Комментарий: Демонтаж банковского сектора Кипра неизбежен | Андрей Гурков | DW | 19.03.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: Демонтаж банковского сектора Кипра неизбежен

Почему Еврогруппа посягнула на святое - на банковские вклады? Она не хочет на деньги налогоплательщиков из ЕС спасать налоговых уклонистов из России и Украины, считает Андрей Гурков.

Чем бы ни закончился нынешний кипрский кризис, одно совершенно ясно уже сейчас: решив обложить одноразовым налогом депозиты на Кипре, министры финансов еврозоны создали опасный прецедент. Отныне на вопрос вкладчиков и инвесторов, возможна ли в Европейском валютном союзе экспроприация по меньшей мере части хранящихся в банках денег, придется, увы, отвечать: да, такой вариант не исключен.

Почему министры финансов решились на немыслимое?

В отличие от некоторых других коллег-комментаторов, автор этих строк далек от мысли, что министры финансов 17 стран еврозоны не ведали, что творят. Стало быть, у них имелись весьма веские причины совершить то, что еще совсем недавно казалось абсолютно немыслимым. Так давайте попытаемся понять, какова могла быть логика Еврогруппы при переходе Рубикона.

Андрей Гурков

Андрей Гурков

Начнем с того, что Кипр - фактический банкрот. В результате он стал уже пятой страной после Греции, Ирландии, Португалии и Испании, запросившей у ЕС многомиллиардную финансовую помощь. Европейские налогоплательщики не могут испытывать восторга по этому поводу, и зависящие от своих избирателей политики должны такие настроения учитывать.

Ситуацию усугубляет то, что Кипр - особо крупный банкрот. Не в абсолютных, а в относительных цифрах. Необходимая ему экстренная помощь приблизительно равна годовому ВВП, чего в истории борьбы с долговым кризисом в еврозоне еще не случалось. Вероятность того, что Никосия в более или менее обозримом будущем вернет ссуду в размере валового внутреннего продукта, нулевая. Отсюда и жесткая позиция европейцев, имеющих в своем распоряжении стабфонд с капиталом в 500 миллиардов евро: дадим только 10 миллиардов, а остальное доставайте сами.

"Остальное" - это порядка 6 миллиардов евро. Таких денег на маленьком острове никакой приватизацией не соберешь. Доходы от открытых на шельфе газовых месторождений в лучшем случае начнут поступать лишь через пару лет. Единственное имеющееся в данный момент реальное богатство - это несколько десятков миллиардов на банковских счетах.

Сбережения сбережениям рознь

Но сбережения населения - это же святое! Да, святое, сказали себе, по всей видимости, министры финансов еврозоны, если речь идет о собственных вкладчиках. А на полуофшорном Кипре основные деньги в банках принадлежат нерезидентам либо созданным ими подставным фирмам. В частности, россиянам и украинцам. Не секрет, что многие из них любят остров Афродиты, прежде всего за возможность спрятаться здесь от родных финорганов. А некоторые, как полагают в Евросоюзе, еще и отмывают здесь откровенно криминальные деньги.

Можно ли требовать от честных европейских налогоплательщиков, чтобы они не только спасали Кипр, но еще и обеспечивали бы своими кровными евро сохранность подобных вкладов? Думается, именно такая постановка вопроса и привела в конечном счете Еврогруппу к беспрецедентному решению: потребовать от правительства Кипра обложить единоразовым налогом депозиты в кипрских банках и тем самым спасти их от банкротства.

Германия предлагала действовать по-крупному

Как неоднократно заверял в последние дни в целом ряде интервью министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), Берлин вовсе не предписывал Никосии облагать налогом все сбережения, в том числе мелкие суммы кипрских вкладчиков. Более того, Шойбле заявлял, что Германия была против такого подхода, но власти острова решили иначе.

Получается, что Берлин предлагал сконцентрироваться на счетах с крупными суммами, принадлежащих нерезидентам, в частности россиянам, а правительство в Никосии решило обложить данью и собственное население, включая пенсионеров. Почему? Тут можно пофантазировать. Скажем, предположить нечистую игру кипрских политиков, решивших спровоцировать взрыв народного возмущения и тем самым получить инструмент давления на европейских партнеров.

Можно также предположить, что кипрские политики всеми силами пытаются защитить интересы богатых нерезидентов. Если оставить за скобками возможные личные мотивы, то цель такой политики - удержать в стране крупных клиентов местных банков и тем самым сохранить финансовый сектор в его нынешнем виде.

Полный крах бизнес-модели

Но это - бесперспективный путь. И в Брюсселе, и в Берлине убеждены, что одна из ключевых бед Кипра - безмерно раздутый банковский сектор, и прямо требуют уменьшить его размеры до общепринятых в Евросоюзе. Можно, конечно, вспомнить, что в ЕС есть такая страна, как Люксембург, которая тоже живет главным образом благодаря финансовой индустрии, и никто не требует от Люксембурга ее демонтажа.

Однако ключевое отличие маленького княжества в центре Европы от маленького острова в Средиземном море состоит в том, что оно не обанкротилось и не просит многомиллиардной помощи. Значит, его бизнес-модель по-прежнему работает. А на Кипре она потерпела полный крах. Поэтому демонтаж кипрского банковского сектора неминуем. Вопрос теперь только в том, как будет происходить этот процесс: под давлением, но с финансовой помощью Евросоюза, или в результате дефолта. Надо ли объяснять, какой вариант лучше для владельцев кипрских счетов?

Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

ADVERTISEMENT