Кому принадлежит память о бомбардировках Дрездена | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 13.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Кому принадлежит память о бомбардировках Дрездена

Город восстановлен. Но ежегодно в феврале бушуют страсти: как отмечать годовщину бомбардировок, и стоит ли это делать вообще.

13-14 февраля 1945 года британская и американская военная авиация нанесла серию массированных ударов по Дрездену и сравняла с землей его исторический центр. Были разрушены около четверти промышленных предприятий и половина всех других построек, прежде всего жилых домов. Под бомбами погибли, по разным оценкам, от 20-25 тысяч человек. "Бессмысленное" разрушение "невинного культурного города" гитлеровская пропаганда объявила "актом варварства".

В годы послевоенного "холодного" противостояния риторику Геббельса (
Joseph Goebbels) в отношении бомбардировок Дрездена чуть ли не дословно повторяла коммунистическая пропаганда для мобилизации масс против "западных империалистов". Историки до сих пор спорят о целесообразности этих бомбардировок: масштабы разрушений и количество жертв несоизмеримы с военной выгодой.

Документальный фильм "Come together. Dresden und der 13. Februar" ("Все вместе. Дрезден и 13 февраля") исследует не столько сам факт бомбардировок, сколько их присутствие в жизни современного Дрездена. Город испытывает понятную потребность сохранить память об этой трагической главе своей истории, о разрушенных архитектурных памятниках, о погибших людях, но при этом должен учитывать амбивалентность такого поминовения в историческом и актуальном политическом контексте. Насколько сложно это - найти компромисс там, где сталкиваются лоб в лоб несовместимые интересы и силы, и показывает этот фильм.

Флешмоб по разнарядке

Все началось в 1982 году со спонтанного решения Йоханны Эбишбах (Johanna Ebischbach), тогда 17-летней, провести в Дрездене неформальную встречу людей, которые, как она и ее друзья, устали от угрозы ядерной войны, от американских "Першингов", советских ракет средней дальности и уроков начальной военной подготовки в восточногерманских школах. Мир без войны хотела видеть Йоханна, а видела лишь нагнетание гонки вооружений. Поэтому и появилась идея: собраться вместе, со свечами, перед церковью, разрушенной во время Второй мировой войны. То, что бомбы были английские, для подростков не имело значения. Нужен был день, а 13 февраля все знали и помнили в Дрездене.

Йоханна быстро сочинила листовку, но события приняли неожиданный для нее оборот. Понимая, что любые несанкционированные действия вызовут нездоровый интерес у службы государственной безопасности ГДР, к организации пацифистского флешмоба подключилась церковь как посредник на переговорах с властью. На листовки между тем откликнулись хиппари со всей страны, так что в итоге собрался многотысячный митинг. Йоханне и ее друзьям позволили сказать пару слов, но это был уже официоз. Ребята хотели как лучше, а получилось как всегда. Так из неформальной пацифистской идеи в ГДР родилась очередная официальная традиция, которая с годами ввергла Дрезден в состояние новой войны.

Кадр из фильма

Вскоре на доме под официальным лозунгом "Дрезден привествует своих гостей" появится транспарант с надписью "...нацисты нам не нужны".

Дело в том, что после воссоединения Германии в Дрезден стали наведываться неонацисты, и именно 13 февраля они избрали датой для своих уличных маршей. Разумеется, маршировать они предпочитали мимо городской синагоги. И разумеется, политики из праворадикальной Национал-демократической партии, набравшей достаточно голосов, чтобы пройти в парламент Саксонии, возлагали венки у мемориала жертвам Второй мировой войны, где отдельная стела носит надпись "Дрезден", причем старались положить свой венок поближе к венку от еврейской общины. Евреи Дрездена в итоге перестали участвовать в протокольном мероприятии, на улицы города вышли антифашисты, "левые" и просто горожане, чтобы дать отпор неонацистам. Начались сидячие блокады, полетели камни.

В кабинетах тем временем политики между собой и представители гражданских инициатив с политиками вели бесконечные споры о том, как лучше отмечать годовщину бомбардировок. В других кулуарах отрабатывали методы сидячей войны и формулировали вопросы иначе: нужно ли вообще отмечать эту годовщину, и не лучше ли промолчать, чем лгать и лицемерить?

Истина рождается в споре

Почему именно эту тему выбрала режиссер-документалист Барбара Любич (Barbara Lubich), потратившая в итоге со своей съемочной группой несколько лет на сбор материала, на поиски собеседников, на записи интервью. Ее ответ на премьере в Дрездене был лаконичен и слегка туманен: "Потому что все так запутано". Авторы фильма "Come together. Dresden und der 13. Februar" попытались внести ясность в раздирающие Дрезден распри, и им это чудесным образом удалось. Они побывали везде и всем позволили высказаться: политикам, антифашистам, неонацистам, пацифистам, депутатам, представителям гражданских инициатив и церквей. А потом за монтажным столом из тысячи мозаичных камней сложили удивительно четкую и ясную картину, которая звучит, как живой диалог.

Кадр из фильма

Живая цепочка против неонацистов в Дрездене

Документальный фильм не отпускает на протяжении всех своих 94 минут. Он снят с расчетом на большое кино, в котором форма вообще важнее порой, чем собственно сюжет. Авторы не пытаются перетянуть зрителя на ту или иную сторону, они предоставляют ему возможность самому разобраться в полифонии мнений и взглядов. Дрезден - не единственный немецкий город, пострадавший во время Второй мировой войны. И нынешние распри в нем - не единственные в своем роде. Но на этом примере, на примере Дрездена, фильм показывает, как тяжело даются поиски истины и компромисса. И как трудно найти выход из тупика собственной истории.

Ссылки в интернете

Реклама

Культура и стиль жизни