Комментарий: Высокая цена солидарности | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 26.11.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Высокая цена солидарности

Неограниченная поддержка французских антитеррористических инициатив дорого обойдется канцлеру Германии Ангеле Меркель, считает Барбара Везель.

Меркель и Олланд

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд

После январского нападения на редакцию журнала Charlie Hebdo солидарность с Францией еще имела для канцлера Ангелы Меркель вполне обозримые последствия. А именно - участие в демонстрации в Париже рука об руку с французским президентом, а также обещание сделать все возможное для борьбы с терроризмом. Что думать о таких обещаниях европейских держав, мы уже знаем. Каждая страна старательно избегает делать то, что ей делать не хочется.

Париж выдвигает требования

Но после недавних кровавых терактов в Париже мир изменился. Теперь французский президент не просто говорит о войне против террористов и организаторов террора из ИГ - Франсуа Олланд собирается эту войну действительно начать. Это он недвусмысленно дал понять Ангеле Меркель за ужином в Елисейском дворце. В принципе у федерального канцлера и так был с собой, по европейским меркам, роскошный подарок - согласие отправить в Мали 650 военнослужащих бундесвера, которые смогли бы заменить там солдат французского контингента. Для германской политики это уже будет эпохальным событием.

Барбара Везель

Барбара Везель, обозреватель DW

Но для Олланда этого недостаточно. Он требует более активного участия Германии, возможно даже на территориях Сирии и Ирака. Как сформулировал это французский президент, было бы очень хорошо, если бы в своей поддержке Германия пошла на дальнейшие шаги. Вопрос только в том, для кого "хорошо"?

Конечно, для Франсуа Олланда участие Германии в той войне, которую он планирует вести против ИГ, стало бы выигрышем. Ведь визиты Олланда в Вашингтон и Москву, а также переговоры с британским премьером, пока принесли много слов поддержки, но мало конкретных действий. Президент США Барак Обама не готов к тому, чтобы Америка еще глубже увязла в сирийском болоте. Российский лидер Владимир Путин вообще делает только то, что сам считает полезным. Что касается Великобритании, то от нее можно ожидать согласия на участие в ударах по целям в Сирии с воздуха, но склонности к более масштабным военным авантюрам пока не прослеживается.

Германия как партнер в войне против ИГ?

Как это ни удивительно, но Ангела Меркель дала понять, что готова подумать и о других способах поддержки Германией борьбы с ИГ. Обсуждается, например, использование немецких разведывательных самолетов Tornado. Это тем более странно, так как выигрыш от таких действий будет для Ангелы Меркель весьма скромным, а вот потери ощутимыми. Прежде всего, это потеря внутриполитического капитала, который и так сильно уменьшился из-за ее политики в отношении сирийских беженцев.

Кроме того, участие в воздушной войне над Сирией стало бы еще одним уязвимым местом наряду с военной операцией в Афганистане. Ведь тогда Германия снова ввяжется в асимметричную войну с непредсказуемыми последствиями, неясными целями и невысокими шансами на успех. Никто же не готов серьезно утверждать, что силы ИГ могут быть побеждены в результате одних лишь ударов с воздуха. Кроме того, решившись на военную операцию в Сирии, Германия окажется в той колее ближневосточной политики, которая до сих пор вела только к появлению новых проблем, а не к решению имеющихся.

Зачем Меркель этот риск?

В обычной ситуации французскому президенту пришлось бы в ответ на согласие Германии сделать навстречу Берлину какие-либо политические шаги. Но новый курс Франсуа Олланда во многом противоречит позиции правительства ФРГ. Так, его готовность идти на поводу у президента Путина конфликтует с четкой политической линией Меркель по украинскому вопросу, которая будет нарушена в том случае, если Путин станет партнером Франции в борьбе с ИГ.

Кроме того, под предлогом борьбы с террором Париж сейчас окончательно отказывается от мер экономии в еврозоне, которые проповедует Берлин. Ну а в вопросе с беженцами - т.е. там, где Ангеле Меркель как раз очень помогла бы поддержка Франции - французский премьер-министр Манюэль Вальс уже повернулся к ней спиной, заявив, что принять еще больше беженцев в Европе уже не представляется возможным.

Может быть, солидарности бывает иногда слишком много? Или существует ложная солидарность? Или Ангела Меркель верит в так называемую "войну с террором"? Политические последствия такой войны могут оказаться крайне серьезными для Германии. Особенно, если учесть неясные шансы на успех и вспомнить одну библейскую мудрость: "кто любит опасность, тот впадет в нее". Она очень подходит для трясины ближневосточной политики.

Автор: Барбара Везель, обозреватель DW

Реклама