″Зал ожидания″, ставший родиной | История | DW | 29.11.2012
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

"Зал ожидания", ставший родиной

Не пункт назначения, а промежуточная станция - такую функцию выполнял Лиссабон для тех, кто спасался от Холокоста. Но некоторые все же предпочли здесь остаться.

Рут Аронс сегодня

Рут Аронс сегодня

Для евреев, бежавших из нацистской Германии, Лиссабон стал своего рода перевалочным пунктом, из которого они морским путем отправлялись в США и другие страны. Но некоторые беженцы так и остались в городе на Тежу. В их числе - Рут Аронс (Ruth Arons), родившаяся в Берлине.

В дальний путь

Эта небольшая черно-белая фотокарточка сделана в 1935 году. На ней - 13-летняя Рут Аронс вместе со своей младшей сестрой Эллен (Ellen). Девочек разместили на заднем сиденье кабриолета, который везет их в незнакомую страну под названием Португалия.

Рут и Эллен Аронс. 1935 год

Рут и Эллен Аронс. 1935 год

"Когда наш автомобиль тронулся, я испытала облегчение, но в то же время сильно волновалась", - произносит 90-летняя Рут, убирая со лба непослушную прядь серебристых волос.

Мы сидим в ее квартире - небольшом гнездышке, свитом в типовой многоэтажке, возвышающейся в элегантном лиссабонском районе Аморейрас. Беседуя, Рут переходит то на немецкий, то на португальский. Два языка - и оба для нее родные. В доме множество книг: тут и романы немецких классиков, и энциклопедия Brockhaus, и философские произведения, и политические книги, и даже поваренная книга, которой пользовалась еще ее бабушка.

Рут помнит чудесные запахи бабушкиных блюд. Бабушке удалось вырваться из нацистской Германии лишь в ноябре 1938 года - после первых организованных по всей стране еврейских погромов.

Без иллюзий

Рут Аронс и сегодня не может забыть, как 1 апреля 1933 года, всего два месяца спустя после прихода Гитлера к власти, еврейским предприятиям, магазинам, врачебным практикам, адвокатским конторам по всей Германии был объявлен бойкот. "Моему отцу, адвокату, тогда сразу запретили работать, - вспоминает Рут. - Атмосфера была в то время ужасная, мы жили, словно на пороховой бочке".

Рут было тогда всего десять лет, но и ее, ребенка, дискриминация не обошла стороной. "Родители были вынуждены перевести нас с сестрой из гимназии в школу для девочек при католическом монастыре, - рассказывает она. - Но и там, как потом оказалось, школьницам-немкам запрещалось общаться с еврейскими девочками. И я была безумно счастлива, когда мы, в конце концов, выехали из Германии".

Беленская башня в Лиссабоне

Лиссабон - "гавань надежды" для многих евреев, бежавших от Холокоста

В отношении нацистов у отца Рут не было никаких иллюзий. Прочитав книгу Гитлера "Майн кампф", он понял: пока есть возможность, надо бежать. Долгий путь в Лиссабон - он составил три тысячи километров - семья совершила на автомобиле.

Новая жизнь

В отличие от Берлина, в португальской столице царили мир и спокойствие. Когда Рут с сестрой и родителями прибыли туда, число беженцев, ожидавших получения виз на въезд в другие страны, составляло в городе всего 600 человек. Десятки тысяч спасающихся от нацизма людей заполонят Лиссабон четырьмя годами позже - когда Германия оккупирует Францию.

Аронсы сразу полюбили этот город - за его мирную атмосферу, за звучавшую отовсюду музыку, за безоблачное небо и яркое солнце, за белокаменные дома, за доброжелательность португальцев, за минимум бюрократии.

Рут и ее сестру Эллен родители записали во французскую школу. Девочки еще в Берлине учили французский, и знание этого языка на первых порах помогало им освоиться в незнакомой стране. Одноклассницы-португалки приняли их, как своих. Новые подружки искренне поражались, когда Рут и Эллен рассказывали о том, как их дискриминировали в Германии. Они такое понять не могли.

Семья Аронс так и осталась в Лиссабоне. После школы Рут поступила в университет. А когда окончилась война, девушка вышла замуж и получила португальское гражданство. Рут была участницей движения, выступавшего против режима португальского диктатора Салазара. С одной стороны, во время Второй мировой войны он проводил политику "среднего пути", поддерживал и антигитлеровскую коалицию, и немецких нацистов. С другой стороны, Салазар не желал, чтобы еврейские беженцы получали вид на жительство в его стране.

Повороты судьбы

Участником борьбы против диктатуры в Португалии стал и сын Рут - Альберту Аронс де Карвальо. В начале 1970-х годов он вместе с высланным из страны оппозиционером и будущим президентом Португалии Мариу Соарешом участвует в создании Португальской социалистической партии.

Альберту Аронс де Карвальо

Альберту Аронс де Карвальо

Причем основана она была в западногерманском городе Бад-Мюнстерайфеле - при поддержке немецких социал-демократов во главе с тогдашним канцлером ФРГ Вилли Брандтом (Willy Brandt). Произошло это в 1973 году. А год спустя в Португалии свершилась "революция гвоздик", положившая начало демократизации страны.

Рут Аронс, также вступившая в эту партию, становится руководителем администрации района Сан-Мамеде в округе Лиссабон. Получается, она как бы "приняла эстафету"? Ведь брат ее деда, немецкий ученый и участник профсоюзного движения в кайзеровской Германии Леон Аронс (Leon Arons), тоже был социал-демократом.

Рут лишь с улыбкой разводит руками, когда такое слышит. Но, в любом случае, немецкая часть семейной истории для нее очень важна. Хотя, как признается Рут, Германия для нее сегодня - чужая страна. "Моя родина - Португалия, - говорит она. - Я люблю Лиссабон. И мне нравится жить в этом городе, на этой улице, рядом с этими людьми".