Запретная зона: кино из Фукусимы | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 10.03.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Запретная зона: кино из Фукусимы

Немецкая кинематографистка Дорис Дёрри часто бывает в Японии. О своем новом фильме, снятом в запретной зоне в окрестностях Фукусимы, она рассказывает в интервью DW.

Режиссер Дорис Дёрри и исполнительницы главных ролей в фильме Привет из Фукусимы Розали Томас (в центре) и Каори Момои

Режиссер Дорис Дёрри и исполнительницы главных ролей в фильме "Привет из Фукусимы" Розали Томас (Rosalie Thomass) (в центре) и Каори Момои

DW: В вашем новом фильме "Grüße aus Fukushima" ("Привет из Фукусимы"), выходящем в кинопрокат в Германии 10 марта, молодая немка, озабоченная поисками своей идентичности, едет в зону бедствия в районе атомной электростанции в японском городе Фукусима. Вы сами ездили туда в 2011 году по прошествии всего шести месяцев после аварии и еще раз несколько лет спустя уже со съемочной группой. Что изменилось за это время в регионе?

Дорис Дёрри (Doris Dörrie): Беда в том, что практически ничего не изменилось за исключением того, что там теперь все аккуратно убрано и расчищено. Однако отрезок земли длиной 500 километров, полностью опустошенный, остался. О чем часто забывают: регион всего за 20 минут пострадал от двух стихийных бедствий: землетрясения с цунами и катастрофической аварии на ядерном реакторе. Во время моей первой поездки в район Фукусимы я познакомилась с эвакуированными, размещенными во временных убежищах. И они до сих пор там. В этом смысле вообще ничего не изменилось.

Кадр из фильма Привет из Фукусимы

Кадр из фильма "Привет из Фукусимы"

- Некоторые из эвакуированных людей, в основном, пожилые женщины, снялись в вашем фильме.

- Да, это было замечательно. Это было действительно очень трогательно и мило, что они захотели участвовать в съемках и делали это с восторгом и благодарностью. Фильм как таковой был, вероятно, для них не столь важен, как сам факт нашего присутствия. Для них съемки были хоть каким-то развлечением.

-Как вам удалось уговорить съемочную группу поехать в запретную зону?

- Сначала и я боялась ехать в запретную зону, всегда держала при себе счетчик Гейгера и, разумеется, перечитала массу информации на этот счет. Наконец, я подробно обсудила все с одним экспертом по радиации, потому что ни в коем случае не хотела приглашать съемочную группу, включая актеров, в этот регион без гарантии полной безопасности для них, и для себя тоже.

- Миллизиверт, миркозиверт, беккерель…

- Да, все эти единицы измерения и отличия между ними я тоже выучила заново. Знала их в связи с Чернобылем, а потом забыла. И вообще я много чего узнала: например, что уровень радиации в воздухе там такой же высокий, как в Мюнхене, что почва по-прежнему заражена, несмотря на то, что ее снимают слоями и собирают в полиэтиленовые пакеты, которые потом так и стоят где-то.

- С рабочими, которые удаляют зараженную землю, вы и ваша съемочная группа жили вместе во время работы над фильмом. Должно быть, странное было ощущение?

- Да, на самом деле очень странное. Наша "гостиница" представляла собой контейнеры, где жили рабочие, приехавшие в зону со всей страны, чтобы снимать загрязненные 15 сантиметров грунта на 500-километровом участке. Рядом с нашим "отелем" был еще крематорий, два борделя и супермаркет - и больше ничего, пусто, как на Луне. Такая вот общность судьбы на протяжении семи недель производила очень странное ощущение. По утрам все разъезжались по своим делам - рабочие с экскаваторами копать землю, а мы - на съемки.

Кадр из фильма Привет из Фукусимы

Кадр из фильма "Привет из Фукусимы"

- Какое впечатление произвели на вас жители этого лунного ландшафта?

- Их трагедия явно чувствовалась - будь то среди рабочих, эвакуированных в убежищах или кассирш в супермаркете. Даже после пяти лет очень тяжело.

- В фильме "Привет из Фукусимы" вы рассказываете о необычной дружбе двух очень сильных, но очень разных женщин. Одна из них - пожилая гейша. Кто вдохновил вас на этот персонаж?

- В газете "Нью-Йорк Таймс" я прочитала о гейше Цуяко Ито из Камаиси, городе, также разрушенном цунами. После катастрофы, уничтожившей также ее кимоно и музыкальные инструменты, она, уже находясь во временном убежище, очень расстраивалась из-за того, что будет потеряна ее песня, "Рыбацкая песня". Каждая гейша хранит свое собственное культурное наследие и свою собственную музыку. Тогда три юные гейши из Токио поехали к Цуяко Ито и научились у нее исполнению этой песни. Ито вдохновила меня не только на создание образа главной героини фильма, в нем снялись и три молодые гейши, которые не дали умереть этой частичке музыкальной традиции. Это тоже важная тема в моем фильме - сохранение традиций.

- Вы очень любите японскую культуру. Сняли в Японии уже четыре фильма. Почему именно Япония?

Дорис Дёрри

Дорис Дёрри

- Если бы я знала… Наверное, меня восторгает одновременность двух совершенно противоположных ощущений: с одной стороны чувствуешь себя там абсолютно как дома, а с другой стороны - совершенно чужой. Это и вызывает во мне восхищение и восторг.

- А есть ли хоть что-то общее между немцами и японцами?

- Есть много общего. Например, закомплексованность, характерная и для немцев. Или довольно иррациональная любовь к музыке и культуре, которая вдруг проявляется с невиданной силой, тоже вполне немецкая черта. Но есть и много чего такого, что настолько отличается от привычного для нас, что это не понять и после 25-го по счету посещения Японии. Есть вещи, которые всегда будут чуждыми. Но мне нравится эта инаковость, она меня обогащает.

Смотрите также:

Контекст

Реклама