарный - типично мужская профессия. А вообще-то любой может стать пожарным. Всему можно научиться, для этого существуют курсы. Для женщин они настолько же сложные, как и для мужчин. Мой рост - 158 см, и я могу заниматься этой работой так же, как и двухметровый мужчина.

Когда я захотела стать пожарной, сначала меня не приняли. Тогда я жила в маленькой деревне, и мне сказали, что женщины не могут делать то же, что и мужчины. И аргумент был такой… Не знаю, есть ли этот праздник в России, но в Германии празднуют День отца. Так вот, мне сказали, чем же будут заниматься женщины в части, когда наступит День отца, и вся пожарная часть по этому поводу отправится праздновать? Но это вообще не аргумент! Или вот еще что говорили: я блондинка, у меня длинные волосы, я пользуюсь косметикой… В общем, они выдумывают очень странные вещи. Косметика не мешает мне спасать людей.

В самом начале моя семья пыталась меня отговорить становиться пожарной. С тех пор я так много рассказала им о пожарной команде, что они уже считают классным то, чем я занимаюсь. Понятно, что сначала всегда есть страх, ведь я подвергаю свою жизнь опасности… Я думаю: а произойдет ли со мной что-то во время выезда? Или, может, я попаду в аварию? Но, знаете, - все опасно, жизнь опасна.

Я считаю перечень запрещенных для женщин профессий идиотским. Ведь есть и мужчины ростом 160 см. Как же обосновать, если рядом со мной будет стоять мужчина такой же комплекции, что и у меня, но ему разрешено делать то, что мне запрещено? Я думаю, здесь нужно равноправие, и для женщин эта профессия не опаснее, чем для мужчин."

Катарина Кох (Katharina Koch), 32 года, мясник, владелица скотобойни

"Я занимаюсь мясным делом уже 5 лет. Сначала я училась в университете, потом пришла на скотобойню, а недавно переняла управление предприятием от моего отца. Мои родители владеют скотобойней и мясной лавкой. Хоть и с семейной подоплекой, я, можно сказать, специалист со стороны. Сперва я изучала политологию в Свободном университете Берлина и в Сорбонне, а позже прошла обучение на мясника.

Катарина Кох

Катарина Кох

Мои родители всегда меня очень поддерживали. У меня есть два старших брата, и предполагалось, что один из них или же оба когда-нибудь унаследуют семейное предприятие. Они тоже выучились на мясников, но потом решили, что все-таки хотят заниматься чем-то другим. Тогда мой отец спросил меня. Для него было абсолютно нормально, что женщина будет мясником. Да и мои друзья считают мою профессию довольно крутой. Для некоторых мое решение было неожиданным, мои однокурсники были удивлены - в позитивном ключе. Они считают классным, что наше семейное предприятие таковым и останется.

Наша скотобойня и магазин - это небольшое ремесленное предприятие. Это значит, что нужно работать во всех областях: производство, продажа, документы… Я делаю всё. Чтобы управлять скотобойней, нужно обязательно сдать экзамен на звание мастера и получить соответствующее свидетельство. Часть обучения сосредоточена именно на производстве мяса. Но кроме разделки туш мы изучаем производство колбасы, диетологию, товароведение, маркетинг, право и экономику.

Разделка туш требует больших физических усилий. Если нет подготовки, то это все сказывается на руках. Пожалуй, по этой причине профессия мясника раньше была мужской, ведь это физический труд. Но сейчас в Германии все больше женщин, которые становятся мясниками и получают звание мастера. Их по-прежнему не слишком много - около 10 процентов, но тенденция налицо.

Предрассудки еще встречаются среди пожилых людей. Но, судя по моему опыту, люди очень позитивно реагируют на мясника-женщину. Особенно сами женщины, они говорят: “Это так здорово, что вы этим занимаетесь, раньше я бы не могла это делать!” Да и в общем многие люди считают, что это очень хорошо, потому что как раз немного нетипично.

Меня шокирует список запрещенных профессий. Я и не знала, что так может быть. Этот закон пытаются представить в позитивном свете, как защиту для женщин? А что, в России гораздо меньше женщин, чем мужчин? Нет? Тогда это объяснение не слишком убедительное!"

Эмми Вайденфельд

Эмми Вайденфельд

Эмми Вайденфельд (Emmy Weidenfeld), 27 лет, водолаз

"Я работаю водолазом на общественных началах. Я начала два года назад и закончила соответствующие курсы. Курсы делятся на три ступени: первая - это просто, по сути люди учатся нырять. Затем уровень сложности повышается: можно уже совершать измерения под водой, делать какие-то простые вещи с инструментами… Дальнейшая ступень - использование сложного оборудования. Этот курс я закончила летом.

Я всегда с удовольствием занималась подводным плаванием. Моя основная работа совершенно не связана с техникой, да и сама я совсем мало знала о подобных вещах: например, как работает мотор или, в принципе, технические штуки. Поэтому я обратилась в Службу технической помощи THW (Technisches Hilfswerk) (THW выполняет в Германии функции МЧС. - Ред.), они обучают как раз таким вещам: обращению с инструментами и оборудованием. Мне повезло, что в том отделении, куда я попала, была возможность работать под водой - можно было совместить ныряние и ремесло. В конце концов, это было в своем роде мечтой. Ведь когда я начала, я не могла и подумать, что такое направление существует.

Вообще я работаю в спасательной службе - я фельдшер скорой помощи, а скоро перейду в реанимацию. Многие из тех, кто сотрудничает с THW, при надобности имеют право отлучаться с работы, но у меня так не получается. Обычно нам приходит вызов по телефону или пейджеру. Это бывают совершенно разные вещи. Если речь идет о подводных работах, то чаще всего - поиск пропавших людей.

Контекст

Я еще не знакома с другими женщинами-водолазами. Я знаю, что в THW они также есть, но их немного. По моему мнению, работу женщин ограничивает тот факт, что инвентарь задуман для людей ростом выше 170 см. Мне повезло, мой руководитель говорит: "Да, окей, мы как-нибудь справимся. Ну, нам нужна маска поменьше, и ботинки до этого у нас были только 45-го размера, но мы купим 36-го". У него очень мало предрассудков. Порой он говорит: "Очень удобно, сегодня нам для задания как раз нужен водолаз поменьше".

Иногда слышишь всякие колкости. Когда я сталкиваюсь с другими организациями, где нет женщин-водолазов, то там порой говорят, что, мол, за мной нужно следить и что конечно здорово, что я занимаюсь такой работой, но ведь она опасная. К счастью, это их не касается, поскольку на работу меня отправляет мой руководитель. Хотя мой рост всего 165 см, и я не слишком крепкого телосложения, в воде я редко чувствую себя ограниченной. Ведь вещи под водой легче.

Моя мама естественно за меня переживает, но это, как мне кажется, нормально. Она ведь не разбирается в этом и говорит: "А что, если у тебя кончится воздух?" Тогда мне приходится объяснять: "Да, но у нас есть трубки, есть подстраховка, мы никогда не ныряем по одному". Я даже пыталась взять маму с собой. Сказала: "Начни тоже нырять, посмотри, каково это!"

Я думаю, что это абсолютно неправильный подход - просто сказать, что что-то запрещено. Наверное, если люди говорят: "Окей, я согласен считаться с рисками для здоровья", то стоит посмотреть, а действительно ли эти риски присутствуют. Я надеюсь, что российские женщины надавят, и когда-нибудь под их напором власти пойдут на уступки."

Смотрите также:

Смотреть видео 03:34
Now live
03:34 мин

Не женское дело: почему женщине в РФ нельзя быть водителем грузовика

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме

Реклама