Вахтанг Кикабидзе: Я ненавижу герб Советского Союза | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 20.06.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Вахтанг Кикабидзе: Я ненавижу герб Советского Союза

Вахтанг Кикабидзе с 2008 года ни разу не был в России в знак протеста против российско-грузинского конфликта. Жанна Немцова встретилась с легендарным актером в Тбилиси.

Вахтанг Кикабидзе во время интервью с Жанной Немцовой

Вахтанг Кикабидзе во время интервью с Жанной Немцовой

Гость "Немцова.Интервью" - Вахтанг Кикабидзе, легендарный грузинский певец и актер. Был участником музыкального коллектива ВИА "Орэра". Наибольшую известность в СССР ему принесли роли в фильмах Георгия Данелия "Не горюй" и "Мимино". После российско-грузинского конфликта в 2008 году он отказался от поездок в Россию.

Вахтанг Кикабидзе рассказал Жанне Немцовой о своей радости от распада СССР и о том, при каком условии он снова поедет в Россию.

Жанна Немцова: Владимир Путин много раз говорил о том, что распад СССР - это величайшая геополитическая катастрофа 20-го века. Стал ли распад Советского Союза катастрофой для Грузии?

Вахтанг Кикабидзе: Да. Всю эту обиду за развал он (Владимир Путин. - Ред.) решил на нас выместить. Еще большие неприятности у нас впереди, такое у меня ощущение. Как будто нас кто-то проклял, и чем это кончится - неизвестно. Если нас вовремя не примут в это НАТО, Грузия может исчезнуть.

- Когда распался Советский Союз, как вы к этому отнеслись?

Вахтанг Кикабидзе во время интервью с Жанной Немцовой

Вахтанг Кикабидзе во время интервью с Жанной Немцовой

- Очень обрадовался. Даже стол накрыл. Ребята сидели, гуляли и очень сильно напились тогда, я помню. Такие необычные истории рассказывали, все связанные с этим событием. Наверное, если бы он не распался, они в жизни бы рта не открыли. Это, конечно, был шок, но мы уже чувствовали, что это должно произойти. Но все равно, когда ты в этом котле варишься всю жизнь с детства, представить трудно, что такую огромную махину можно так разнести в пух и прах. Но Россия опять к этому идет, по-моему.

- Вы в одном из интервью говорили о том, что в СССР была духовность. Почему вы так считаете?

- Я ненавижу герб Советского Союза, серп и молот. Это же надо было, какие мозги должны были быть у нас, чтобы такой герб страны придумать. Это все было связано с, извините за выражение, хреновой жизнью этой огромной страны. Но все-таки люди друг друга больше уважали. В то время.

- Чем сейчас?

- Чем сейчас, да. Духовность была. Мы даже не задумывались, почему, но мы знали, что мы обязаны в этой стране жить. Но раз, допустим, один таджик, другой еврей, третий… они должны все-таки друг друга уважать. Мы так росли. Все остальное было очень плохо. Очень.

- А вы были антисоветчиком? Можно было вас назвать антисоветчиком?

- Я никогда в комсомоле не был, например. Я не был в партии. Меня в 50 лет пригласили в первый раз, чтобы я вступил в партию. Я понял, что куда-то хотят меня назначить. Я говорю: "Знаете, я в комсомоле не был. Тезисы не могу я учить, чтобы вступить. Уже старый я, говорю, мне 50 почти было".

- А как вам удалось избежать того, что вы не были членом комсомола и членом партии? Ведь это довольно сложно было?

- Да, сложно было, конечно. Например, я как-то читал, мне дали почитать досье, которое обо мне в КГБ было.

- Что, кстати, было про вас написано?

- Там было написано: "Вахтанг Кикабидзе любит рассказывать антисоветские анекдоты".

- Вахтанг Константинович, вы заговорили о войне. В этом году десятилетие "пятидневной войны" с Россией. Можно ли было избежать вооруженного конфликта?

- Нельзя, много лет этот регион дергали, били, стреляли. Гадости там происходили, понимаете? В 35 км от Тбилиси в стороне гор натянута проволока, а за ней ходят российские военные. Солдаты-то ни при чем. Им приказывают, а они делают. Каждый месяц эта проволока передвигается, идет такая ползучая аннексия. Человек здесь живет, а за проволокой у него похоронена жена. Он не может пойти на могилу, не может помолиться в церкви. Все время два-три человека пропадают, потому что они якобы нарушили границу. Какую границу? Это исконная грузинская наша земля. В ту разборку попал Миша Саакашвили, потому что он, видно, поверил, что, если мы начнем защищаться - нас поддержат.

-Вы думаете, Грузия может вернуть контроль над территорией Абхазии и Южной Осетии? Это реалистично?

- Я в свое время в одном интервью сказал: "Если Владимир Путин решит этот вопрос, то его портрет в каждом доме будет висеть".

- То есть ключ к решению проблемы в руках у Путина.

- У Путина, конечно.

- Вы десять лет не ездили в Россию. Это связано с войной 2008 года. При каком условии вы поедете в Россию?

- Я говорил в одном интервью, что готов приехать в Россию, если эти "баскетболисты"  - Путин и Медведев - уйдут из политики. Я очень люблю эту страну. Там умеют слушать песни, смотреть кино. Я не думаю, что такой ажиотаж будет вокруг меня из-за этого. Я сказал, что не хочу этот орден получать (в 2008 году Вахтанг Кикабидзе отказался от Ордена Дружбы. - Ред.), я отказался. Я всегда говорю, что я не могу петь человеку, который меня бьет, а я не могу ответить. Потом очень многие мои знакомые сказали: "А что тебе, видишь, все ездят, все поют". А я не могу. Мне будет неудобно смотреть детям и внукам в глаза.

- Каждый человек, наверное, все время планирует что-то в жизни и всегда думает, что вот ему нужно сделать еще что-то обязательно в профессиональном плане или в личном. Что важно для вас сделать в вашей жизни? Добиться, сделать?

- Я заканчиваю книгу. У меня правнучка есть, шесть лет. А мечта у меня дожить до того дня, чтобы увидеть, что она замуж вышла и мне очень интересно, за кого она выйдет. Очень хочется, чтобы в Грузии был мир. Чтобы что-то изменилось в хорошую сторону и люди начали опять друг к другу относиться так, как они относились раньше.

Чтобы политика не играла главную роль в нашей жизни. Устали люди очень. Потому что Грузия, в общем-то, добрая страна и народ добрый. Но из-за своей бесшабашности они очень многое теряют в жизни. Гостеприимный народ, красивая страна, хорошая земля, много воды. Что еще надо? Надо, чтобы управляли ею хорошо. И думали о людях, а не о себе.

Полная версия интервью:Жанна Немцова и Вахтанг Кикабидзе

Смотрите также:

 

Контекст

Ссылки в интернете