Комментарий: За Кипр придется взяться, как за Грецию | Андрей Гурков | DW | 27.11.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: За Кипр придется взяться, как за Грецию

Без радикального реформирования прежней экономической модели этот важный партнер России денег от ЕС не получит, считает Андрей Гурков.

Флаг Кипра

Комментарий: За Кипр придется взяться как за Грецию

Кипр многое роднит с Грецией - язык, культура, религия, менталитет населения. А также, как теперь выясняется, масштаб финансово-экономических проблем и упорное нежелание политических элит смотреть правде в глаза. А правда заключается в том, что прежние социально-экономические модели обеих стран потерпели полный крах, а потому срочно нуждаются в кардинальном реформировании, что предусматривает множество непопулярных мер.

Крупнейшая программа финансовой помощи

Андрей Гурков

Андрей Гурков

А еще эти два государства роднит то, что у них сейчас - худшие рейтинги в еврозоне и что их спасение обернется для Евросоюза двумя самыми крупномасштабными программами финансовой помощи. С той лишь разницей, что в одном случае - с Грецией - речь идет об абсолютных, а в другом - об относительных цифрах.

Когда Кипр 25 июня официально запросил помощь у европейских партнеров, его потребности оценивались в 10 миллиардов евро. Теперь же, когда "тройка" кредиторов досконально изучила реальное положение дел на острове, уже названа цифра в 17,5 миллиарда евро.

Контекст

Вообще-то, это - весьма скромная сумма для стабфонда ESM с финансовыми возможностями в 500 миллиардов евро. Проблема в том, что валовой внутренний продукт Кипра составил в 2011 году, еще до нынешней рецессии, 17,8 миллиарда евро. Таким образом, размеры запрашиваемой помощи, по сути дела, равны годовому ВВП страны, а такого в истории борьбы с долговым кризисом в еврозоне еще не было.

Помощь, предоставленная Ирландии, составила примерно 57 процентов ВВП этой страны, Португалии понадобилось еще меньше - порядка 46 процентов. А Кипру нужны все 100! То есть, чтобы вернуть деньги стабфонду, киприотам придется "напрягаться" в два раза больше, чем португальцам. Однако пока, судя по всему, Никосия не готова даже к тому, на что уже давно пошел Лиссабон.

Упорное сопротивление реформам

Среди камней преткновения - крайне низкие ставки корпоративного налогообложения, превратившие Кипр в своего рода полуофшорную зону. Они - один из столпов национальной бизнес-модели, и нынешние власти острова всеми силами за них держатся. Перед глазами у них - пример Ирландии, которая свою систему льготного налогообложения при получении помощи от стабфонда сумела-таки отстоять. Правда, Дублин в ответ решительно взялся за реформы во многих других областях.

Никосия же отказывается сокращать целый ряд статей расходов, которые ей уже явно не по карману. Символом этого упорства стала борьба за сохранение тринадцатой зарплаты. Что же касается доходов бюджета, то кипрские власти хотят пустить будущие поступления от добычи газа у своих берегов на социальные программы и инвестиции, а вовсе не на погашение госдолга, который после предоставления помощи ESM, естественно, еще больше возрастет. Приватизировать госкомпании президент Димитрис Христофиас, как и положено лидеру местных коммунистов, тоже не желает.

Стоит ли после этого удивляться тому, что переговоры с "тройкой" кредиторов, длящиеся вот уже пять месяцев, все еще не привели к конкретному результату? Распространенное в пятницу, 23 ноября, кипрскими СМИ сообщение о том, что предварительное соглашение готово, спустя всего несколько часов опроверли в Брюсселе: там, дипломатично указав на "достигнутый прогресс", отметили, что выработка договоренностей продолжится в "ближайшие недели".

Окончательные решения - в феврале?

Если учесть, что с середины декабря политическая жизнь в Евросоюзе из-за надвигающегося Рождества начнет замирать, то фраза эта, похоже, означает перенос окончательных решений на январь. Или даже на февраль, когда на Кипре будут выбирать нового главу государства и президента-коммуниста сменит, по всей видимости, правый центрист. Действительно, договариваться о четырехлетней программе финансовой помощи было бы логичнее с будущим, а не с уходящим лидером страны.

Правда, по оценкам экспертов, деньги у Никосии кончатся еще в декабре, тем более, если она все-таки выплатит тринадцатую зарплату работникам своего чрезмерно раздутого госаппарата. Впрочем, пример Греции, которая ждала решения о выделении очередных траншей помощи с июля и до 27 ноября, убедительно показывает: времена, когда в еврозоне выдавали миллиарды за красивые обещания или просто потому, что "очень нужно", окончательно прошли.

Именно печальный опыт Греции научил европейских кредиторов жестко добиваться от страны-должника предельно конкретных обязательств, касающихся сокращения расходов, увеличения доходов, проведения приватизации и макроэкономических реформ. Без всего этого европейцы окажутся на Кипре в ситуации России: она в конце 2011 года дала давнему другу СССР, президенту Христофиасу, кредит в 2,5 миллиарда евро, деньги эти быстро проели, после чего нынешним летом у Москвы запросили еще 5 миллиардов. Но их Кремль уже благоразумно не дает. 

Репутация, подмоченная российскими жуликами и ворами

Обращение за помощью к Москве параллельно с переговорами с  Евросоюзом было стратегической ошибкой Никосии. От этого сильно пострадала и без того подмоченная в глазах европейцев репутация Кипра, за которым прочно закрепился имидж налогового оазиса, где отмывают и хранят "левые" деньги из России. Все это заставит "тройку" с особым пристрастием вырабатывать условия предоставления помощи. Иначе политиков ЕС обвинят в том, что они используют деньги европейских налогоплательщиков для спасения капиталов российских жуликов и воров.

Так что Кипру, если он хочет остаться в еврозоне и избежать банкротства, вскоре предстоят кардинальные перемены, которые коснутся и гипертрофированного банковского сектора, и чрезмерно щедрой социальной системы. Такой, какой эта страна была еще совсем недавно, она уже больше не будет. И это тоже роднит ее с сегодняшней Грецией.

Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

Реклама